ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она не могла говорить. Все, что она могла делать, это рыдать и истерически смеяться, ощупывая Фокса По и Макса. Он был покрыт копотью, от черных обрывков его рубашки и брюк шел дым.

Он еще задыхался, хватая ртом воздух, И, наконец, смог проговорить – Я пахну… как… плохая копченая… курица.

– Ты пахнешь чудесно, – она взяла его лицо в свои руки и поцеловала.

Фокс По кашлял все сильнее и начал беспомощно трясти головой. Бетти озабоченно постучала несколько раз по спине бедного животного. Фокс По сделал несколько глубоких вздохов и вдруг начал подергиваться.

– Ну-ну! – Макс снял Фокса с плеча. Бетти, скрестив ноги, села рядом с ним, и они вытянули кота у себя на коленях.

Пожарник принес бутылку с кислородом и надел на морду Фокса По маску. Через несколько секунд, после тяжелых вздохов, кот поднял голову и грозно зашипел.

– Живой и все такой же милый, – заметил Макс.

Одной рукой Бетти счищала грязь с подпаленной шерсти кота, а другой она обняла Макса за талию и прижалась к нему. Он быстро обхватил ее плечи и так крепко обнял, что ей показалось, что без кислородной маски ей тоже не обойтись. Но она даже не пискнула.

– Как тебе удалось выбраться из дома?

– Я что, зря служил двадцать лет в морской пехоте? – сказал он важно. – Я учился использовать в трудной ситуации любую возможность. У меня прекрасная реакция на опасность. Я уже не говорю об удивительной образованности и физическом совершенстве.

– Так как тебе удалось выбраться из дома? – спросил любопытный свидетель этой сцены.

– Черный ход оказался открытым.

Люди загоготали и зааплодировали. Бетти склонила голову Максу на плечо и закрыла глаза. Она чувствовала, как его рука пожимала ее плечо, а сама она нежно, благодарно поглаживала его спину.

Главный пожарный пробился сквозь толпу и опустился рядом с ними на колени. Бетти устало улыбнулась ему.

– Спасибо. Я знаю, что вы и ваши люди сделали все возможное.

Он кивнул:

– Я и впрямь очень сожалею. Похоже, огонь начался в верхних комнатах.

– Я оставила включенным электрообогреватель. Но это ведь была самая совершенная и безопасная модель.

– Электропроводка в доме была очень старой, нет даже смысла говорить о том, что случилось. Но, видно, обогреватель вызвал перегрузку в сети.

– Все же вам надо поточней разобраться в этом, – перебил его Макс.

Бетти смотрела на дымящиеся развалины того, что еще недавно было мечтой о доме. До нее начало доходить: она смотрела на разрушение наследия семьи Квинт. Она была почти разорена и теперь лишилась дома со всем имуществом.

– Я только на прошлой неделе перевезла мебель, – пробормотала она.

– Детка? А страховка? – спросил Макс. Бетти мрачно посмотрела на него.

– Не покупай дешевый страховой полис у маленькой компании, Максимилиан.

– Что ты такое говоришь?

– Моя страховая компания объявила о банкротстве в прошлом месяце. Я не нашла времени купить новый полис.

– О, детка, мне очень жаль.

Макс закрыл глаза. Когда он снова открыл их, в них была симпатия и озадаченность. Бетти могла себе представить, что он сейчас скажет. Почему дешевая страховка? И почему она не начинала реконструкцию дома, ведь говорила, что собирается это делать?

Главный пожарный грустно покачал головой и ушел. Люди потянулись к своим машинам. Пожарные жевали табак и сплевывали, поливая дымящиеся развалины.

Бетти испытывала муки контузии, она погладила кота по голове и взглянула на Макса. Его глаза были для нее убежищем.

– Спасибо небесам, что ты жив, – наконец прошептала она. – Я только из-за этого волновалась в тот момент. Я не хочу сейчас говорить о доме.

Он привлек ее голову к себе и поцеловал.

– Ты не хотела бы пожить несколько дней в моей комнате для гостей? В моей гостевой комнате еще никогда не жила прекрасная, испачканная грязью розовая фея. И у меня никогда не гостил кот-мутант. Он, кстати, грызет сейчас спасшую его руку.

Бетти опустила глаза. Фокс По слегка покусывал пальцы Макса. Потом любовно лизнул его ладонь и потерся головой о колени.

