ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я – танкист
Однополчане. Спасти рядового Краюхина
Пропаданец
Вигнолийский замок
Шум пройденного (сборник)
Шепот в темноте
Фея с островов
Купец
Эринеры Гипноса
A
A

Она обнаружила, что с силой сжимает длинную ложку, чтобы не тряслись руки. Черные ботинки Макса издавали на деревянном полу тяжелые решительные звуки, его широкоплечее тело под франтоватым костюмом двигалось с очаровательной грацией. Бетти вдруг пришло в голову, что он больше похож на элегантного разбойника со старого Запада, чем на сельского судью.

Макс остановился прямо перед столом и, наконец, отвел глаза от Бетти, взглянув на длинные ряды подносов.

– Тебе удалось успеть, – признал он. – Извини, что сомневался в этом.

Его восхищение согрело ей душу. Она расслабилась до угрожающей степени. Она хотела его, как солнце хочет светить, но она не могла, не должна позволить, чтобы это чувство завладело ею. Однако она могла бы улыбаться ему и получать удовольствие от его комплиментов.

– Поешь чего-нибудь, – предложила Бетти. – Сэндвичи с ребрышками и отбивной курятиной, а еще рагу по-ганноверски, кофе, охлажденный чай.

– Я свое возьму позже.

– Это угощение за счет фирмы.

Он слегка качнул головой, смеясь зелеными глазами, так притягивавшими ее. Но за этим весельем скрывалось что-то другое – отчаянная попытка разделить с ней тайну его необузданной страсти, которая будет принадлежать ей, если только она согласится.

Их напряженное молчаливое общение было нарушено внезапным появлением еще около дюжины гостей, которые не присутствовали на бракосочетании. Ирма и Лоренс позировали в углу другу-фотографу. Они пожали руки вновь прибывшим и пригласили их пройти.

Макс медленно повернулся и с тревогой взглянул на вошедших. Бетти прикрыла рукой улыбку.

– Твои планы провалились. Мы должны принять тридцать человек. Хорошо, что я всегда привожу лишнюю еду.

Она наклонилась и стала проверять готовые подносы, заполненные салатом из шинкованной капусты и печеными бобами.

– Они меня сейчас обчистят.

Люди выстроились у края стола, и первый уже наполнял пластиковую тарелку нарезанными на кусочки пикулями.

Некоторые старики выглядели болезненно; не было здесь богатых, о чем говорила чистая, но довольно поношенная одежда. Но, похоже, все предвкушали чудесную вечеринку, и у всех блестели глаза, когда они смотрели на закуски.

Макс почти неслышно что-то пробурчал, но потом перегнулся через стол и прошептал Бетти на ухо:

– Я хочу, чтобы эта компания хорошо пообедала и повеселилась. – Он выглядел разочарованным, но настроенным решительно. – Так что используй всю еду, что у тебя есть. Не оставляй ничего для нас. Ты избежала перестрелки, во всяком случае, сегодня вечером. Так что расслабься и веселись.

Бетти от удивления разинула рот. Ее мучительное состояние дополнилось разочарованием. И она поняла, что с нетерпением ждала этого обеда, хотя и противилась.

– Я… ну что ж… как тебе бифштекс? – ляпнула она.

Он все понял и изумился. Потом приподнял бровь.

– Язык проглотишь!

– Ты кое-что понимаешь. В холодильнике в автобусе есть еще две-три кости.

– Я лучше съем жареной картошки, она не так далеко.

– Я запасусь мясом, а ты картошкой.

Как тебе мой план?

– Фантастика.

Он посмотрел на нее с таким довольным выражением, что Бетти села и глупо улыбнулась ему.

Однако Макс был озадачен.

– Ты изменила отношение ко мне. Почему?

Она быстро убрала улыбку и сделала безразличное лицо. Потом, пожав плечами, сказала:

– Ты настоящий мужчина. Я не хочу, чтобы ты остался голодным.

Он немного помолчал, потом ответил:

– Ты милая леди. Я не хочу, чтобы рядом со мной ты чувствовала себя неуютно. Я действительно хотел бы стать твоим другом.

Он говорил без малейшего намека на издевку. Бетти была так тронута, что чувства нахлынули на нее, как весенний ливень. «Я искала тебя всю жизнь», – сказала она ему молча.

Она опустила глаза в кастрюлю с бисквитами, стоявшую под столом, и сделала вид, что пристально рассматривает их.

– Это меня устроит.

– Хорошо.

