ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ответ перед высшим судом
Dead Space. Катализатор
Перевертыш
Зови меня Шинигами
Питер Пэн должен умереть
Хронолиты
Lagom. Секрет шведского благополучия
Держать строй
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
A
A

– Да, вместе. Два азербайджанца и два армянина. И еще был какой-то русский. Большой такой, лысый.

– Имени его не слышал?

– Нет, его имя они не называли.

– А почему застрелили старика?

– Он узнал кого-то из армян. Произнес его имя, и тогда азербайджанец его сзади убил из автомата.

– Все они так, – громко сказал лежавший рядом инвалид без ноги, видимо, потерявший ее на фронте, – продажные твари.

– Не мешай, – строго произнес Джафаров, – видишь, мы работаем. Поэтому я и приехал сюда, чтобы таких негодяев выводить на чистую воду. Народ воюет, а они торговлей занимаются.

– Не торговлей, – снова возразил этот несчастный Новрузов.

– А чем? – очень тихо спросил Джафаров.

– Они шли в сторону границы. У них были большие рюкзаки. Спрашивали про посты. В горах так обычно перевозят наркотики.

– Много говоришь, – нахмурился Джафаров. – Значит, азербайджанца Омаром звали? Описать его можешь?

– Среднего роста, с черными усами, все время улыбался. А второй маленького роста, весь заросший был. Его лица не разглядел.

– Втянул ты нас в историю, – прошептал Джафаров. – Ладно, ты поправляйся, а я постараюсь найти этих предателей. Может, они проводниками были. Я к тебе еще зайду.

Не обращая внимания на тяжелое молчание в палате, он быстро вышел за дверь. «Весь день испорчен», – подумал он. Нужно будет все-таки заехать домой, побриться. А потом к начальнику отдела – докладывать об этом убийстве старого чабана. Неужели парень прав и там были вместе азербайджанцы и армяне?! В самом факте не было бы ничего необычного десять лет назад. Но сейчас… Когда идет война между их странами, когда в Нагорном Карабахе не осталось ни одного азербайджанца, это более чем странно. И почему они шли к границе? Он знал, что в последнее время на северо-западе республики участились случаи перехода армяно-азербайджанской границы. Несмотря на войну, торговцы и контрабандисты делали свой выгодный бизнес, доказывая, что нажива и прибыль не зависят от понятия чести и патриотизма. Бандиты были «настоящими интернационалистами» в таком деле, не гнушаясь контрактами с воюющей стороной. Часто через пограничный Казах даже продавали бензин в соседнюю Армению, а затем армянские танки на азербайджанском бензине шли расстреливать азербайджанские деревни. Порядочные люди, протестующие вообще против этой бессмысленной братоубийственной войны, не могли понять, как можно торговать не только бензином, но и оружием (на войне!), обмениваться трупами убитых, продавать за деньги заложников. Общая атмосфера безнравственности делала людей циниками и мародерами.

Джафаров, потерявший недавно на войне родственника, искренне возмущался этими фактами, но понимал, что бороться против подобного бессмысленно. У бандитов были большие связи и с той и с другой стороны.

Правда, на этот раз события происходили на юге республики, непосредственно у иранской границы, и теперь уже от него зависело расследование этого дела. Он понимал, что шансов почти никаких, но его профессиональная гордость не позволяла отступать. И он помнил тяжелое молчание всех шестерых инвалидов в той больничной палате, словно заранее презирающих его трусость и попустительство.

Побрившись, он поехал докладывать начальнику отдела. Его непосредственный руководитель – Имран Кязимов – работал в органах прокуратуры около тридцати лет и всегда отличался от своих более резких коллег каким-то непонятным спокойствием и добродушием. Может, всему виной была его тучность. Кязимов давно перешел стокилограммовую отметку и, по слухам, полнел каждый год на два-три килограмма. Несмотря на военное время, работники прокуратуры жили куда лучше обычных граждан, ибо общая атмосфера вседозволенности и бесконтрольности позволяла им закрывать любое уголовное дело, получая за это приличные отступные. За последние три года в республике сменилось пять высших руководителей, среди которых было три президента, и уже это обстоятельство делало прокурорский надзор фикцией, превращая его в бессмысленную суету.

Кязимов слушал своего подчиненного молча, он любил, когда следователи могли выговорить все, что хотели сообщить по данному делу. И лишь когда Джафаров закончил, он тяжело задышал, доставая сигареты. Врачи давно запретили ему курить, но он, привыкший дымить в своем кабинете, не обращал внимания на угрозы эскулапов и жалобы своей супруги.

