ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Виринея, ты вернулась?
Практическая работа по обитателям болота
Два дня в апреле
Анатомия на пальцах. Для детей и родителей, которые хотят объяснять детям
Шпион товарища Сталина (сборник)
Хищник
Девушка Online. В турне
Как стать звездой YouTube. Хештег Гермиона: Фейл!
Поющая для дракона. Пламя в твоих руках
A
A

– Ты опоздала, – грубо заявил он.

Она отодвинулась, видимо, озадаченная. – Я сказала, в шесть.

– Сейчас шесть двадцать.

– Времени больше чем достаточно.

– Но ты даже не одета для работы.

– Я надену поверх моей одежды большой белый передник шеф-повара. Что должен носить человек, раздающий закуски? Комбинезон, шляпку и именной значок:

«Привет, я Бетти. Насладитесь свиными окорочками»?

– Хорошо, хорошо. Извини.

Он взобрался на нижнюю ступеньку и заглянул в автобус. Интерьер поразил его. Задняя половина автобуса была превращена в настоящую кухню. На окнах в передней части висела ситцевые занавески. Позади сиденья водителя помещалась маленькая кабинка со столом, покрытым клетчатой скатертью. Обстановка была теплой и располагающей.

– Я в первый раз вижу вагон-ресторан, где готовят обеды, – сказал Макс.

Бетти тронула выключатель, и автобус наполнился ярким светом, шедшим из флуоресцентной лампы, укрепленной на потолке.

– Освободите путь, майор, – сказала она резко. – Мне надо работать.

– Так, теперь ты паникуешь, что не хватит времени.

– Нет, я выполняла эту работу много лет, я профессионал. Я знаю точно, сколько времени мне требуется, чтобы накрыть на стол.

Бетти нажала рычаг под сиденьем и откинула кресло. Посмотрев на Макса, она нахмурилась.

– Почему ты на меня злишься?

– Я думаю, ты должна быть более пунктуальной.

– А я думаю, что ты встал сегодня не с той ноги. Ты просто не в духе.

Макс указал пальцем в сторону дома.

– Придержи язык. Давай я помогу тебе что-нибудь отнести.

Бетти медленно поднялась, упершись руками в бедра, и бросила на него взгляд, не сулящий ничего хорошего.

– Я все это сделаю сама. Проваливай!

Макс поднялся по ступенькам и стал напротив нее. Она отвернулась, молча бросая ему вызов. Ее взгляд был злым и пренебрежительным.

– Я потратил пятьсот долларов. Я купил твои услуги, – прорычал Макс сквозь сцепленные зубы. – Я здесь командую.

Он стоял так близко, что мог чувствовать запах розы, исходивший от ее волос, и видеть темно-серые тени, подчеркивавшие ее серые глаза. Теперь эти серые глаза стали чернее тучи.

– Это мой корабль, и я здесь капитан. А ты сейчас будешь выброшен за борт.

– Почему ты отказываешься от моей помощи?

– Потому что ты не предлагаешь, а приказываешь. А я не люблю чужие капризы. Вот почему предпочитаю быть сама себе хозяйкой.

– Я думаю, тебе просто черт знает как не хочется быть рядом со мной, и ты оттягивала поездку до последней минуты.

Она заколебалась и, взглянув ему в глаза, тихо сказала:

– Ты прав.

После этих слов повисла напряженная тишина. Спустившись с подножки автобуса, Макс, наконец выдавил:

– Могла бы выразиться и более дипломатично.

– Всякий раз, когда я бываю рядом с тобой, мне кажется, что я иду по канату. Я боюсь упасть. А тебе нравится заставлять меня испытывать такое. Почему я должна хотеть быть рядом с тобой при таких обстоятельствах?

– Позволь себе упасть. Я тебя поймаю.

– Пожалуйста, давай оставим этот разговор. Мне надо работать.

Макс посмотрел на Бетти, но она не сдвинулась с места. В нем боролись элементарные инстинкты – желание и чувство уважения. Но твердое, все сметающее на своем пути решение как можно скорей затащить ее к себе в постель, возобладало. Его уже не волновало, как он это сделает. Ему не нужно бракосочетание – ему нужна она: она нужна ему больше, чем хотелось бы признать в эту минуту.

– Я уйду, если ты согласишься выполнить одну мою просьбу, – сказал он, – Я хочу, чтобы ты организовала обед у меня дома, после того как здесь закончится свадебный банкет. Я хочу, чтобы ты со мной поужинала. Она согласно кивнула.

