Содержание  
A
A
1
2
3
...
22
23
24
...
100

Володя тоже был среди пришедших на спонтанные народные гуляния. Он захватил с собой подзорную трубу, но она ему не понадобилась — в 23 часа 28 минут по московскому времени из земли выросла Новогодняя Елка. «Christmas Tree» — рождественское дерево. Какая там подзорная труба — Володя стоял в самом центре Красной площади, когда все вокруг озарилось праздничным зеленым светом, как от щедрого залпа салюта, когда его вспышка и в самом разгаре, и в самом зените. Сперва, правда, освещенными оказались лишь стены ГУМа, да — и то до половины — огонь, казалось, накрепко загородили от собравшихся на площади зевак стены Кремля, — но, боже мой, что было потом! Спустя какой-нибудь десяток секунд уже вся стена окрасилась зеленью, а потом, потом — «линия огня» поползла по площади, и когда она добралась до середины видавшей виды брусчатки, до Лобного места, то Владимир увидел, как над Кремлем, новой кремлевской башней, но сияющей чистым изумрудом, дарящим щедрый, даже, казалось, согревающий свет, поднялась долгожданная елочка. Сказать, что она оправдала ожидания, мало, она исторгла непроизвольный крик восторга из груди тысяч увидевших ее москвичей, тульчан, калининградцев, обитателей Белгорода и Орла да и всех прочих жителей европейской территории России. За Уралом любовались на другую елочку, хотя, как написали на другой день газеты, в обычную подзорную трубу из Москвы вполне можно было поглазеть на вершину восточносибирской елки, ну мыслимо ли такое!

А ведь все только еще начиналось. Владимир, как и миллионы москвичей, выбегавших в эту минуту на балконы и во дворы своих домов, думал, что готов к зрелищу — он ведь видел по телевизору американских сестриц этого чуда. А вот ничего подобного — телевизор не передает и малой толики того, что происходит НА САМОМ ДЕЛЕ… На следующий день центральные газеты окрестят это событие «грандиозным салютом в честь вступления Земли в эру межзвездных полетов». Все как-то забудут, что земляне выковали у себя грозное оружие для союзников и что сейчас это оружие несло смерть на какую-то неведомую Земле планету… Вообще от прессы зависит очень многое в осмыслении гражданами того или иного события. Не ошибусь, если скажу, что для девяноста пяти процентов населения — почти все. Пока же елка над восторженно задранными головами стремительно продолжала свой рост; счастливчики, не забывшие захватить из дома фотоаппараты, фотографировались на ее фоне, а то и при ее свете — его было в избытке. И вот уж елка стала именно елкой, а не новой башней Кремля, будто перенесенной в Москву прямо из изумрудного города, и у нее появились — ну это уже совсем сказка — веточки с различимыми почти иголочками. Привезенные дети принялись кричать запоздалое «ура», им вторила молодежь, да и многие граждане зрелого возраста присоединялись к ним своими голосами. Володя тоже, что греха таить, крикнул раза два. У многих в руках оказалось шампанское, как на Новый год, и эти обладавшие соблазнительными бутылками люди, мужчины и женщины, радостно стреляли в воздух, и все угощали всех — незнакомых и знакомых, что окончательно наполнило площадь радостью, возбуждением и ликованием. (Володя и не предполагал, что стал свидетелем великолепно спланированной и осуществленной операции ФСБ под кодовым названием «Бокал». В ней, к слову, не было ничего опасного или пугающего; возможно, это была одна из самых веселых и приятных операций за всю историю этого мрачного ведомства — просто в толпу были внедрены для пущей радости и «недопущения падения рейтинга президента» сотни переодетых в штатское агентов обоего пола, поодиночке и компаниями, которые и открыли в нужный момент бутыли с игристым напитком, угощая всех направо и налево. Шампанское, к слову, также было не отравленным и без каких бы то ни было добавок, оно было отечественного производства, не дорогим, но и не самым дешевым. Разумеется, телевидение передало на всю страну и на весь мир подогретое веселящим напитком ликование центральных улиц российской столицы.) И уж совсем сказочно смотрелись елочные украшения, в виде сияющих золотых, рубиновых, фиолетовых шаров, выросшие вдруг на концах веточек.

