ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Владимиру всегда казалось, что у него в голове бедлам и неразбериха во всем, что касается первых дней оккупации. Поскольку состояние всех землян тогда можно было обозначить коротким и емким словом — «шок». Через день включенный на пробу телевизор уже показывал нечто новое — это был указ Императора Анданора. Однако написан он был на совершенно непонятном языке, и Владимир, разумеется, даже и не уяснил, что это такое. Только во время похорон соседей кто-то сказал, что если включить телевизор с полудня до часа дня, то можно ознакомиться с русскоязычным переводом этого указа. Володя вернулся с кладбища без десяти час и записал на видеомагнитофон, тогда еще не обменянный им на гречневую крупу, циклически сменяющие друг друга картинки с текстом указа, чтобы потом уже детально его изучить в удобное для себя время. Вот этот указ, целиком:

УКАЗ БОЖЕСТВЕННОГО ИМПЕРАТОРА ИМПЕРИИ АНДАНОР

1. Земля оккупирована войсками Империи Анданор.

2. Все государственные образования, объединения, партии, существовавшие на планете на момент захвата ее Анданором, распускаются.

3. Все производственные, научные, религиозные, торговые, лечебные, учебные предприятия закрываются для посещения их персоналом и посетителями до момента их перерегистрации в Оккупационной Администрации.

4. Все военные, а также научные и производственные предприятия военного профиля закрываются навсегда, без права перерегистрации. Оккупационная Администрация Империи оставляет за собой право определят рамки запрещенного профиля предприятий по своему усмотрению, а также отказывать в открытии того или иного предприятия без указания причины.

5. Нижайшее Прошение о перерегистрации должно быть составлено на «Языке Покорности», далее ЯП, предлагаемом для изучения жителям оккупированной территории. В дальнейшем вся отчетность, а также внутренняя документация перерегистрированных предприятий, вплоть до заявлений о приеме на работу, ценников в магазинах и историй болезни в лечебных учреждениях, должна вестись исключительно на ЯП. Преподавание в перерегистрированных школах пока возможно на смешанном языке, обучение же в перерегистрированных средних и высших учебных заведениях возможно исключительно на ЯП.

6. Ведение отчетности на запрещенном языке является преступлением и карается по законам военного времени. Небрежное использование ЯП, с ошибками орфографического или стилистического характера, выявленное при проверке, является основанием для закрытия предприятия с правом последующей перерегистрации на общих основаниях.

7. Срок рассмотрения Нижайшего Прошения о перерегистрации предприятия не ограничен.

8. Все жители оккупированной территории обязаны за срок, равный одному аборигенному году, выучить в совершенстве ЯП и, сдав по нему экзамен, получить Карточку Покорности (КП), являющуюся основным документом жителей оккупированной планеты. Однако по безграничному милосердию Божественного Императора, снизошедшего к интеллектуальному убожеству жителей данной, покоренной Им планеты, Он соблаговолил пятикратно продлить срок изучения ЯП в данном случае. Вместе с тем лучшие представители населения оккупированной планеты могут уже сейчас сдать экзамен по ЯП и получить Карточку Покорности. Лица, не выдержавшие экзамен, могут подать Нижайшее Прошение об экзамене на общих основаниях, но не ранее чем через один аборигенный месяц со дня прошлой попытки.

9. По истечении предельного срока изучения ЯП лица, остановленные патрулем и не предъявившие по первому требованию Карточку Покорности, будут уничтожены. Высокая загруженность экзаменационных пунктов, неизбежная в последние дни срока, не является оправданием для лиц, не успевших по этой причине пройти экзамен.

10. В дальнейшем большинство экзаменационных пунктов будет закрыто, оставшиеся же будут принимать экзамен у детей, достигших возраста аборигенных лет, а также у лиц, чье знание ЯП, независимо от наличия у них Карточки Покорности, будет признано патрульными недопустимо низким. У последних патруль имеет право отбирать Карточку Покорности и выдавать Справку Покорности. Лица, имеющие Справку Покорности, не имеют право посещать какие-либо предприятия, включая лечебные и продовольственные, ни в качестве работников, ни в качестве посетителей. Лица, имеющие Справку Покорности, имеют право на многократную попытку сдачи экзамена по углубленному знанию ЯП, но не ранее чем через один аборигенный месяц со дня прошлой попытки. Лица, предъявившие патрулю Справку Покорности, освобождаются от ответственности за отсутствие у них Карточки Покорности.

11. На оккупированной территории устанавливается комендантский час длиной от заката до рассвета. Жители Крайнего Севера и крайнего юга планеты, где возножны полярный день и полярная ночь, будут, по безграничному человеколюбию Божественного Императора дополнительно оповещаться о продолжительности и границах комендантского часа.

