ЛитМир - Электронная Библиотека

– Понятненько, – сказал Кармоди. – Но этот корабль, эти люди...

– ...не были тем, чем они казались, – объяснил ему Модсли. – Это должно быть очевидно.

– Теперь очевидно.

– На самом деле они – это Оно, единое целое, создание, созданное специально для вас, Кармоди. Оно – ваш хищник-пожиратель, появление которого логически вытекает из простых стандартных Законов Пожирания.

– Которые есть... – начал было Кармоди.

– Да, которые есть, – вздохнул Приз. – Как прекрасно ты это выразил! Можно сколько угодно рассуждать о судьбе и о мире, но в конце концов приходишь к абсолютной истине: «Они есть, и они – это те вещи, которые есть».

– Я не комментирую, – сказал Кармоди, – а спрашиваю. Что это за Закон Пожирания?

– Извини, я тебя неправильно понял, – сказал Приз.

– Ничего, все в порядке, – успокоил его Кармоди.

– Спасибо! – сказал Приз.

– Ничего, ничего, – сказал Кармоди. – Я не хотел... Нет, я хотел! Что это за простые стандартные Законы Пожирания?

– Надо объяснять? – удивился Модсли.

– Боюсь, что надо.

– Когда вы формулируете это в виде вопроса, – строго сказал Модсли, – пожирание перестает быть простым и стандартным, и даже возведение его в закон становиться сомнительным. А понятие пожирания – неотъемлемая часть любого организма, как руки, ноги или голова, только еще более неотъемлемая. Оно гораздо фундаментальнее любого закона науки, понятно? А когда вы задаете такой вопрос, это сразу накладывает жесткие ограничения на ответ.

– Но должен же я узнать побольше о пожирании, – сказал Кармоди. – Особенно о пожирании меня.

– Да, конечно, – ответил Модсли. – Правда, вам следовало не узнавать, а знать, а это далеко не одно и то же. Однако я попробую.

Модсли энергично потер лоб и провозгласил:

– Ты ешь, поэтому тебя едят. Это общеизвестно. Но как именно тебя должны съесть? В какую ловушку тебя поймают, как схватят и... гм... лишат подвижности, как приготовят? Поджарят тебя, заморозят или подадут при комнатной температуре? Очевидно, это зависит от вкусов того, кто захотел тобой полакомиться. А как он поймает тебя? Прыгнет ли сверху на спину, выроет ли яму на твоем пути или запутает в паутину? А может, вызовет на поединок или сразу вонзит когти? Это тоже зависит от природы твоего пожирателя, от его формы и строения. А природа эта всецело определяется особенностями твоей природы, которая тоже обладает свободой воли и поэтому абсолютно непредсказуема.

А теперь ближе к делу. Когти, ямы и паутина ведут к цели кратчайшим путем, но они не очень эффективны против существа, наделенного памятью. Добыча, подобная вам, Кармоди, во второй раз в ту же ловушку не попадется. Прямолинейность, однако, не в духе Природы. Было сказано, что Природа питает особое пристрастие к иллюзиям, которыми вымощена дорога и к рождению, и к смерти. Но эту теорему я доказывать не стану. Приняв ее на веру, мы автоматически получаем следствие: чтобы поймать такое сложное существо, как вы, Кармоди, ваш хищник должен предпринимать сложные маневры.

У этой проблемы есть и другая сторона. Ваш пожиратель вовсе не обязан есть только вас. Безусловно, для него вы – единственный и неповторимый, но он, обладая свободой воли (как и вы), вовсе не связан строгой логикой в своей поедательной функции. Амбарная мышь может воображать, что сова на стропилах сотворена специально, чтобы охотиться на мышей, но мы-то знаем, что у сов разнообразные интересы. Так обстоят дела со всеми хищниками, в том числе и с вашим. Отсюда мы делаем важный вывод: все хищники из-за наличия свободы воли функционально несовершенны.

– Никогда не думал об этом, – признался Кармоди. – Это может мне помочь?

– Едва ли. Но знать об этом надо. На практике вам никогда не удастся использовать несовершенства вашего хищника. Вы даже вряд ли узнаете, в чем они заключаются. В данной ситуации вы – это амбарная мышь. Заслышав свист крыльев, вы можете нырнуть в норку, но никогда не сумеете понять всю природу, таланты и недостатки совы.

– Замечательно! – язвительно сказал Кармоди. – Я потерпел поражение, еще не стартовав. Или, пользуясь вашей терминологией, я уже съеден, хотя меня пока даже на вилку не насадили.