– Значит, были азербайджанцы, – нахмурившись, уточнил Кязимов.

– Парень утверждает, что были. Даже дает описание внешности. Одного звали Омар. Согласитесь, с таким именем армянина быть не может, – доложил Джафаров.

– Конечно, не может, – задумался Кязимов. – Где это произошло, можешь показать на карте?

– Конечно, – Джафаров подошел к большой карте республики, висевшей за спиной Кязимова, – вот приблизительно здесь, почти у самой границы.

– Интересно, – задумался Кязимов, – я ведь сам из этих мест.

– Не знал, – кивнул Джафаров, – я вообще всегда мало интересовался, кто из какого района.

– Поэтому ты до сих пор только следователь, – добродушно заметил Кязимов, – а пора бы уже знать, что в Азербайджане главное – родиться в нужном месте. И в нужное время.

– Ничего не поделаешь, – засмеялся Джафаров, – второй раз родиться я уже не смогу.

– Не зарекайся, – усмехнулся Кязимов, – я знаю немало деятелей, которые умудрялись даже менять паспорта с местами своего рождения, угадывая под очередного лидера.

– Это не для меня.

– Знаю, – засмеялся Кязимов.

Джафаров вернулся на свое место, сел за стол напротив Кязимова.

– Дело в том, что в Карабахе и в районах вокруг него в основном живут шииты[Шииты – одно из двух основных течений в мусульманской религии. В основном проживают в Иране, Азербайджане, Ираке, частично в Пакистане, Афганистане, Туркмении, Таджикистане. ], – напомнил Кязимов, – и людей с именем Омар среди местных очень легко отыскать. Там всего три деревни, где живут сунниты. Поэтому твоя задача сильно упрощается. Если убийца местный, а неместные вряд ли бы так хорошо ориентировались в горах, то его несложно найти.

– Понял, – загорелся Джафаров, – я как-то об этом не подумал.

– Возьми командировку и поезжай туда, – разрешил Кязимов, – я сам доложу заместителю прокурора республики. Согласие, считай, я тебе дал, но действуй осторожно. Вполне вероятно, что перебрасывали наркотики, а это дело грязное, пусть им милиция занимается – у нас и без того работы хватает. Если подтвердится, что такой человек действительно проживает в районе, хватай его за шиворот и вези сюда. Во время войны таким делом занимается, мерзавец. Мы все, конечно, не святые, но своих детей этой гадостью не травим. Знаешь, как выросло за последнее время потребление наркотиков среди молодежи? Мне Исаев рассказывал, сколько в милиции дел, страшно сказать.

Исаев был начальник отдела прокуратуры надзора за следствием в органах милиции. Их связывала с Кязимовым многолетняя дружба.

– И потом, ты только подумай, какая наглость! – продолжал возмущаться Кязимов. – Война идет, а они своим бизнесом занимаются! Старший, который ни азербайджанцем, ни армянином не был. Им нужно серьезно заняться. Может, это иностранец. Если он говорит по-русски, это совсем не значит, что он русский. Нужно состыковаться с местной госбезопасностью, может, у них есть какие-нибудь сведения. Ты поезжай, а я попрошу Велиева позвонить в Министерство национальной безопасности. Пусть дадут задание своим на месте, чтобы все подробнее выяснили. Если что-нибудь узнаешь, сразу мне докладывай, а я сам позвоню руководителю районной администрации. Эльдар Касумов очень хороший парень. Я его много лет знаю. Он тебе поможет.

– Спасибо, – начал собирать бумаги Джафаров.

– Будь осторожен, – посоветовал на прощание Кязимов, – сам знаешь, какая сейчас ситуация. Никому не доверяй. Раз они так нагло действовали – значит, имеют своих осведомителей и в милиции, и в госбезопасности. Там прокурор района новый, его перевели недавно из Гянджи. Я его хорошо не знаю, поэтому будь с ним поаккуратнее. Говорят, он человек самого премьера, но никто более определенно сказать не может.

7
{"b":"831","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как запомнить все! Секреты чемпиона мира по мнемотехнике
Любовница маркиза
Очарованная мраком
Подземный город Содома
Эльф из погранвойск
Глиняный колосс
Видящий. Лестница в небо
Тень иракского снайпера