ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Думаешь, как меня перехитрить? — услышал он вопрос, адресованный ему Императором.

Владимир открыл глаза и увидел стену напротив, окрашенную синеватым отливом. «Вот еще новости», — подумалось Володе. Он знал, что если сейчас соврет, то страдать будет Лея. И Владимир боязливо ответил:

— Боюсь, что да.

Стена немедленно побледнела до прежнего сероватого фона, и пятно цветности полностью растворилось в мраморной однотонности тронного зала.

— Синева означает избыточную мозговую деятельность заключенного, — пояснил Император, удовлетворенный Володиным ответом, и затем, кажется, вновь погрузился в свои собственные раздумья, отвернувшись.

Володя стал снова обдумывать свое положение, пытаясь игнорировать то, как сильно и не вовремя зачесалась его левая нога. Теперь Владимир не упускал из поля зрения противоположную стену, ожидая от нее новых подвохов. Володя отлично сознавал, что Император может заставить его так висеть хоть неделю, а может не выпускать из объятий стены — если она вообще способна его выпустить — хоть до конца его дней. За массивной спинкой трона Императора вовсе было не видать, и Володя лишь теперь начал понимать, что висеть вот так, без возможности пошевелить руками и ногами, омерзительно вспотевшими там, в глухой глубине стеньг, — само по себе пытка. Его ладони и ступни зудели сейчас просто невыносимо. Время шло, но даже взгляд на наручные часы стал для Володи непозволительной роскошью. Стена напротив оставалась девственно серой. Голова чесалась так, словно чудо-стенка выпустила на волю тысячи маленьких вошек, половина из которых уже впилась в кожу скальпа, а прочие стадами ползали там в поисках местечка получше.

И вот в тот момент, когда Володе показалось, что он изображает муху в сетях паука уже около часа, Император вдруг развернулся к нему с сема натурально доброй улыбкой и сказал:

— А знаешь, Владимир, для партизана ты на удивление мягок и миролюбив. Просто удивительно.

Володя молчал, не в силах понять, как это повелитель Анданора пришел к такому выводу.

— За все прошедшее время станка напротив не позеленела ни разу, — пояснил Император. — А это значит, что, даже предоставленный себе, ты ни разу не испытал всерьез ненависти, гнева или злобы. Интересный феномен.

Володя молчал — его, кажется, ни о чем сейчас не спрашивали.

— Скажи мне, — Император поднялся с трона и принялся прохаживаться мимо стены с барельефом пленного земного партизана, обхватив за спиной одну ладонь другой, — знаешь ли ты способ прекратить мор?

Владимир напряженно задумался. Его угнетало ощущение, что очень скоро он неминуемо сделается неинтересен для Императора, и тогда уже они с Леей изопьют до дна чашу гнева безжалостного анданорского народа. Где-то все это было уже, будто в горячке думалось Владимиру, чей мозг сейчас, до синевы противоположной стены, с недоступной самому лучшему земному компьютеру скоростью вхолостую перебирал все новые и новые варианты ответа, даже не вынося их за полной бесперспективностью на сознательный уровень. Император ждал, секунда сменяла секунду. Оба хорошо понимали, что это ключевой момент их встречи. Сейчас владыку Анданора весьма устраивал густо-синий цвет стены напротив. Скорее всего это означало, что партизан решился на сотрудничество и искренне бьется над поставленной задачей.

Владимир же, будучи биологом, хорошо знал, что выпустить джинна из бутылки куда как проще, чем найти способ от него избавиться, особенно если джинн — дитя генной инженерии. Всем был известен вирус гриппа или СПИДа — но поди попробуй одолеть их! Против первого эффективную вакцину так и не сделали, а от второго избавились только с помощью силлуриан. Однако какая-то ускользающая цепочка идей, понятий была где-то совсем рядом, ее звенья то словно оказывались в поле зрения Володи, то опять исчезали, прежде чем он мог разглядеть их суть, бередя и сжимая тоской сердце.

— Итак? — услышал, наконец, Володя вопрос Императора. Вопрос-приговор. Ведь у Володи ответа так и не было, кроме этого смутного, выныривающего из глубин где-то за бортом сознания ощущения, которое он сам был не в силах локализовать и осмыслить.

