ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– О, замечательная мысль! Улыбаясь, он вложил креветку в ее губы, взял в ладони ее лицо и поцеловал, прежде, чем Бетти закончила жевать. Затем он опустил руки и удовлетворенно улыбнулся.

– А теперь ты представишь меня этой рыженькой?

– Нет, но спасибо за креветку, – Бетти тоскливо вздохнула и посмотрела на Макса. Но его больше не было за столом. Он шел к ней, осторожно двигаясь между столиками, ведомый своим шестым чувством. Он не сделал ни одного неверного движения, несмотря на то, что всю дорогу не отрывал от нее взгляда. Она не могла сказать, был ли он зол, весел или просто взволнован. Она знала только одно: ее тело застыло от страха и возбуждения. Макс подошел к столику и положил руку на спинку ее стула с такой силой, что Бетти затряслась вместе со стулом.

– Как вам вечер, Бетти?

– Прекрасно. А вам?

– Ужасный.

Она смотрела на него, стараясь уловить запах его одеколона. Она не могла понять, дрожал ли этот воздух между ними, или ее нервы были напряжены до предела.

Соблюдение этикета заставило ее обернуться к Джею.

– Джей, позволь представить тебе Макса Темплтона, мирового судью в этом городе. – Она повернулась теперь к Максу. – Макс, я хотела бы познакомить тебя с Джеем Стайнбергом, моим старым и очень близким другом из Атланты.

– Мне, действительно, очень приятно, – сказал Джей и поднялся, подавая руку.

– Мне тоже достаточно приятно, – подвел итог знакомства Макс, произнося это подозрительно натянуто.

Они пожали друг другу руки. Макс глянул на Бетти.

– Мне хотелось бы обсудить с тобой одно дело. Ты не возражаешь против того, чтобы выйти отсюда всего лишь на минуту?

«Неприятности», – предупредил здравый смысл.

«Иди», – толкало все остальное.

– Конечно, нет. Извини, я на минуточку, Джей.

– Пожалуйста. Было приятно познакомиться, мистер Темплтон.

– Мне тоже было приятно познакомиться, мистер Стайнберг. – Макс улыбнулся ему. – Я приведу Бетти через минуту.

Он взял ее за руку и повел к боковой двери так быстро, что юбка ее красно-коричневого с черным платья из легкого шелка развевалась, облегая ноги.

Они вошли в пустынный коридор и остановились под вбитым в стену канделябром, бросавшим слабый свет.

Они стояли лицом к лицу, и напряженность взгляда Макса отражала его чувства.

– Момент, – предупреждающе прошептал он.

Бетти почувствовала, что она в его власти, ее, как магнитом, тянуло к его телу.

– Что ты хотел обсудить?

– Только одно: если ты хочешь целоваться на людях, иди ко мне. – Он обнял ее за талию так, что она оказалась стоящей на носочках, покачиваясь и держась для поддержки за его плечи.

– Макс… Макс, – говорила она, доведенная до отчаяния, отрицательно качая головой.

– Я люблю твой голос. Произнеси мое имя еще раз.

– Максимилиан, не надо.

– Чертовски приятный голос. – Он поцеловал ее, прижимая к мягким одеялам на стене. Бетти боролась со своим смущением до тех пор, пока его настойчивый, ласковый рот не заставил ее присоединиться к таинству поцелуя.

Бетти простила себе, что сдалась. Макс так умел ласкать кончиком языка верхнюю губу, что ни одна женщина не устояла бы.

Она затрепетала, и теплая, сладкая боль возникла в низу живота. Бетти никогда не встречала такой первобытной силы: он не обращался с ней грубо, но в его объятиях хотелось бороться и хотелось, чтобы он тоже боролся. Она скользнула руками вниз по его телу, и он отодвинулся, позволяя ей обнять себя.

В нем было столько нежности! Движения его языка были осторожными и чуткими. Руки знали, где ласкать ее спину, они иногда задерживались наверху, где он сжимал ее плечи и нежную шею. Он заманивал, а не принуждал ее.

Ошеломленная, Бетти обхватила его талию и, к своему ужасу, поняла, что прижимается к нему бедрами все ближе. Макс был такой большой, сильный. Его чресла, когда он обнял ее, были тверды, как камень. Он самым соблазнительным образом касался нижней части ее тела.