12. Во время комендантского часа каждый житель оккупированных территорий должен находиться в собственном жилище. Нахождение в чужом жилище, а также прием в своем жилище посторонних в часы комендантского часа являются его нарушением.

13. Нарушители комендантского часа, а также лица, активно противодействующие осуществлению оккупационного режима, и лица, выражающие сочувствие последним тем или иным способом, караются по законам военного времени приведением их тел в не пригодное для жизни состояние.

Божественный Император Империи Анданор 17896 года, 3-й месяц, 8-й день

Глава 12

СОПРОТИВЛЕНИЕ

Внимательно изучив указ, Володя понял, что лаборатории, где он работал, более не существует. Он был прав — Институт биофизики попал в список объектов, потенциально опасных для Анданора, а потому перерегистрации не подлежащих. Да и вообще за три месяца, прошедших со дня оккупации, было вновь открыто так мало предприятий, что более 90 процентов москвичей в одну ночь сделались безработными. Точнее, в ночь оккупации-то безработными стали все, но кое-кто, получив в Оккупационных Штабах, расположенных теперь в зданиях местных администраций, самоучители Языка Покорности, сумели пройти перерегистрацию. К примеру, метрополитен приступил к работе с 1 марта. Мосгортранс, которому разрешили использовать лишь троллейбусы и трамваи, вывел свои машины на линии и вовсе к 12 февраля. А вот МГТС — Московская городская телефонная сеть, как потенциально опасная для захватчиков, ведь, используя телефон, Сопротивление сможет координировать свои планы, так же как и все предприятия сотовой, спутниковой и прочих видов связи, включая все проявления компьютерной сети Интернет, — прекратили свое существование насовсем.

Как же сложилась жизнь Володи после прихода Анданора? Как и у тысяч москвичей — почти никак. Владимиру было почти нечего есть, даже вода поступала теперь с перебоями. Владимир узнал, что такое не мочь приготовить гречневую крупу на электроплите по причине отсутствия электричества, когда живот сводит от голода, а подогреть воду невозможно никак; или когда огонь есть, но кашу не сварить без воды, покинувшей краны во всем доме, оставив их железные носики, сколько ни крути вентиль, уныло подтекать, как носы граждан при жестоком насморке, которым, к слову, тоже страдало тогда пол-Москвы из-за отключенного отопления. Тогда Володя дожидался рассвета, чтобы не повторить судьбу дога Шторма, и ковырял пока что не почерневший от прихода весны сугроб; ведь если полученную воду прокипятить и слить откровенную грязь, то привкус химии в такой каше почти не ощущался. Володя, конечно, мог бы махнуть к маме на дачу; у нее там были кое-какие соления и крупы; но именно по этой причине он туда и не ехал: Владимир знал наверняка, что мама не оставит его голодным, и стало быть, когда они совместными усилиями уничтожат ее запасы, то и голодать будут вместе. Однако Володины проблемы с приготовлением пищи были пока временными и не слишком серьезными. Для того чтобы сварить кашу, требовались три составные части несложного уравнения — крупа, вода и огонь. С замиранием сердца думал Владимир, что он будет делать, когда у него кончится гречка. Мешок гречневой крупы он выменял на стихийном рынке на видеомагнитофон; тогда подобная операция была самой обыкновенной и считалась взаимовыгодной. У Володи оставались еще тренажер и компьютер, но еды в городе, парализованном оккупационным режимом, оставалось все меньше. Килограммов десять крупы — вот какой была цена у его компьютера. А может, и все пятнадцать — компьютер был полезной вещицей, он помогал убить время. Наденешь стереошлем и погружаешься в мир, где трудности преодолимы и не унизительны и где ты можешь воображать, превращая виртуальных врагов в ошметья мяса, что стреляешь по анданорцам. Когда судьбы в тупике, наркотики всегда в цене. И в первую очередь самые банальные из них, позволяющие забыться и «чтобы было хорошо». Самые практичные из москвичей в первый же день оккупации, когда многие магазины еще работали, купили на все свои сбережения самых дешевых сигарет. Теперь они воистину стали обладателями несметных сокровищ. За пачку сигарет — без разницы, с фильтром они или без, да хоть вообще папирос — можно было выручить около килограмма крупы, а если повезет, то и все два; а вот тренажер — Володя узнавал на рынке — он мог смело оттащить на помойку. Ну, или продать за символический бесценок — купить вещь, которая пожирает калории, мог только тот, кто не испытывал каких-либо иных проблем. Но скорее всего у него уже и тренажер имелся. И уж получше того, что мог предложить Володя.

27
{"b":"835","o":1}