ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сердце героя
Колбасология
Текст
В сонном-сонном лесу… Сказки для засыпания
Предчувствие чуда
Маг с яростью дракона (СИ)
Радость малого. Как избавиться от хлама, привести себя в порядок и начать жить
Вонгозеро. Эпидемия
203 истории про платья

– Я беру его! – закричал Приз, ухватившись обеими руками за Кармоди.

– Тогда все готово. Эту стрелку я ставлю сюда, затем поворачиваю эту и те две наверху... Надо полагать, вам будет приятно покинуть макрокосмос и оказаться на планете, хотя бы и не на своей собственной. Конечно, нет качественной разницы между атомом, планетой, Галактикой и Вселенной. Весь вопрос в том, какой масштаб удобнее для вас лично. Теперь я нажимаю эту...

Бамм! Пуфф! Хррруст! Медленное растворение, быстрое растворение, жидкое разведение, электронная музыка из внешнего пространства, внешнее пространство из электронной музыки, шелестят странички календаря, кувыркаются голова и ноги. Литавры звучат грозно, грозно звучат литавры. Вспышки ярких красок, женский голос, эхо причитаний, детский смех. Луч света падает на груду апельсинов из Яффы и превращает их в планеты, луч света падает на Солнечную систему и превращает ее в рябь на воде. Кадры мелькают медленнее, потом быстрее, затемнение, наплыв, свет.

Не путешествие, а сущий ад, но ничего другого Кармоди и не ожидал.

Часть III

Когда?

Глава 18

Когда перемещение закончилось, Кармоди провел инвентаризацию. Ощупав себя, он пришел к выводу, что у него по-прежнему две руки, две ноги, одно тело, одна голова и один разум. По крайней мере, все это вроде бы осталось при нем. Он также отметил, что при нем остался и Приз, который был вполне узнаваем, хотя и претерпел свою обычную метаморфозу. На этот раз из карлика он превратился в угловатую флейту.

– Пока все хорошо, – сказал Кармоди вслух и стал осматривать окрестности.

– Хорошо, но не все, – поправился он тут же. Он был подготовлен к тому, что окажется на неправильной Земле, но не ожидал, что она окажется настолько неправильной.

Он стоял на зыбкой почве у края болота. От стоячих бурых вод поднимались ядовитые миазмы. Вокруг росли широкие папоротники, низкие, с мелкими листьями кусты и пальмы с пышными кронами, среди которых затерялось одинокое кизиловое дерево. Воздух был горяч, как кровь, и насыщен ароматами и запахом гнили.

– Может, я во Флориде? – сказал Кармоди с надеждой.

– Боюсь, что нет, – отозвалась флейта, то есть Приз. Голос у него был низкий, мелодичный, но с избытком трелей.

– Как это ты разговариваешь? – спросил Кармоди, глядя на флейту.

– Ты же не удивлялся, что я говорил, когда был котелком, – ответил Приз. – Пожалуйста, я объясню. Вот здесь, возле моего мундштука, прикреплен патрон с CO2. Этот патрон – мои легкие. Конечно, запас ограничен. Прочее очевидно.

Для Кармоди это не было очевидно, но сейчас его интересовали более важные вещи.

– Где я? – спросил он.

– Не я, а мы, – поправил Приз. – Мы на планете Земля. Эта сырая местность в свое время станет Скарсдейлом, штат Нью-Йорк. – Он хихикнул. – Советую купить участок сейчас, пока цены низкие.

– Какого дьявола? Это не похоже на Скарсдейл.

– Конечно, нет. Оставляя на время вопрос о «Какойности», мы видим, что и «Когдашность» неправильная.

– Ну и... Когда же мы?

– Хороший вопрос. Но он из тех, на которые я могу дать только приблизительный, хотя и весьма достоверный ответ. Вполне очевидно, что мы находимся в фанерозое, который охватывает одну шестую геологического возраста Земли. Но в какой части фанерозоя, в палеозойской эре или в мезозойской? Здесь я должен рискнуть. Учитывая климатические особенности, я исключаю весь палеозой, кроме, быть может, конца пермского периода. Нет-нет, теперь я могу исключить и его! Погляди-ка вверх! Правее.

Кармоди поднял голову и увидел странную птицу, неловко взмахивающую крыльями.

– Определенно археоптерикс, – сказал Приз. – На это указывает его игольчатое оперение. Большинство ученых относит это существо к верхнеюрскому и меловому периодам, то есть заведомо позже триаса. Таким образом, мы можем исключить весь палеозой: мы определенно в мезозойской эре.