Она откинула голову и посмотрела на него нетвердым взглядом. Он двигался в медленном, постоянном ритме, это заставило ее прикусить нижнюю губу, чтобы не застонать.

– Мы сейчас вернемся в зал, сядем с нашими добропорядочными спутниками, как будто ничего не произошло, – мягко приказал он.

Его низкий голос терпеливо уговаривал ее. При этом он продолжал мучить ее легкими ласкающими движениями своего тела.

– Думаю, мы станцуем два-три танца после аукциона, очень вежливо попрощаемся и уйдем в конце вечера с нашими спутниками.

Он помолчал, потом озорно изогнул черную бровь.

– Затем мы скажем каждому из них какую-нибудь вежливую причину, по которой им надо идти домой, а после этого встретимся у тебя.

Он провел руками по ее спине и положил ладони ей на плечи, осторожно лаская пальцами нежную кожу под сережками с топазами, и снова крепко обнял.

– И тогда мы закончим то, что начали здесь. Мы будем повторять и повторять это всю ночь. И всякий раз тебе будет очень нравиться. Мы будем делать это до тех пор, пока у тебя останется энергии лишь на то, чтобы положить голову мне на плечо и уснуть.

У Бетти вырвался тяжкий, долгий вздох. Картины, которые она себе только что представила, так взволновали ее, что у нее ослабли колени. Она опасалась, что не выстоит без его силы и страсти.

Эта мысль вернула ее на землю. Она должна выстоять одна, особенно без Макса.

Бетти понимала, что, когда она поцеловала Макса в ответ, это дало ей только временную отсрочку. Она только попробовала прекрасное угощение – всего лишь кусочек – для проголодавшейся женщины.

– Твоя… спутница, – сказала она медленно шевеля губами, – она будет сегодня в твоей постели. Если не я, так она разделит с тобой ложе.

– Нет, – он почти свирепо взглянул на нее. – В моей постели не было никого с тех пор, как я тебя встретил. И никого, кроме тебя, не будет сегодня.

– Макс, не надо…

– Похоже, тебя расстроила мысль, что кто-нибудь, кроме тебя, может оказаться в моей постели. Но тебе не хочется слышать, что я из-за тебя не зову в постель никого другого. Разве ты не поверишь, что я способен быть верным, что я разборчив в связях? Меня не интересуют все женщины вокруг. Я хочу тебя, только тебя.

– Сейчас, ты хочешь сказать. Сегодня ночью, а если мы будем счастливы до тех пор, пока нам будет нравиться общество друг друга в интересной обстановке?

– Разве мы не можем начать просто с вечера, малышка? Ты, действительно, хочешь здесь в коридоре спланировать всю оставшуюся жизнь?

Бетти подняла руки ему на плечи и слегка сжала их.

– Нет, я не собираюсь планировать всю оставшуюся жизнь, – сказала она, немного успокоившись. – Но я не хочу лгать самой себе.

Она поймала его взгляд, и он увидел в ее глазах сожаление и ранимость.

– Я уже знаю, что могла бы… любить тебя. Я знаю также, на что буду надеяться, если поступлю так. Я знаю, что тебе этого не захочется. У меня такое предчувствие, что со временем я испытаю не только наслаждение, но и боль. Так уже было.

– С музыкантом? – сказал он уныло.

– Да.

– Но мы же могли бы…

– Нет, не могли бы.

– А я предсказываю, что ты сможешь. Ты передумаешь. Потому что мы нужны друг другу, а все остальное образуется.

Бетти подняла голову и с мукой взглянула Максу в глаза.

– О, как это все само образуется? Что, ты и Хью Хернер поменяетесь клетками мозга. Даже он уже женился.

Макс отодвинулся от нее и поднял руку, чтобы поправить ее растрепавшиеся волосы. Он слегка улыбнулся.

– Спасибо, что уделила мне минуту на обсуждение небольшого дела, Бетти. Я не буду больше отрывать тебя от обеда. Я хотел бы предложить тебе, прежде чем ты вернешься к мистеру Стайнбергу, загляни в дамский туалет и проверь губную помаду.

– Мне это не нужно. Она вся у тебя на лице.

– И, правда. Ты тигрица! – он засунул руку под пиджак и достал носовой платок. – Я с нетерпением буду ждать очередного обсуждения дел с тобой. Это будет очень скоро.

13
{"b":"84","o":1}