Люди начали ходить вдоль стола, самостоятельно себя обслуживая. Они уже мурлыкали об аромате деликатесов и, попробовав несколько кусочков, бурно выражали восхищение.

Бетти встала.

– Теперь мне пора работать, тихо сказала она Максу, хотя ей ужасно не хотелось заканчивать беседу.

– Ты работай. А я буду смотреть на тебя. Он потянулся за куском, но морщинистая улыбающаяся леди прервала его, шлепнув по мощному плечу.

– Ты не против потанцевать, мальчик? Кто-то сделал звук магнитофона громче.

Матрона подмигнула Бетти:

– Можно мне его у вас украсть?

– Я вам разрешаю, – сказала та приятным голосом.

Женщина взглянула на Макса.

– А ты можешь шевелить ногами под эту старую музыку?

Макс поднялся и с насмешливым вызовом взглянул на даму.

– Я сын Бертрама Темплтона. Я могу затанцевать вас до дыр в подметках.

Она захихикала и ткнула в него костлявым пальцем.

– Ты так же хорош, как и твой отец. Но теперь давай танцевать. Я стара для всего другого. Пошли.

Макс рассмеялся и подал ей руку. Бетти повернулась к цепочке людей и занялась накладыванием еды. «Он сын своего отца. Не забывай этого», – напомнила она себе.

С едой было покончено уже через час, и только птичий аппетит нескольких гостей позволил Бетти растянуть свои запасы на всех. И теперь она слушала восхищенные комплименты этих людей, но к тому времени, когда они закончили есть, она была совершенно изнурена.

Она не так много работала, чтобы устать. Нет, она была измотана постоянным внутренним напряжением от присутствия Макса. Прежде чем начать уборку, Бетти решила посмотреть на то, как танцует Макс. Он двигался с изяществом, которое не скрывало его мускулатуры. Он часто смеялся, громко и раскатисто, заглушая музыку.

А когда он снял свой пиджак, Бетти взглянула вокруг и заметила, что в присутствии красивого мужчины возраст забывается. Все дамы улыбались и строили глазки. Многие даже надели очки, чтобы лучше его рассмотреть.

– Милая, ты уже взмокла, ты заслужила награду, – сказала уже знакомая ей маленькая леди, подавая пунш.

Бетти оторвала взгляд от Макса и улыбнулась Люсиль, державшей стакан «Виноградного сюрприза».

– О, спасибо.

Она взяла чашку, скрывая нежелание пить. Прострадав все время обучения в колледже от своей излишней упитанности, она соблюдала диету, чтобы не толстеть. Но эти южные пуншевые напитки, казалось, состояли из чего-то еще, кроме сахара и воды. Они ей понравились.

Бетти сделала глоток. Напиток имел приятную резкость, чем и отличался от всех других пуншей. Она с любопытством взглянула на Люсиль. – Сок лимона? Люсиль громко рассмеялась. Бетти сделала второй глоток. Напиток был прекрасным. Слегка сладковатым. Можно допить, не испытывая вины. Она поднесла чашку к губам и допила содержимое.

Внезапно ей показалось, что слишком жарко. Еще немного пунша ее охладит. Она дотянулась до бутылки, налила еще чашечку и села на стул возле стола с пуншем. Она сделала несколько больших глотков, пока смотрела на танцующих. Вдруг она поймала себя на том, что начала глупо улыбаться и притопывать в такт музыке. Музыка джаз-оркестра была дивной. Боже, ей никогда не было так хорошо. Она решила купить целую коллекцию пластинок Бенни Гудмена.

Пропади ты пропадом! Ее чашка снова была пуста. Эта посуда такая маленькая. Она дотянулась до бутылки и снова плеснула пунша, потом откинула голову и опрокинула чашку одним глотком. И тут же наполнила чашку вновь.

Четыре чашки пунша за пять минут. Боже, она превратится в поросенка. Бетти швырнула пустую чашку на стол и посмотрела на Макса, отплясывавшего с дамой в два раза старше любой бабушки. Бетти позволила своему взгляду коснуться всех частей его тела. Она вздохнула от восхищения.

Внезапно вся ее кровь бросилась в одно место. Она пульсировала, вызывая боль в сосудах. Почему она его отвергала? Она не могла даже вспомнить. Она захотела просить, упрашивать Макса потанцевать с ней. Ей хотелось прижаться к нему и скользнуть руками по его длинной мускулистой спине, потом вниз по холмикам между бедер и коснуться крестца.

17
{"b":"84","o":1}