– Это довольно давно, а? – заметил Кармоди.

– Порядочно, – согласился Приз. – Впрочем, время мы можем и уточнить. Дай-ка мне немного подумать. – Он немного подумал и начал рассуждать: – Да, пожалуй, я прав. Это не триас! Болото – это подсказка, но, боюсь, неправильная. Однако цветущее покрытосеменное растение возле твоей левой ноги безошибочно указывает в нужном направлении. Но это не единственная примета. Ты обратил внимание вон на то кизиловое дерево? Хорошо, теперь повернись, и ты увидишь два тополя и фиговое дерево посреди небольшой группы хвойных. Мы на верном пути! Но заметил ли ты самую важную деталь, такую обычную в твоем времени, что вы просто не обращаете на нее внимания? Я говорю о траве, которая растет здесь в изобилии. Вплоть до юрских времен никакой травы не было! Только хвощи и папоротники! И это решает дело, Кармоди! Голову даю на отсечение, мы в меловом периоде и, вероятно, вблизи от его верхней границы.

У Кармоди было самое смутное представление о геологических периодах.

– Меловой? Это далеко от моего времени?

– О, около ста миллионов лет, плюс-минус несколько миллионов, – сказал Приз. – Меловой период продолжался почти семьдесят миллионов лет.

Кармоди даже не стал пытаться осмыслить все это. Он просто спросил у Приза:

– Откуда ты знаешь всю эту геологию?

– А как ты думаешь? – задиристо ответил Приз. – Изучил. Уж если мы едем на Землю, решил я, то нужно кое-что разузнать об этом месте. Чертовски здорово, что я это сделал! Если бы не я, ты бы бродил вокруг, разыскивая Майами, пока тебя не слопал бы какой-нибудь аллозавр.

– Кто слопал?

– Я говорю, – начал Приз, – об одном из тех уродливых представителей отряда зауришиа, ответвлением которого являются зауроподы со знаменитыми бронтозаврами во главе.

– Ты хочешь сказать, что тут есть динозавры?

– Я хочу сказать, – ответил Приз все с теми же неуместными трелями, – что это самый настоящий Динозавровилль и что я рад представившейся мне возможности приветствовать тебя в Веке Гигантских Рептилий.

Кармоди не успел ничего сказать. Он заметил движение слева и в самом деле увидел динозавра – махину высотой футов в двадцать и в добрых пятьдесят футов от носа до кончика хвоста. Держась вертикально на задних ногах, гигант быстро приближался к Кармоди.

– Тираннозавр? – спросил Кармоди.

– Точно! Тираннозавр-рекс. Самый знаменитый из отряда зауришиа. Как ты можешь заметить, это настоящий хищный динозавр. Впрочем, это детеныш. Длина клыков всего полфута, да и весит он не больше девяти тонн.

– И он ест мясо, – сказал Кармоди.

– Да, конечно! Впрочем, лично я думаю, что тираннозавры и все другие хищные ящеры питались главным образом безобидными гадрозаврами, широко распространенными в ту эпоху. Но это моя собственная теория.

Гигант был уже в пятидесяти футах от Кармоди. И на плоской болотистой равнине никакого укрытия: ни скалы, ни норы.

– Что мне делать? – спросил Кармоди.

– Лучше всего превратиться в растение, – посоветовал Приз.

– Но я не умею.

– Не умеешь? Тогда дело плохо. Улететь ты не сможешь, зарыться в землю не успеешь и убежать тебе, держу пари, не удастся. Гм-м... Положение становится затруднительным.

– Так что же делать? – Ну, в данных обстоятельствах тебе следует относиться ко всему стоически. Я мог бы процитировать тебе что-нибудь из Эпиктета. А еще мы могли бы спеть псалом, если это поможет.

– К черту псалмы! Я удрать хочу.

Но флейта уже затянула: «Боже мой, я все ближе к тебе». Кармоди сжал кулаки. Тираннозавр был теперь прямо перед ними. Он высился над его головой, словно оживший подъемный кран. Ящер открыл свою ужасную пасть и...

Глава 19

– Хэлло, – сказал тираннозавр. – Меня зовут Эми. Мне шесть лет. А вас как зовут?

– Кармоди, – представился Кармоди.

– А я его Приз, – добавил Приз.

– Вы оба ужасно странные, – сказал Эми. – Никогда не видел таких. А я уже знаю и диметродона, и струтиомимуса, и сколозавра, и кучу других зверей. Вы тоже живете тут поблизости?

20
{"b":"83852","o":1}