– Хорошо. Если на этой свадьбе будет не более восемнадцати человек. Тогда останется два обеда. Но если будет двадцать, я Смогу предложить тебе только корочку хлеба.

– Прекрасно. Положи побольше соуса на мою корочку. – Он покачал головой. – Не будет больше восемнадцати человек.

– Откуда ты знаешь?

– Потому что я позвонил невесте и спросил у нее.

– Ты и вправду любишь планировать свои действия, верно?

– Я планирую каждую возможность и пытаюсь защититься от оппонента, чтобы не оказаться безоружным.

– Но если твоя операция провалится?

– Тогда обратимся к плану Б.

– Что это за план?

Он мило улыбнулся и приложил ладонь ко лбу, отдавая честь доблестному противнику, потом повернулся и покинул автобус. Пока он и сам ничего не знал о плане Б, но тот должен был родиться.

Бетти вошла в зал только на минуту, когда закончила в другой комнате свои приготовления. Ирма Брайсон, семидесяти девяти лет, и Лоренс Кент, семидесяти пяти лет, сочетались браком. Шла тихая, милая церемония. Это привело Бетти в еще большее смятение. Взглянув на худенькую Ирму с букетом гвоздик на темно-вишневом платье и дородного Лоренса, прижимавшего руку Ирмы к пиджаку своего старого голубого костюма, она наполнилась чувством мучительного счастья. А посмотрев, как Макс уважительно и торжественно обращается с этой пожилой парой, она смутилась от нахлынувшей нежности. Как может он с такой глубокой потребностью и способностью защищать отказываться от возможности построить свою семью.

Бетти покинула зал и вошла в банкетную комнату. На длинном столе были аккуратно расставлены блюда с горячей закуской. У одной из стен стоял стол. Красивые стулья с высокими спинками выстроились у противоположной стены. Гладкий сосновый пол был устлан прекрасными старинными коврами.

Белые стенные канделябры с матовыми стеклами посылали свет вверх, а с потолка свешивалась хрустальная люстра с подвесками, напоминавшими капли росы.

Комната была полна старомодного достоинства. Макс добавил в нее современные удобства. Существует ли золотая середина, где и они могли бы найти понимание? Бетти подошла к сервировочному столу и бесцельно ткнула вилкой в кастрюлю с копчеными цыплятами.

Она увидела бутыль для пунша, которая стояла на отдельном столике вместе с подносами. Рядом с бутылью возвышался великолепный двухэтажный торт, украшенный розочками из крема и надписью: «Ирма и Лоренс – Много счастья».

Торт выбирал Макс, и Бетти восхитилась его щедростью и вкусом.

– Прекрасно пахнет, – окликнул ее осанистый джентльмен, входя в комнату. – Ирма и Лоренс только что закончили давать свои обещания. И теперь мы можем поднять шум.

– Поднять шум? Как это? Заинтересованная Бетти смотрела, как он достает гигантскую коробку и ставит ее на маленький столик в углу комнаты. Достав магнитофон, он вставил кассету, которую вынул из обувной коробки. Когда он нажал кнопку, послышалась музыка часов Биг Бен. – Бенни Гудмен,[3] – закричал громко джентльмен, пощелкивая пальцами и отбивая ритм. Он сдвинул коврики и потащил их к дальней стене.

Стройная, красивая женщина с голубоватыми седыми волосами вплыла в комнату, держа перед собой большой бумажный мешок.

– Я принесла пунш.

Люсиль Клуни достала из мешка молочные бидончики. Из них она налила в бутыль светло-розовый пунш.

– «Виноградный сюрприз», – с улыбкой обратилась Люсиль к Бетти. – Я делаю его только раз в году, но очень горжусь его известностью. Я уверена, вы уже слышали о моем «Виноградном сюрпризе».

Бетти колебалась. Но потом решив, что это невинная ложь, которая принесет старушке радость, кивнула.

– Мне говорили, что этот пунш бесподобен.

Люсиль хихикнула и сунула пустой бидон под стол. Через несколько секунд комната начала наполняться людьми. Впереди всех шла Норма. За ней шагал Макс, держа под руки двух пожилых высоких леди.

Он сразу взглянул на Бетти. Волны желания вспыхнули в ее теле, когда его взгляд коснулся ее и восхищенно оглядел с головы до ног. Ведя дам к стульям, он заботливо сократил шаг, подстраиваясь под их темп, но доведя своих спутниц до места, круто повернулся и пошел сквозь толпу к сервировочному столу Бетти.

вернуться

3

Известный американский кларнетист, руководитель джаз-оркестра

16
{"b":"84","o":1}