ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Когда Бетти вернулась на свое место, Джей лукаво спросил:

– У тебя нелады с законом?

– Ничего такого, о чем надо волноваться. Она проследила, как Макс через переполненный зал пробирался к своему столику.

– Я думаю, для тебя будет безопасней выкинуть мечты о рыжей на сегодняшнюю ночь. Я уверена, что Макс тебя ей представит.

– О? И что заставило тебя так перемениться?

– Пусть это тебя не волнует.

Джей радостно засмеялся и слегка стукнул кулаком по столу.

* * *

После обеда начался аукцион, где плотный, розоволицый Эрни Ларсон исполнял обязанности ведущего. Перед каждым лотом человек, выставлявший что-либо, выходил и описывал то, что жертвовал на благотворительность. Предлагались различные ремесленные изделия, картины, книги, мебель, одежда, драгоценности и продукты.

Тогда же Эрни представил рыженькую как совладелицу булочной «Медовый вкус». Ее звали Энн. Она подошла к микрофону, широко улыбнулась, а потом голосом, сладким, как пирог с орехом пекан, сказала, что она жертвует сертификат в пятьдесят долларов на покупку продукции своей булочной. – Какие будут предложения? – рявкнул Эрни. Бетти увидела, как Макс начал поднимать руку. Он считал, что настоящий джентльмен должен купить пожертвование своей спутницы. Несмотря на его упорные заверения в коридоре, он был мужчиной, который мог бы, если хотел, менять женщин каждую неделю. А он, возможно, хотел.

Она не собиралась забывать об этом.

Джей вскочил на ноги:

– Двести долларов.

Все обернулись и уставились на него. Бетти видела, как Макс опустил руку, понимающе посмотрел на Джея и улыбнулся. Он поймал ее взгляд и поднял бровь, шутливо бросая вызов. «Это займет моего спутника».

Теперь-то, конечно, потому что Энн смотрела на Джея с восхищением, прижав руки к груди. После такого шокирующего предложения никто не захотел предлагать больше двухсот долларов за пятидесятидолларовый сертификат.

Эрни стукнул молоточком по столу:

– Продано.

Энн не сводила глаз с Джея все время, пока двигалась к своему столику. Он послал ей поцелуй и, счастливо улыбаясь, уселся.

– Ловко. Какой я ловкий!

– Я собиралась просить тебя купить мое пожертвование, распутник.

– Ах, осел. Я просто потратил большую часть сумасшедших денег, но я совершу все же храбрую попытку. А зачем?

– Потому что я подозреваю, что Макс Темплтон…

– Следующий лот, – произнес Эрни. – Самый новый член Торговой палаты, владелица ресторана, который вскоре откроется на Спенсер Стрит. Бетти Квинт, прошу вас! Бетти отодвинула назад стул и вздохнула. В другом конце комнаты Макс слегка приподнялся и повернул стул, чтобы сидеть лицом к микрофону, потом сел с самоуверенностью дилера в искусстве, который может потратить миллионы на покупку Пикассо, «Вот несчастье, – пробормотала она. – Меня сейчас продадут человеку, который хочет иметь рабыню-любовницу, по совместительству продающую копчености».

Подойдя к микрофону, Бетти радостно улыбнулась, стараясь не глядеть в сторону Макса, Он сидел в каких-нибудь десяти-двенадцати футах от нее.

– Добрый вечер, – мило поздоровалась она с аудиторией. – Мой ресторан откроется примерно через две недели. Я готовлю лучше, чем придумываю названия. Он будет называться «У Бетти».

Она остановилась, сцепив перед собой руки. Ладони были уже влажными.

– Моя специальность – копчености. Я уже шесть лет занималась доставкой и приготовлением такого рода пищи и теперь собираюсь открыть ресторан. Сегодня я предлагаю на аукцион обед с копченостями на двадцать персон. Все, что нужно сделать победителю, это сказать, куда и когда доставить обед, и я все организую. Спасибо.

– Хорошо, – прогремел Эрни, взмахнув молоточком. – Я хочу предложить…

– Сотня долларов, – выкрикнул из дальнего угла Джей.

– Сто десять, – подхватил другой мужчина. Бетти взглянула на второго и сжалась. Клеймор Перкинс откинулся на стуле и ухмылялся ей сквозь сигаретный дым. Клеймор был владельцем местного ломбарда и магазина «Сэконд Хэнд», где на вельвете выставлял свою коллекцию портретов Элвиса Пресли. Клеймор не раз уже пытался назначить ей свидание и стал злиться после нескольких дипломатичных отказов.

