ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отбор для Темной ведьмы
Очаровательный негодяй
В объятиях герцога
Владыка Ледяного сада. Носитель судьбы
Лошадь, которая потеряла очки
Как избавиться от демона
Грани игры. Жизнь как игра
Тысяча акров
Встреча по-английски
Содержание  
A
A

— Тут написано, что через пять танов табельное оружие взорвется, если не ввести правильный пароль, — сдавленным шепотом, словно опасаясь, как бы их не услышало это самое табельное оружие, выдавила из себя Лея.

— Пять танов — это пятнадцать минут? — уточнил Владимир, которому Лея как раз недавно объясняла отличия анданорского времяисчисления.

— Примерно, — откликнулась Лея. — Милый, — сказала она, зябко прижимаясь к Володе, будто ей, наконец, действительно стало холодно. — А ты себе представляешь хотя бы, что такое самоуничтожение плазменного пистолета?

— Нет, — отозвался Владимир, впрочем, уже сообразивший по тону жены, что это нечто более, чем просто неприятность.

— Боюсь, что ЭТО обрушит весь твой дом, — потерянно уточнила Лея.

— Ну так думай же скорее, что это может быть за пароль, — воскликнул Владимир. — Пожалуйста, соберись! Выпей, что ли, еще кофейка, если тебе он думать помогает.

— Хорошо, принеси мне его, — вымученно ответила девушка и принялась, как показалось бросившему на нее отчаянный взгляд Володе, набирать первые попавшиеся случайные комбинации.

Чайник был пуст. Володя всыпал в чашку три ложки кофе и развел его струей, бьющей из крана. И еще спустя 10 секунд влил пойло в рот скривившейся от отвращения Лее.

Через пять мучительных минут кофе подействовал. Владимир же тем временем думал, что ему делать с пистолетом, превратившимся в одночасье в эдак пятисоткилограммовую, в тротиловом эквиваленте, бомбу. Дом напротив был слишком близко, по всему выходило, что придется вытаскивать плазмомет на улицу. Володя думал, куда можно оттащить адскую машинку. И надумал — ближайший пустырь был приблизительно в шести минутах быстрой ходьбы от его дома. Для того чтобы успеть донести до него коварный плазмомет, ему надо было выйти через каких-нибудь две с половиной минуты. Лея сидела на стуле перед пистолетом одна. Володя же расхаживал, как волк в клетке, по комнате взад и вперед. Лея была сейчас так прекрасна — от действия кофе она порозовела вся, будто провела, не загорев предварительно, целый день на черноморском пляже. Наконец, Володя посмотрел на часы и, выйдя в коридор, обул кроссовки. Потом накинул кожаную куртку. Разумеется, он помнил про комендантский час. Но что ему оставалось делать — Лея знала, что говорила про катастрофичность самоуничтожения плазмомета.

Володя подошел к Лее со спины и чуть коснулся ее плеча. В руке он держал полиэтиленовый черный пакет, чтобы не привлекать к себе в темноте дополнительное внимание светящимся зеленым дисплеем и мерцающими красным кнопочками.

— Лея, давай его сюда, — сказал Владимир. — Пора.

— Володя, миленький, подожди, — с истеричной горячностью в голосе попросила Лея. — Ведь я же как-то открыла прошлый пароль, сумею открыть и этот.

— Не больше тридцати секунд, — ответил Владимир, прикидывая, насколько быстрее доберется он до пустыря, если побежит, а не пойдет. Сердце же у Владимира уже колотилось так, будто он только что вернулся с пробежки к пустырю и обратно.

Лея, разгоряченная кофе, стремительно била пальчиками по клавишам, но, видимо, ей никак не удавалось вычислить правильный пароль.

— Володенька, родной мой, — приговаривала она, — ведь это единственный наш шанс спастись, оставшись вместе; пожалуйста… Ну еще немножечко…

И новая, новая, новая, новая комбинация… И все впустую. Медлить было нельзя. Ни секунды. Володя взял плазмомет со стола, прямо из-под нервно растопыренных, будто в отчаянной надежде ухватить правильный вариант, пальцев жадно хватавшей открытым ртом воздух Леи и бросил его в пакет не глядя. Поцеловал судорожно застывшую девушку и бросился вниз по лестнице. А ведь в самом начале комендантского часа так много патрулей — кольнула сердце незваная и пустая, в сущности, мыслишка. Володя с пакетом в руке выскочил из подъезда на темную уже улицу и вдруг услышал сверху крик Леи.