И Володя обреченно, трясущимися губами, ощущая по всему телу волны гаденького нервного озноба, промолвил:

— Нет, — и закрыл глаза, понимая, что более не интересен владыке Анданора. Он ощущал себя просто отработанным материалом, куском мяса, который теперь самое время отправить в мясорубку анданорской пыточной системы наказаний.

А еще через секунду эти самые закрытые глаза испытали такую боль, что Володе показалось, словно их раскалывают на сковородку, делая из них яичницу. Ошалело распахнув веки, сквозь грозовые раскаты боли, ожогом пронзившей лицо, казалось, до самого мозга, Владимир увидел Императора, чья рука сжимала короткий упругий предмет — то ли плеть, то ли дубинку, — именно этой штуковиной Император скользнул по его лицу, вызвав настоящий болевой шок. Володя почувствовал теперь просто панику, уже не от боли, а оттого, что был не в силах сделать такую простую, казалось бы, законную, доступную каждому вещь, как закрыть ладонями разрывающиеся от боли глаза. Сделав несколько непроизвольных напрасных, тщетных рывков, Владимир с неимоверным трудом сдержал бессильные слезы, и они-то, казалось, и вышли незамедлительно горячим тошнотным потом, вмиг покрывшим его вмурованное в стену тело.

— Ты допустил сразу две ошибки, — сказал Император. — Во-первых, закрыл глаза, во-вторых, снова пытался меня обмануть. И потому я желаю, чтобы ты видел, какому наказанию подвергнут за это твою возлюбленную. На выбор — что лучше с ней сделать? Отрезать ухо, совершить над ней насилие или, быть может, вогнать иглы под ногти, по земному обычаю? Володя, можешь себе представить — у нас на Анданоре за всю его долгую историю так и не додумались до такого простого и эффективного воздействия, как эти ваши иглы. Для Леи это будет сюрпризом, этому ее не учили.

— Но я же сказал правду… — ошалело откликнулся Володя.

— Нет, — бесцветно отозвался Император. — Если бы ты не закрыл глаза, то заметил бы, что стена приобрела нежно-розовый оттенок. Такого примерно цвета станет кожа твоей возлюбленной через считанные минуты. Тебе остается только решать, от чего именно — от болевого ли шока или вследствие оргазма, до которого, я думаю, ее наверняка доведут тюремщики, мне стоит лишь распорядиться. Итак, с чего начнем?

— Я не знаю, как остановить болезнь! — возвысил голос Володя, словно надеясь, что недоразумение с цветом стены как-то рассосется и Император, пусть не надолго, но оставит его в покое. Впрочем, Володя начал уже подозревать, что нечто, чего и сам он был осознать не в силах, как раз и вкладывало в его мысль ту самую предательскую неуверенность, заставившую стену и на этот раз покрыться тонкой стыдливой поволокой.

Император же сперва думал, что Володя специально скрывает от него нечто. Однако был вполне вероятен и другой вариант, что партизан действительно не может вспомнить, — скорее всего в его мозгу стоит блок, поставленный земными гипнотизерами.

Император нажал кнопку на пульте, и в зал вошел дюжий охранник.

— Итак, что Мрол будет проделывать с Леей? Решай, — Император нарочито небрежно кивнул в сторону облаченного в белый комбинезон мужчины.

Владимир увидел, как стена напротив сделалась, наконец, зеленой. «Да уж пора», — подумал Володя.

— Ты рассердился, — отметил Император. — Это хорошо. Скорее всего ты действительно стараешься быть со мной правдивым. Хочешь, я отменю наказание для Леи?

— Да, — вымученно выдохнул Володя.

Он чувствовал себя так, будто его допрашивали уже пару недель кряду, таким изматывающим был этот допрос, такая опустошающая тошнота заполнила его тело изнутри, почти как после контузии. А ведь он лишь только едва прикоснулся к той ненависти, которую испытывают заключенные на Анданоре во время пыток к своему собственному телу, которое никак не умрет или хотя бы не лишится сознания от нескончаемой череды издевательств и унижений, производимых в Империи на очень высоком уровне дипломированными специалистами гильдии тюремщиков с квалификацией палача.

87
{"b":"835","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вердикт
Мисс Страна. Чудовище и красавица
Игра в сумерках
Девушка, которая искала чужую тень
Разведенная жена, или Жили долго и счастливо? vol.1
Ведьме в космосе не место
Последняя миля
Маркетинг от потребителя
Хочу женщину в Ницце