ЛитМир - Электронная Библиотека

— Бесспорно одно: если Сизов преступник, то показания Черенцовой его не спасают. Они вообще никого не спасают — ни его, ни ее. Если она лгала, то неизвестно зачем. Да и потом, что говорит против него? Отпечатки пальцев на двух-трех фигурах? Или то, что ему были нужны деньги? А кому они не нужны? Для того чтобы поддержать больную жену, он мог пойти на грабеж и убийство? Чушь! А что еще? Что он в шахматы играет, что в этот вечер, кроме него, едва ли кто мог быть ночным партнером профессора? В этом, конечно, есть вероятность. Но… не верится, нет. На темные дела способны только темные души. Не научно сказано, но тем не менее это так.

Кутырин улыбнулся и закрыл глаза.

— Что нам известно о нем? — продолжал Жемчужный. — Прежде всего то, что профессор хорошо знал и ценил его как партнера. Он никогда не слыл мастером слесарного дела, а финка выточена именно мастером. На дачу пришел гость с оружием и с заранее обдуманной целью. Знал ли заранее о деньгах Сизов?

Жемчужный помолчал, как бы собираясь с мыслями.

— И еще: зачем ему было пользоваться проломом в заборе, когда он спокойно мог уйти через калитку? Откуда же тогда на штакетнике следы засохшей глины? И последнее: допустим, он лжет, что, вернувшись на дачу, не играл с профессором. Но подобная партия между такими игроками, как Сизов и профессор, честно говоря, меня очень смущает. Она непрофессиональна…

Кутырин искоса взглянул на него.

— Вы не можете понять, почему профессор не сдался ранее, когда выяснилось, что партия проиграна? — спросил он.

— Вот именно. Бесспорный проигрыш должен быть обнаружен раньше. Такие партии доигрывают не упрямцы, а неумеки.

— Новый гость приехал только вчера? — вдруг спросил Кутырин. — Проверено?

— Точно.

— Мой совет: проверьте в Ашхабаде, не прилетал ли он сюда неделей раньше. Это первое. Второе: есть ли связь между Кротовой и пасынком профессора? Не зря Рыжов обратил внимание на ее брошь. Третье: узнайте, кто он такой, наш ашхабадский вояжер. Короче, слетать туда стоит. На киностудии поспрошать, с матерью познакомиться…

8. ЗАГАДКА ЧЕРНЫХ

Отправив Парамонова в Ашхабад, Жемчужный снова поехал на дачу, захватив с собой Рыжова. Валю они встретили поблизости от станции — она мчалась на велосипеде в трикотажных тренировочных брюках и красной мужской футболке, похожая на мальчишку, который вообразил себя гонщиком. Узнав Жемчужного, она на полном ходу затормозила, едва не свалившись в канаву. Жемчужного вполне устраивала эта встреча на окраине дачного поселка. Отойдя в сторону, они присели на придорожную траву.

— Ну, как ведет себя ваш дорогой родственник? — шутливо спросил Жемчужный.

— Он в город уехал, — равнодушно ответила Валя.

— Валюша, вы у него серого костюма не видали? — Жемчужный понимал всю нелепость вопроса, однако ничего с собой поделать не смог: задал его — и все тут.

Но Валя сразу охладила его:

— Не видала. Он то в свитере, то в коричневом костюме, вельветовом. Еще куртка у него есть, джинсовая. Вот и все, пожалуй…

Нет так нет. Жемчужный поймал невольную улыбку Рыжова, отвернулся, спросил сердито:

— Вы с ним не ссоритесь?

— Да мы и общаемся мало. А вообще он вежливый, неназойливый. Только… — она помялась, подыскивая слово, — какой-то парфюмерный. Слова в простоте не скажет.

— Ну, ладно, — Жемчужный встал. — Мы в дом. Можно?

— Конечно, конечно…

На даче майор сразу прошел к шахматному столику.

— Играешь? — спросил он Рыжова.

— Разряда нет, но играю немножко…

Расставив шахматы, Жемчужный попросил, чтобы его не беспокоили, запер дверь и продемонстрировал Рыжову оставленную на доске позицию.

Он долго сидел над доской, потом сыграл сначала один вариант, затем другой, третий. Нелепость положения была совершенно очевидна. За пешку, проведенную в ферзя, черные получали минимум ладью, а там разгром неминуем. Сопротивление профессора в этом положении казалось глупым. Разобравшись как следует в партии, Жемчужный еще более укрепился в своем предположении, что так профессор играть не мог.

