ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Так, так, — отозвался академик, ласково глядевший на Володю. — А ты-то у нас настоящий герой. Сообразил, что первым делом мой маяк надо чинить, а не со сквирлами в рукопашную вступать.

Володя скромно потупил взгляд, но тут же серьезно спросил:

— Сколько же наших погибло в ту ночь?

— Семеро, — отозвался полковник.

— А из двух автоматов стрелял, ну, я видел тогда, у казармы…

— Без головы? — уточнил полковник.

— Да, — отозвался Владимир.

— Это Сашка Денисенко был. Его к Звезде Героя представили. Посмертно.

— Ну, царство ему небесное, — грустно откликнулся Володя.

— А нас с тобою, — и Зубцов задорно подмигнул Владимиру, — наградили медалью «За отвагу». А она ордена стоит, эта медаль-то. Ее не каждому дают.

Владимир, заметно смутившись, сказал:

— Ну, меня-то за что? Это же вы и маяк починили, и меня, выходит, спасли.

— Брось, брось, не прибедняйся, — горячо запротестовал полковник, надвигаясь на Володю. — Ты же в яму сам спрыгнул, на верную смерть. Чтобы лошадиного гада в ловушку заманить?

— Ну мне ведь так и так не выжить было, — откликнулся Володя. — Ну да, решил, чтобы хоть с пользой.

— Ну то-то, — кивнул Зубцов. — А маяк-то мы с тобою вместе отремонтировали. Ты половину проводов скрутил, я половину скрутил. Верно?

— Верно, — согласился Володя.

— Ну, значит, ты теперь настоящий герой. На законных основаниях. Носи с гордостью, — сказал Зубцов и, пожав Володе руку, приколол ему прямо на пижаму красивую и праздничную медаль. — Да, — добавил он несколькими секундами позже, с лукавой улыбкой на широком лице, — а ты еще ни газет не читал, ни радио не слушал за эти две недели?

— Нет, — с некоторой тревогой в голосе отозвался Владимир. — А что, какие-то изменения?

— Это еще очень мягко сказано «какие-то изменения», — добродушно передразнил Володю Зубцов. — Так ты, стало быть, про силлуриан еще вообще ничего не слыхал?

— Про каких еще силлуриан? — поинтересовался уже ничего, как после контузии, не понимающий Владимир.

— Ну да ладно, — отозвался полковник, явно довольный произведенным эффектом. — Это тебе уже академик расскажет. А я побежал, старик. Извини — дела. А медаль-то ты заслужил, — Зубцов, пожав Владимиру руку, тронул кончиком пальца золотистый знак. — Так что носи с гордостью. Ну, бывай!

Зубцов легонько — больной все-таки — похлопал Володю по плечу и, попрощавшись с академиком, вышел.

Академик же, поздравив Владимира с правительственной наградой, принялся рассказывать о событиях прошедших двух недель, ставших для Земли поистине судьбоносными. Бадмаев рассказывал долго и подробно — беседа продолжалась больше часа, пока медсестра не стала грозить охранником, которого якобы имела полное право вызвать, чтобы посетитель, академик то есть, не мешал процессу выздоровления больного. Когда же Петр Семенович наконец ушел, Владимир постарался собрать у себя в голове картину событий, которые он проспал. И выглядели они вот как.

