ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вот и сегодня Лея разбудила Владимира так:

— Володенька, проснись! Тебе надо немедленно доесть вчерашнего кабана, иначе он испортится, и ты себе этого не простишь!

— Милая, еще пять минут, — сонно откликнулся Владимир.

Он собрался было поднять руку, чтобы погладить красивую шею своей не так чтоб совсем законной, но вполне жены, лежавшей рядом на шкурах, прямо на полу. Собственно, Лея была вся обнажена и прекрасна.

Установившиеся дни были изнурительно жаркими, свет безжалостного голубоватого светила, напоминавший Владимиру сияние сварочной лампы и мамину фразу из безнадежно далекого детства: «Не смотри на сварку, Володенька, а то ослепнешь!» — приносил жара не меньше, чем света. Их же пещерка, облюбованная Леей, казалось, была самым студеным местом на всем Силлуре — там, в толще скал, протекала ледяная подземная река, шум которой был слышен, если приложить ухо к полу.

«Что случилось?» — подумал Володя. Он понял, что хотел прикоснуться к Лее, но отчего-то не сумел. Словно тело его продолжало спать, хотя сам-то он вполне проснулся. Вон детство даже вспомнил. Владимир еще раз, напрягшись всерьез, попробовал приподнять руку. Впустую.

— Встань! — сказал он вдруг Лее таким серьезным тоном, что девушка, уже и без того настороженно вглядывавшаяся в его лицо, без раздумий попыталась подняться. Но не тут-то было.

Володя понял, что они оба парализованы. Первое, что пришло ему на ум, — это съеденное ими вчера существо, отдаленно напоминавшее морскую свинку, только с ярко-красной шкурой. Его мясо было вполне вкусным, вот только никогда прежде им с Леей его есть не доводилось. Да и броский окрас животного мог быть предупреждающим — Володя с тоской вспомнил порядок действия парализующих ядов. Исходом тяжелого отравления обыкновенно бывает смерть от удушья.

— Как ты думаешь, — сдерживаясь, чтобы страх не проник в его голос, спросил Володя, — это не может быть от вчерашней свинки?

— Нет, — слишком спокойно ответила Лея, и Владимир понял, что девушка тоже напугана и сдерживает себя, также как и он сам. — Я знаю наверняка, что здесь нет ядовитых животных.

— Что же тогда с нами случилось, на твой взгляд? — Володя отметил, что паралич еще не затронул дыхательную мускулатуру и даже язык ворочался вполне внятно. — Может быть, это инфекция?

— Посмотри, — сказала Лея, — проблемы не у нас одних.

Владимир с трудом, до боли в глазных яблоках — сложно оглядеться, когда шея не работает, — осмотрел, насколько это было возможно, пространство вокруг. Укрытый шкурами пол был усеян телами силлурианских розовых мышек — они походили на земных, только головы их были увенчаны изящными тонкими рожками, как у козочек. Эти зверьки изрядно докучали по ночам, и если такую мышку загнать в угол, она выставляла вперед свои иголочки, рыла лапкой, как норовистый бычок, и пыталась пищать басом, что невольно вызывало как у Леи, так и у Владимира приступ смеха. Под утро мышки, поживившись остатками вчерашнего ужина, бесследно исчезали в щели, по чему всегда можно было предсказать близкий рассвет. Сейчас же они бессильными комочками усыпали весь пол — Володя даже диву дался, насколько их, оказывается, много. Впрочем, радости ему это зрелище не принесло и ясности тоже.

— Я почти наверняка знаю, что случилось, — грустно сказала Лея. — Думаю, настал последний день этой планеты. И когда мы придем в себя, нам скорее всего надо будет покинуть Силлур.

Володя понял, что Лея действительно что-то знает, и молча ждал теперь продолжения объяснений.

— Думаю, наш флагман подошел к Силлуру и включил Пи-генератор, — сказала Лея. — А это значит, что наш Император завершил историю древней столицы Силлура и подарил Империи новую колонию.

— Ты серьезно? — спросил Владимир, ощущая, как страх подземной ледяной рекой подступил к его сердцу.