– Сто двадцать, – отозвался Джей, но на этот раз без особого энтузиазма.

– Сто тридцать, – немедленно сказал Клеймор, дымя свисающей с губы сигаретой. – Я знаю, как вкусен ваш соус.

– Сто тридцать пять, – пробурчал Джей.

– Сто пятьдесят, – прервал Клеймор. Джей покачал головой и с извиняющимся видом взглянул на Бетти. Ее ужас нарастал так же быстро, как и разочарование Максом. Отсутствие у него интереса задело ее чувства, и она упрекнула себя за беспочвенные надежды.

– Кто больше? – спросил Эрни, оглядывая комнату.

Бетти перестала глядеть на Макса, но уже сцепила зубы. Она ругала себя за глупую уверенность, что он совершит красивый жест и выкупит ее лот. «Ты не женщина его судьбы, моя дорогая. И разве ты хочешь, чтобы он, в конце концов, бросил тебя одну?»

– Сто пятьдесят – раз, – сказал Эрни, поднимая молоток. – Сто пятьдесят – два.

Бетти прикусила внутреннюю сторону щеки. Она даже больше не заговорит с Максимилианом Темплтоном.

– Что? Что такое, Макс? – У нее пересохло во рту, и она обернулась к Максу. Он поднял руку ладонью вперед, широко расставив пальцы. Понимающая, хитрая улыбка играла у него на лице, и он изучал ее прищуренными глазами.

– Пятьсот, – негромко сказал он, но голос был таким густым, низким, что слышно было на весь зал.

Все онемели от изумления. Бетти проницательно посмотрела на Макса. Его самодовольная улыбка стала еще шире. Он не только купил ее время и внимание, он дал ей почувствовать себя неловко только для того, чтобы показать свое превосходство.

– Клеймор, вы продолжаете? – спросил Эрни.

Клеймор разочарованно качнул головой.

– Нет.

– Продано, – ударил молоточком Эрни. – Обед на двадцать персон Максу Темплтону. Спасибо, Макс. Спасибо, Бетти.

Она, как на деревянных ногах, повернулась и кивнула Эрни.

– Мне было приятно это сделать. – Потом она отошла от микрофона и вернулась на свое место, не глядя в сторону Макса. Она старалась не сжимать руки в кулаки.

– Позже, малышка, – сказал он с вызовом, когда она пронеслась мимо. – Я уже исхожу слюной.

* * *

Макс заглянул к ней в понедельник, когда Бетти вешала кружевные занавески на окна в основном зале ресторана.

– Вон судья идет, – объявил Энди Парселз. Она взглянула ему через плечо, стоя на стремянке. Макс остановился в проеме двойных дверей центрального входа в дом. Его руки были засунуты в карманы симпатичных серых брюк. От начищенных ботинок до белой ветровки и белой крахмальной рубашки он был одет, как член сельского магистрата после окончания работы. И, конечно, на нем был его узкий галстук.

– Спасибо, Энди! – рассеянно сказала Бетти своему менеджеру. Для него это был сигнал исчезнуть.

Энди пошел назад на кухню, где распаковывал посуду и кастрюли с горшками. Он был маленьким, круглым, с носом-луковицей, с копной всклокоченных седых волос. Одеждой Энди походил на мелкого мошенника: поношенные джинсы, белая Т-образная рубашка с пачкой сигарет, торчащей из кармана, черные ботинки и черный пиджак. Трудно было поверить, что он отец семи детей и дьякон в одной из местных церквей. Но все именно так и было.

Энди также был непревзойденным мастером по организации ресторанов. Он уже собрал надежный, обученный штат кухонных рабочих и официантов. Бетти знала, что высокая зарплата, назначенная ею, помогла Энди найти таких людей. Но эти люди хотели еще и работать с Энди, заслужившим прекрасную репутацию в бытность шеф-поваром закусочной «Гамбургер».

– Тебе повезло, что ты его нашла, – прокомментировал Макс, приближаясь к Бетти. – Не могу поверить, что он согласился работать на женщину.

– Он был несговорчив. Когда мы вели переговоры, он поехал на один мой вызов по обслуживанию на дому и посмотрел, как я работаю. Я думаю, на него произвело впечатление, как я перевозила и перетаскивала продукты и выполняла заказ. Он сказал, что я не сноб.

14
{"b":"84","o":1}