– Терпение! Терпение! – остановил его Приз. – Пока все не так плохо.

– А как плохо? Может ли кто-нибудь из вас сказать мне хоть что-то полезное?

– Это мы и стараемся сделать, – сказал Модсли.

– Тогда скажите хотя бы, на что похож мой хищник.

Модсли покачал головой:

– Это совершенно невозможно. Не думаете же вы, что каждая жертва знает, на что похож ее хищник? Если бы она знала, то стала бы бессмертной!

– А это против правил, – вставил Приз.

– Ну хоть идею какую-нибудь подайте, – взмолился Кармоди. – Всегда ли мой хищник маскируется под космический корабль?

– Конечно, нет, – сказал Модсли. – С вашей точки зрения, у него нет постоянной формы. Слыхали ли вы когда-нибудь, как мышь прыгает в пасть к змее, а муха летит на язык лягушки, а олененок бежит в лапы к тигру? Вот в чем сущность пожирания! Вы должны задаться вопросом: куда эти обманутые жертвы идут, по их мнению, и что, по их мнению, находится перед ними? И, конечно, вы должны спросить себя: что на самом деле было перед вашими глазами, когда вы разговаривали с тремя пальцами вашего хищника и следовали за ними прямо в его пасть!

– Они были похожи на людей, – заметил Кармоди. – А на что похож мой хищник, я не знаю.

– Не вижу, как помочь вам в этом, – сказал Модсли. – Информацию о хищниках собирать нелегко. Они очень индивидуальны. Их маскировка и ловушки основаны на ваших воспоминаниях, мечтах и фантазиях, ваших надеждах и желаниях. Хищник берет ваши сокровенные пьесы и разыгрывает их для вас – вы это уже видели. Чтобы узнать вашего хищника, вы должны узнать самого себя. Но легче понять Вселенную, чем себя.

– Что же мне делать? – спросил Кармоди.

– Учитесь! – ответил Модсли. – Будьте всегда настороже, передвигайтесь как можно быстрее, не доверяйте ничему и никому. И не думайте об отдыхе, пока не попадете домой.

– Домой! – повторил Кармоди.

– Да, в безопасности вы будете только на собственной планете. Хищник не может войти в вашу берлогу. Там вас будет поджидать множество заурядных опасностей, но уж, по крайней мере, не эта.

– А домой вы сумеете меня отослать? – спросил Кармоди. – Вы сказали, что работаете над машиной...

– Я ее уже сделал, – сказал Модсли. – Но вы должны помнить о ее ограничениях, которые обусловлены моими собственными. Моя машина может доставить вас туда, куда Земля ушла к настоящему времени, но это все, что она может.

– Но это все, что мне требуется! – воскликнул Кармоди.

– Нет, не все. КУДА – только первая из координат планеты, первое из трех «К». Вам предстоит еще определить второе «К» – КОГДА и третье – КАКАЯ из Земель ваша. Мой совет: соблюдайте эту последовательность. Как говорится, сначала время, потом подробности. Но уйти отсюда вам следует немедленно. Ваш хищник, чей аппетит вы дурацки раздразнили, может возвратиться в любой момент. И я не уверен, что на этот раз мне удастся так удачно вытащить вас из его пасти.

– А как вам это удалось? – полюбопытствовал Кармоди.

– Я быстренько сформировал приманку, – ответил Модсли. – Создал вашу копию, но больше размером и слегка аппетитнее. Хищник бросил вас и устремился за ней, истекая слюной. Но во второй раз мы его так не обманем.

Кармоди предпочел не спрашивать, было ли больно приманке.

– Я готов, – сказал он. – Но куда я иду и что там произойдет?

– Вы отправитесь на Землю. По всей вероятности, попадете на неправильную. Но я пошлю письмо одному лицу, большому знатоку времени. Он присмотрит за вами, если захочет, а после этого... Но кто может сказать, что будет после? Будь что будет, Кармоди! И будьте благодарны, если что-нибудь будет вообще!

– Я вам очень благодарен, – сказал Кармоди. – Чем бы все ни кончилось, большое вам спасибо!

– Ну, тогда все в порядке, – заключил Модсли. – И не забудьте про мое послание тому старику, если, конечно, вернетесь. У вас все готово? Машина вот здесь, рядом со мной. Я не успел сделать ее видимой, но выглядит она примерно как коротковолновая радиостанция «Зенит» на батарейках. Да где же она, черт возьми? Ага, вот. Приз берете?

19
{"b":"83852","o":1}