— Знаешь, — сказала девушка, — думаю, сейчас как раз идет высадка десанта. На наших воинах надеты блокирующие пояса, поэтому на них излучение не подействует. За пару дней до того, как ты притащил меня к себе, я слышала, что элитные штурмовые части экипируют подобными поясами. Но я не могла подумать, что Пи-генератор включим мы. У нас в части думали, что силлурианцы произвели свой генератор и блокираторы излучения могут понадобиться только для обороны.

— Подожди, — возразил Владимир, — но если генератор — столь мощное средство, отчего же Анданор не применил его при захвате Земли, да и здесь почему включил только теперь — ведь вы же воюете с Силлуром уже уйму времени!

— Это как раз понятно, — ответила Лея. — Пи-генератор очень дорогая игрушка. Всей накопленной столетиями энергии моей планеты хватит на один такой разряд. От силы на два. Зачем бы мы стали использовать его для захвата такой отсталой планеты, как твоя Земля? Уж кого-кого, а вас-то захватить было проще простого.

И тут внимание девушки привлек тихий писк. Она приподнялась на локте и посмотрела на его источник. Точно — мышки очнулись и разбегались теперь по своим щелям. «Да и сама я сумела же подняться», — внезапно подумалось Лее. Стало быть, генератор выключили. Вернее всего, Силлур уже был захвачен Империей.

Володя нежно обнял Лею и сказал:

— Послушай, а может быть, Силлур правда изобрел нечто подобное и сейчас проводил испытания?

Лея помолчала пару секунд, обдумывая подобную возможность, потом грустно вздохнула и ответила:

— Розовые мышки, Володя, не согласны с твоей версией. Они тут с ночи лежали, верно?

— Ну да, — неуверенно отозвался Володя, пока что не понимавший, что имела в виду его жена.

— Я могу допустить, что Силлур испытывал свой генератор земную минуту. Пусть даже анданорский тан времени. Но не больше. Это было бы уже самоубийственной расточительностью. Понимаешь?

* * *

Тяжело вздохнув, Лея отправилась в импровизированный ангар, где в просторной и прохладной части пещеры возле готового к отлету стридора хранился ее собственный, перезаряженный с грехом пополам, защитный комбинезон. Девушка надела его, решив, что сможет обойтись без шлема, — на голову же она накинула импровизированный капюшон из куска защитной материи. Через десять минут землянин и анданорианка звериной тропой двигались к трассе, соединявшей ближайший город со старым космопортом. У Леи не было сомнений, что часть флота приземлилась именно там. Ни у кого на всей планете не было возможности помешать этому. Защитные пояса были строго засекречены, и лишь собственный высокий статус позволял Лее хотя бы слышать об их существовании. Владимир и Лея бесшумно двигались по тропе. Животные Силлура, обыкновенно в изобилии встречавшиеся Владимиру даже во время кратких походов, будто вымерли, напуганные недавним параличом. Пусто — ни тяжеловесных кабанчиков, частенько ломившихся напролом поперек тропы, но никогда ее не уступавших друг другу — так и стояли, встречаясь, глаза в глаза, покручивая гибким хоботом с хватательным рылом на конце, будто у них и дел других нету, стреляй — не хочу; ни хищных изящных рудое, длинных и гибких, как земная такса, подстерегавших кабанчиков у своих нор.

Владимир и Лея решили прежде всего выяснить, что происходит на Силлуре — ведь кто знает, не был ли выброс парализующей Пи-энергии природным катаклизмом — по словам девушки, такая возможность теоретически существовала. Если же Анданор все-таки действительно захватил Силлур прошедшей ночью, то стратегически важная трасса между космопортом и городом не могла сейчас быть безлюдной, как раньше. До дороги оставалось совсем немного, когда до Леи донесся приглушенный звук голосов.

Голоса были негромкими — не крики, — но их было много. Очень много. У Леи замерло сердце, когда она подумала, что это может обозначать. «Да уж, — мелькнула у девушки мысль, — если Володя и раньше меня фашисткой обзывал, то что-то он скажет теперь, если я окажусь права». Лея знала, что если она окажется права, то где-то на полпути от столицы до космопорта она увидит стальной цилиндр ППО. Знаком показав Владимиру, чтобы он следовал за ней, Лея бесшумно опустилась на землю и, почти прижавшись к ней, со змеиной грацией заскользила в кусты направо.

57
{"b":"835","o":1}