Никто, кроме засекреченных «в ноль» ученых, на Земле тогда не знал еще, что так выглядят гравитационные пустоты, образующиеся в точках напряжения при запуске беспилотных ракет этой конструкции. Почему именно беспилотных? Да потому, что и на обычном-то пушечном ядре никто, кроме Мюнхгаузена, не путешествовал, а на этих ракетах перегрузки были такими, что никому не выжить, будь ты хоть трижды космонавт или даже микроб.

Что бы там это ни было — пустоты или там еще что, но смотрелось оно на удивление празднично и радостно. И все следили за изумрудным следом от ракеты восторженными детскими глазами. Ведь как нам, взрослым, недостает порой сказок и чудес! В поисках потерянной «страны детских грез» взрослые дяди и тети частенько пускаются в рискованные путешествия по миру грез наркотических, так сильна порою эта тоска! А тут — без наркотиков и дорогостоящих круизов по неизведанным странам уютная елочка горела в полнеба, наполняя лица и сердца предвкушением самого светлого праздника… Ведь Новый год — это всегда подарки, это вам скажет любой ребенок!

Что же… Будут и подарки… Недолго ждать осталось — меньше месяца… Их Земля получит, как полагается, точно на Новый год, но по старому стилю — в ночь с 13-го на 14 января…

Глава 10

ПРИБЫТИЕ

29 марта 2022 года Володя сидел в своей опустевшей от продуктов — шаром покати что в холодильнике, что на полках — кухне и пытался, наконец, собрать в своей голове картину тех страшных дней — 13, 14, 15 января наступившего года, когда жизнь на Земле закончилась и началось то странное, полуобморочное существование, которое влачило большинство покоренных землян. «Вот тебе, бабушка, и Судный день», — мрачно шутили москвичи, сохранившие чувство юмора, в марте. В ночь же с 13-го на 14 января не шутил никто. Той запредельной, переломной ночью, изменившей к худшему жизнь всякого землянина, Володя остался у своей знакомой, Лены. Она была веселой, рыжеволосой девчонкой, на год младше Владимира, с правильными, хотя и бесхитростными, чертами по-детски конопатого лица. Они с Володей откровенно пьянствовали в ту ночь, и оба, похоже, очень хорошо понимали, во что для них выльется встреча через самое короткое время. Их жаркие поцелуи уже сопровождались вольными блужданиями рук под одеждой друг у друга; да и сидели они на диване; Володя сидел, а Лена так и вовсе расположилась полулежа, полусидя, как загулявшая кошечка ласкаясь телом об руки Владимира. Молодые люди, усугубляя близость с каждой минутой, но и не торопя ее наступление, уже игнорировали все условности пока еще не сброшенной одежды. Было совершенно очевидным для обоих, что остаются считанные минуты до момента, когда дикая и пьяная, необузданная и животная страсть вырвется наружу и управляемая ядерная реакция взаимных ласк выйдет из-под контроля, разразившись иссушающим атомным взрывом.

Владимир же должен был при этом наконец лишиться своей застарелой девственности. А если на собачьем жаргоне, то развязаться. Лена, конечно, не знала таких подробностей о своем молодом человеке. В общем-то, Володя эту Лену не любил — они встретились на собачьей площадке, во дворе, и сегодня решили вместе выпить у Лены дома. А до этого прогуливались вместе со своими четвероногими друзьями часа по два и говорили обо всем. Точнее, Володя рассказывал, а Лена слушала. Она хорошо слушала — это было то немногое, что она умела делать действительно хорошо. Володя с Леном гуляли вдвоем во время сверхмодного сериала — остальные же выводили собак либо перед ним, либо после него. Владимир принципиально не смотрел этот сорт телепродукции. Елена же сказала, что не хочет тупеть А еще через час Володя, оценив интеллект собеседницы, мог бы спросить ее в лицо, не пересмотрела ли она их в детстве, — Лена бы скорее всего даже не обнаружила подвоха, — если бы она не заинтересовала его как мужчину. Она была обычной, в меру статной, в меру кормленой, простой молодой женщиной, не производившей впечатления излишне целомудренной и неприступной. От нее при первой же встрече явственно разило алкоголем, а это всегда резко повышает шансы желающего попытать счастья на личном фронте мужчины. Договорились встретиться на следующий день. Собакой Володи был великолепный тигровый боксер Родион, пса девушки звали Шторм, а по породе он был догом. Собаки — друзья человека и в личных делах. Посетителям собачьих площадок проще простого договариваться о первом свидании, не краснея.

23
{"b":"835","o":1}