Тем не менее он играл. Следы его пальцев, трубка и пепел подтверждали это.

— Парамонов считает, что профессор зевнул, — сказал Рыжов. — В таком преклонном возрасте это возможно.

Жемчужный пожал плечами:

— Такие игроки, как Сизов и профессор, зевнув ферзя, тотчас же прекращают игру. Или играется вариант, или новая партия. Ну-ка взгляни внимательно.

— Гляжу.

— Нет смысла?

— Нет.

— Теперь сними ферзя и пешку. Черные, конечно.

— Снял.

— Смотри внимательно.

Рыжов долго смотрел на доску. Жемчужный молчал.

— Теперь белые как будто выигрывают. Или ничья… — недоуменно проговорил Рыжов.

— Обязательно выигрывают! — подсказал Жемчужный. — Белые начинают и выигрывают.

— Начинают и выигрывают, — машинально повторил Рыжов, не сводя глаз с доски. — Этюд? — вдруг оживился он.

— Обыкновенный одновариантный этюд. Я уже решил его.

— А зачем? — удивился Рыжов: он все еще не мог понять, что делает его начальник.

— Затем, что в этой партии единственное решение, — Жемчужный поставил снятые фигурки на место. — Они стояли раньше на краю стола среди других фигур, не нужных в этюде. Не было никакой игры: профессор решал этюд. Вот так. Смотри, как все получилось.

Майор сохранил позицию этюдного варианта, оставив лишние фигуры на краю стола.

— Когда пришел ночной гость, Заболотский не садился за шахматный столик, а вставал из-за него. За этим последовал разговор, содержание которого нам пока не известно. Профессор спросил гостя, почему он в перчатках. Тот мог сказать, что у него болят пальцы или что-нибудь в этом роде. В шахматы, понятно, никто играть не садился, а финал разговора известен. Вероятно, убийца толкнул столик, полуоторванная пуговица упала на пол; забрать ее с собой он не успел или не заметил этого сразу. Затем инсценировал суетню у шахматного столика, перенес туда пепельницу с окурками, чужой стакан с общего стола и поставил две упавшие шахматные фигурки в этот уголок, не думая о позиции. Он просто хотел натолкнуть нас на версию о шахматисте-убийце. Затем забрал деньги, за которыми и приехал, запер дверь изнутри, а сам выбрался в открытое окно и пролом в заборе. В калитку уйти побоялся: вдруг встретит гостей или провожающих. Ночевал у знакомых или на вокзале, а утром улетел в Ашхабад. Воскресный приезд, уже вторичный, возможен для маскировки. Или, например: позондировать вопрос о наследстве. Этому шакалу ведь тоже что-то перепадает… Правда, наследства ему еще полгода ждать — по закону, но он захотел о себе заранее заявить.

— А откуда же взялись на фигурках оттиски пальцев Сизова? — спросил Рыжов.

— Сизов говорит, что помогал профессору расставлять шахматы, но бросил, потому что получил из дому неприятное известие. Да и оттиски-то были на пяти-шести фигурках из шестнадцати… Задача решена, Рыжов.

9. ПО СВЕЖЕМУ СЛЕДУ

Остановившись в гостинице «Ашхабад», Парамонов тут же пошел по следу. След вел в уголовный розыск города, где у Парамонова уже были друзья. Шустикова в местном угрозыске знали отлично: внештатный киноактер, за границу не выезжавший, а только оклеивающий чемодан этикетками иностранных отелей, не чистый на руку игрок, раза два отсидевший за кражу и фактически живущий на средства матери.

Артистку Еленскую тоже хорошо знали в городе, и не столько как местную кинозвезду, сколько как несчастную женщину, содержавшую лодыря и пьяницу сына.

— Чем могу быть полезной? — сдержанно приветствовала она инспектора Парамонова.

— Вы знаете о судьбе вашего бывшего мужа? — спросил тот.

— Знаю. В газетах было сообщение о его преждевременной смерти. Отчего он умер?

Парамонов рассказал.

— Я приехал выяснить, не можете ли вы помочь нам в расследовании дела.

— Едва ли. С Заболотским разошлась давно и не встречалась. К нему только ездил мой сын клянчить денег.

5
{"b":"838","o":1}