– Он от тебя без ума. Теперь, наверно, он будет повсюду ходить за тобой. Я не думаю, что его воинственное отношение к тебе сохранится.

– Ты очень уж уверена, – осторожно заметил Макс.

Бетти подняла голову и встретила ищущий взгляд зеленых глаз.

– Потому что я знаю точно, что он должен сейчас чувствовать.

* * *

Макс взглянул на маленькие часы со стрелками, стоявшие на каминной полке. Три часа ночи. Он обхватил голову руками, чувствуя груз вечерних событий – не пожар, а произведенное этим пожаром на Бетти впечатление; Он никогда до этого не испытывал такой радости и нежности. Последние несколько часов он лез из кожи, чтобы она почувствовала себя лучше.

Но он не был уверен, что справился с этим делом. По его настоянию Бетти съела сэндвич и выпила стаканчик коньяка. Она позволила себе поплакать в его теплых объятьях, когда они сидели в темноте на кушетке. Она не хотела разговаривать, отвечать на вопросы, которые ему так не терпелось задать. Хотя она знала, что он ждет ответов.

Когда Макс упомянул, что она должна позвонить родителям, Бетти отрицательно замотала головой. Они были в Европе. Ее мама не обратит внимания, а отец прочитает лекцию о пользовании электрообогревателями. Бетти сказала с легкой улыбкой, что ее родители будут своим сочувствием только действовать на нервы.

Итак, Максу оставалось предложить лишь молчаливую поддержку. Он нашел в своей душе что-то такое, что считал навсегда утраченным. Он обнаружил желание принимать ее молчание, ее загадочность. Он обнаружил в себе веру в нее и был благодарен ей за это.

* * *

– Макс? – ее тихий голос шел из холла. Он быстро повернулся и взглянул на Бетти. Она стояла там с его большим белым полотенцем в руках. Ее волосы были еще мокрыми. Они прилипли к шее и лицу и вились черными блестящими прядями. Она выглядела растрепанной и очень беззащитной.

Под глазами обозначились темные круги, но она улыбалась, оглядывая себя. На ней был его серый спортивный костюм. Блуза свисала почти до колен, а брюки были такими широкими и длинными, что лежали большими складками у ее ног.

– Я утонула. Я могла бы поместиться в них четыре раза.

– Я позвоню Норме и спрошу, что она может…

– Нет, – ее взгляд обезоруживал его. – Мне нравится это. Прекрасный костюм. Она опять изучающе взглянула на Макса. – Ты выглядишь измученным. Иди и ты прими душ.

Макс кивнул, радуясь заботе, стараясь скрыть лицо, чтобы она не поняла, как ему хочется принять душ вместе с ней. Он поднялся и подошел к Бетти. Они прошли в холл, и он проводил ее в комнату для гостей, где в центре кровати похрапывал Фокс По.

Максу не хотелось думать о своей одинокой постели, но он не был уверен в том, как Бетти отреагирует, если он предложит спать вместе. Он сомневался, что она поверит словам об удобстве и близости живого существа. А именно об этом он и мечтал.

Он коснулся губами ее лба, потом резко отодвинулся.

– Спокойной ночи, детка. Добрых снов.

Бетти начала что-то говорить, задохнулась и просто кивнула в ответ. Макс не мог понять загадочный блеск ее глаз, но он был таким провоцирующим, что его нынешнее эмоциональное состояние не позволяло ему задерживаться здесь. Он подмигнул ей дружески и вышел из комнаты.

Через полчаса Макс вылез из-под душа, который делал попеременно то холодным, то горячим. Он хотел заставить свое тело расслабиться, хотя каждый нерв, каждая клетка мозга были полны Бетти. Ему хватило бы, если бы он мог просто обнять ее. Макс с удивлением отметил появление в себе такого желания, почти не веря, что ему под силу подобное отношение к женщине.

Вытирая волосы, он чувствовал прохладу. Натянув пижамные брюки и толстую голубую куртку, он вошел в холл и открыл дверь в спальню.

Макс споткнулся в темноте, пристально глядя на кровать. На секунду ему показалось, что свет и тень играют с ним злую шутку.

28
{"b":"84","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Баллада о Мертвой Королеве
Рассмеши дедушку Фрейда
Бородатая банда
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
Изумрудный атлас. Огненная летопись
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер
Карлики смерти
Assassin's Creed. Кредо убийцы
Ответ перед высшим судом