Через два или три дня, после того как контуженый Владимир был доставлен в больницу, на нашу планету, и не куда-нибудь, а на площадь перед ООН, приземлилась самая настоящая летающая тарелка. Прилетевшие, — а то, что они не были зафиксированы никакими земными радарами, невольно наполнило землян уважением — оказались вполне нашими братьями по разуму и сестрами по внешнему виду. Из летающей тарелки вышла целая делегация наделенных самыми высокими полномочиями инопланетных дам, которые заявили, что они, мол, с планеты Силлур и, обнаружив в космосе запущенную с Земли давным-давно, еще в романтическом XX веке, капсулу с посланием разумным существам, расшифровали ее и вот решили нанести нам визит. Не то чтобы пролетая мимо, а весьма основательно к нему приготовившись. Они даже говорили на английском без признаков неземного акцента — подготовились, стало быть, на самом деле, недурно. Разумеется, земляне оказали им самый радушный прием. Была даже пресс-конференция, на которой журналисты разных стран задавали дамам самые каверзные, порою провокационные вопросы. К примеру, когда Сэйлу, возглавлявшую делегацию и представившуюся как «нечто вроде министра иностранных дел Силлура», спросили, отчего в их делегацию входят одни женщины, к тому же весьма миловидные, и всегда ли, мол, силлурианские мужчины отпускают своих жен одних так далеко, она в том же шутливом тоне ответила, что так как, по их сведениям, на Земле всем заправляют преимущественно мужчины, то Свободная Республика Силлур решила как раз по этой причине делегировать на Землю привлекательных женщин, дабы произвести на власть имущих землян наиболее благоприятное впечатление и уж во всяком случае избежать всегда, увы, вероятных при первом контакте двух рас вооруженных инцидентов. И что это, мол, на Силлуре древняя практика — типа земной открытой ладони, — если на планете матриархат, посылать привлекательных мужчин, а если как на Земле, то миловидных женщин. Тогда же Сэйла с милой улыбкой и как бы между делом сказала, что на Силлуре не привыкли ходить в гости без подарков, и потому, мол, она привезла, как Санта-Клаус — это ее слова, она именно так и сказала — как Санта-Клаус, — в своем мешке лекарство от рака и от СПИДа для своих новых друзей. Разумеется, такое заявление мгновенно облетело весь мир и имело эффект разорвавшейся бомбы. Медики, а также скептики всех мастей опасались, что они просто дадут страждущим землянам энное количество флакончиков и выставят свои условия для продолжения поставок препарата. Или будут разграблять для этого ресурсы, или вообще аннексируют часть территории нашей планеты. Ничего подобного — силлуриане передали землянам в торжественной обстановке две толстые книги в кожаном переплете розового цвета — на Силлуре, оказывается, полно розовых зверей, — написанные на идеальном английском. Эти книги показывали все каналы телевидения мира во всех ракурсах, так что желающие насмотрелись вдоволь. Одна называлась: «Метод излечения рака»; а другая — «Способ исцеления СПИДа». И вот в этих книгах, используя как основу последние открытия в области медицины самих землян — чтобы дальнейшее было постижимым, — шаг за шагом излагались, ясно и понятно — разумеется, понятно для светил науки — методики излечения названных выше болезней. При этом силлуриане не зря даже назвали книги чуть по-разному — если в случае СПИДа они обещали исцеление, то для раковых больных — излечение. Дело в том, что СПИД по предложенной методике исцелялся полностью и на любой стадии без следа и осложнений. А вот в случае рака Силлур обещал снизить смертность до 10–15 процентов даже в самых запущенных случаях, суля при этом отсутствие рецидивов заболевания аж до 80–85 лет. В более же позднем возрасте, по теории Силлура, рак так же как и сердечные заболевания, являлся естественным способом прекращения жизни, и тут наши милосердные сестры по разуму, увы, не могли предложить ничего нового. Но и это, согласитесь, было более чем королевским подарком. Гости с Силлура привезли и сами медицинские средства, являющиеся конечным плодом их теорий, и медики всего мира тут же приступили ко всем возможным видам испытаний, включая клинические. Добрая Сэйла настояла на том, чтобы текст книги был полностью размещен во Всемирной земной компьютерной сети, чтобы ни у одной страны или фармакологического концерна не возникло соблазна монополизировать здоровье миллионов страдальцев, заставляя богатых платить бешеные деньги и оставляя бедных умирать без медицинской помощи. В общем, Сэйла вела себя так, что ее нельзя было не полюбить, и потому, когда поступили — уже через несколько дней, между прочим, — первые положительные результаты — средство для лечения СПИДа оказалось столь же быстродействующим; сколь и эффективным, а Сэйла попросила созвать внеочередную сессию ООН, земляне, разумеется, просто не могли ей отказать.

Вот тут-то Силлур и выступил с идеей долгосрочного военного союза, и, так как Земля все еще не была единым государством, законодателям в ООН пришлось изрядно попотеть, придумывая принципиально новые формы подобного договора. Но, если не вязнуть в мелочах, смысл был прост — Земля с радостью подписала условия этого самого военного союза, заключенного против, как там было сказано, всяких «разумных и неразумных существ, ведущих военные действия в той или иной форме против одной из договаривающихся сторон». Земля, в лице Совбеза ООН, с особенным воодушевлением принявшая положение о «неразумных, ведущих военные действия существах», уже потом, после подписания, скромно сообщила о вторжении так называемых сквирлов, опасаясь, как бы прекрасная Сэйла не возмутилась, что ее не поставили в известность прежде подписания договора. Не тут-то было — наша гостья была добра и невозмутима, как воспитательница младшей группы детского сада в отношении своих подопечных. Она сказала (этого никто не видел, заседание было закрытым, а вот стенограмму цитировали все, кому не лень), что «Силлур всегда готов выполнять свои союзные обязательства и даже рад случаю продемонстрировать свою добрую волю». И что землян вовсе «не должно смущать то, что нашествие сквирлов началось раньше момента подписания договора, — действие договора распространяется на любые конфликты, вне срока их возникновения». Силлур, мол, «знал, на что шел, подписывая договор, и рад будет показать, на что он готов ради столь симпатичных ему новых друзей и союзников». Вот так вот. Сэйла взяла три дня на ознакомление с материалами, посвященными атаковавшим Землю существам, а затем выступила с предложением прислать инструкторов и помочь с вооружением. Сэйла пообещала, что в каждое крупное объединение землян будет направлен военный консультант и отгружено, как она выразилась, «несколько единиц оружия, эффективного против агрессивных существ». Как сказала Сэйла, напавшие на Землю существа хорошо известны на Силлуре, отметив, что на их планете давно известны действенные приемы борьбы с ними. Даже удивительно, добавила Сэйла, что за всю обозримую историю земляне впервые встречаются с подобной напастью, обычной в их части галактики. В общем, как сказал Владимиру Бадмаев, она всех утешила — и политиков, и военных, только что сопли не вытерла своим силлурианским платочком. Сам же академик, как заметил Володя, был настроен по отношению к нашим новым друзьям весьма скептически и не скрывал этого. На вопрос Владимира о причинах такого отношения академик сказал:

10
{"b":"835","o":1}