— Володя! Я точно знаю пароль! — разнеслось на весь двор.

«Боже мой! — подумал Владимир, притормаживая и оборачиваясь, и глядя на силуэт Леи в открытом, освещенном окне седьмого этажа. — Что же она делает! Она что, от кофе совсем, что ли, очумела?!»

А до предполагаемого взрыва оставалось, по всем подсчетам, не больше четырех минут. Володя почувствовал, как его всего просто переполняет бессильная злость на самого себя, не способного принять сейчас правильное решение.

— Володенька! — как-то одиноко и испуганно кричала сверху Лея. — Милый, вернись, пожалуйста, если любишь меня, вернись! Я точно знаю, пожалуйста!

«Что это было?» — пытался понять Володя, вслушиваясь не в голос Леи, но в то, что стояло за этим голосом. Бред находящейся под воздействием нового для нее наркотика инопланетянки, которой наплевать на жизни сотен людей вокруг? Или же пароль был верен, а Владимир сейчас выбросит свой счастливый лотерейный билет, устроив прощальный фейерверк на пол-Москвы собственному счастью? Оба варианта были невыносимы.

Внезапно Володя в отчаянной решимости отбросил пустой пакет в сторону и сел на капот мертвого, никому теперь не нужного автомобиля и лишь после понял, что могла бы вообще-то и сирена сработать, в машине-то. Обошлось, однако, Бог миловал хоть от этой напасти.

— Что набирать! — крикнул Володя вверх, и получалось все как-то на удивление по-домашнему. Владимир вспомнил, что так вот мама кричала ему давным-давно, когда их еще не бросил отец: «Володя, домой!»

А Володя что-то отвечал маме, порой споря с ней. И это было так мирно, так здорово…

Лея, кажется, поняла, что Владимир не поднимется вверх с адской машинкой, несмотря на все ее мольбы, и громко крикнула:

— Нажимай кнопки. Верхний ряд, третья слева, средний ряд, седьмая справа, верхний ряд, пятая справа, а потом большой кружочек в самом низу.

Владимир нажал последовательность кнопок, и плазменным фейерверком рассыпавшиеся буквы замерли и засияли ровным оптимистичным светом. Потом некоторые из них уползли, действительно уползли, как гусенички, растягиваясь и группируясь поочередно, и место их заняли другие буковки, которые появились из другого угла. Оставшиеся же по центру, в ожидании смены караула, тоже жили своей жизнью — какие-то сливались друг с другом, иные, напротив, размножались, как амебы, делением — из одного причудливого символа образовывалось два, точно таких же. Наконец, каждая буковка заняла свое место, и вся надпись, уже без каких-либо тревожных признаков, призывно засияла — буковки просто переминались с ноги на ногу, как радушные хозяева, желающие поскорее усадить замешкавшего в дверях гостя к праздничному столу.

— Володенька, ну поднимайся же! — услышал наконец Владимир голос Леи и с тревогой подумал, что, возможно, она кричит это уже не в первый раз. Володя огляделся по сторонам. Если поблизости был анданорский патруль, то оккупанты, со своим феноменальным слухом, уже услышали крики девушки и Владимира и наверняка скоро будут здесь. Володя поскорее юркнул в подъезд и, как только мог быстро, взбежал, только что не взлетел, к себе на седьмой этаж.

Лея уже ждала его в проеме открытой двери. Разгоряченная кофе, она была прекрасна. Захлопнув дверь, она поцеловала Володю в губы и, развернув к себе экранчик, осталась явно удовлетворена увиденным, успокоив этим и Владимира, для которого прежде успешность введенного пароля была не вполне очевидна. Кто его знает, думалось ему, когда он, сбивая дыхание, пробегал мимо четвертого и пятого этажей, может быть, надпись на экранчике означает: «Клавиатура блокирована, до взрыва один тан, просьба отойти подальше от места взрыва»?

— «Доступ разрешен, Стор. Вы располагаете суммой 3560 врагов», — перевела надпись Лея даже без просьбы от вконец запыхавшегося Володи. Владимир рухнул на кровать, Лея же, горячечно стуча пальцами по клавиатуре, переводила Володе главное из калейдоскопически сменяющих друг друга надписей экрана.

— На Марсе — базе Анданора, мы оттуда-то на Землю и прилетели так кучно и слаженно — открыт филиал Глобального Магазина. Поздравляю, Володь, а то мы ждали бы наш заказ не менее двух недель.

51
{"b":"835","o":1}