A
A
1
2
3
...
28
29
30
...
40

На его постели, свернувшись калачиком на одной половине, под его красным, цвета бургундского, одеялом спала Бетти. Она сложила обе руки под подбородком. Макс уронил полотенце и тихонько сел возле нее. На кровати лежал плотный японский матрас, подо всем этим располагалась платформа из красного дерева, и все же кровать казалась низкой для него.

Макс стал на колени и коснулся щеки Бетти тыльной стороной ладони. «В следующий раз не будет никаких поблажек», – когда-то предупредил он ее. Но сейчас он нежно сказал:

– Бетти Беле, ты не ошиблась кроватью? Все зависит от того, зачем ты сюда пришла.

Она вздрогнула и открыла глаза, радостно улыбаясь Максу, потом приподнялась и коснулась пальцами его подбородка.

– Я знаю, что ты устал, но ты ведь не станешь возражать, если я посплю с тобой? Я просто хочу быть поближе к тебе.

Лишь спустя минуту он смог ответить:

– Нет проблем.

Макс попытался пошире улыбнуться и крепко обнял Бетти. Затем стащил куртку и забрался в постель рядом с ней.

Бетти повернулась к нему лицом и положила ладони ему на грудь.

– Я так устала. Я с трудом открываю глаза.

– Я тоже. – Макс испытывал умиротворенность от ее прикосновений. Он ощутил, как в нем медленно нарастает возбуждение. Он положил голову на подушку и неторопливо привлек Бетти к себе, сознавая, что такую прекрасную дружбу и такой уют редко удается разделить в постели. Потом он почувствовал упругий член, обжигающий его живот. Но постепенно возбуждение стало проходить. Он никогда не будет слишком усталым, чтобы хотеть Бетти. Но сейчас ожидание само по себе уже было сладким удовлетворением.

Она спрятала лицо у него на груди. Чувствуя необыкновенную легкость от полного доверия, они улеглись в уютном, удобном объятии. Их ноги сплелись, а руки лежали свободно, обнимая друг друга, лица касались.

– О, Макс, – прошептала она голосом, полным умиротворения. – Ты был сегодня великолепен. Я никогда этого не забуду.

Он поцеловал ее волосы, усмехнувшись.

– А я тебе этого и не позволю.

* * *

Бетти на цыпочках возвращалась в спальню после того, как взглянула на Фокса По. Она остановилась у окна всего в нескольких шагах от большого японского матраса. Ее взгляд обратился к звездам. Первые признаки восхода солнца окрасили горизонт и осветили белые простые занавески на окнах. Она с тревогой наблюдала за спящим Максом.

Она была так слаба, так хотела спать, что уснула, как только его руки обняли ее, и лишь теперь она поняла, как использовала его. Бетти вспомнила его тело, вспомнила его отвердевший член, прижимавшийся к ее бедрам, когда она беззаботно прислонилась к Максу, используя его для собственного удобства.

Ему нужно было большее. Она думала, что он об этом скажет. Вместо этого Макс вздохнул так счастливо, что она уснула блаженным сном. Этот мужчина был ни на кого не похож. Он был с ней честен, и она должна быть честна с собой. Она принадлежала ему так, как никому и никогда.

Макс, спавший на спине, похоже, обнаружил, что Бетти покинула постель. Он потянулся и сонно пошарил рукой, ища ее. Нежность и желание согрели ее кровь. Смеясь, она сбросила огромный спортивный костюм, опустилась на кровать и скользнула под покрывало.

Бетти устроилась поближе к Максу, но не касалась его тела. Она медленно положила руки на его обнаженные плечи. Тихий стон полупроснувшегося от удовольствия человека вырвался из его горла.

Бетти задрожала от ожидания и приблизила к Максу свое тело, чтобы дотянуться до его полураскрытых губ. Он сонно обнял ее и прижал к себе.

Его тело напряглось. Мгновенно проснувшись, он приподнялся на одном локте.

– Макс, – прошептала Бетти, лаская покрытые волосами мышцы его груди. – Не надо раскаиваться, Макс. Мы так нужны друг другу.

Над ней склонилось большое мощное, мужественное тело. Оно было мягким и пахло возбуждающе. Он был взъерошен, и ей вдруг захотелось пригладить эти волосы, а потом вновь взлохматить. Его глаза были припухшими от сна, но не сонными. Ее дыхание участилось, когда она увидела, каким откровенным взглядом он изучал ее.

– Я сделаю все возможное, чтобы ты была счастливее, чем когда-либо, – пообещал он низким смущенным голосом.

– Я отвечу тебе тем же.

Он слегка откинул простыню, и она задрожала, когда кончики его пальцев коснулись ее груди.

Постепенно усиливая возбуждение, он снова потянул простыню. Его взгляд ласкал ее, пробуждая реальные ощущения на коже и в самой глубине ее существа. Ее спина инстинктивно прогнулась, ноги сплелись с его ногами, а грудь стремилась насладиться его ласками.

Стаскивая простыню все ниже, Макс обвел пальцем вокруг пупка, потом нежно нажал суставом на углубление. Волны острого желания затопили Бетти. Она изо всех сил вцепилась в плечи Макса, когда он, ладонью поглаживая ее живот, начал касаться сверхчувствительной кожи. Потом его рука продвинулась вверх.

– Прекрасные ребрышки, как я и подозревал, – пошутил он хриплым голосом. – Я хотел бы посмотреть, что под ними.

Бетти застонала, когда его рука начала ласкать ее грудь. Похоже, что воздух гудел от предвкушения. Жар их тел смешивался с ароматом возбуждения. Ничто уже не могло оторвать их от занятия любовью – ни застенчивые игры, ни воздержание.

Когда Макс обхватил руками ее спину, самообладание покинуло его, и из его груди вырвался прерывистый и нервный вздох. Бетти держала его лицо в своих руках, когда он вдавил ее в постель и их губы встретились в сладком, но неистовом поиске удовлетворения. Пальцы Бетти пробегали по его плечам и спине, изучая упругие мышцы. Потом она подняла руки к его затылку, гладя его темные блестящие волосы. Они были, как короткая драгоценная шкурка норки, плавно переходившая в жесткую поросль на его теле. Бетти продолжала свои исследования, наслаждаясь изменчивыми формами, углами и кожей, которых она касалась.

Кончики пальцев бродили по подбородку, влюбляясь в силу его опытного, изобретательного рта, ласкавшего ее губы. Она обняла его тяжелые плечи и скользнула по рукам, останавливаясь на маленьких круглых углублениях. Они ее озадачили.

– Шрамы от шрапнели, – торопливо прошептал Макс. – Из Вьетнама. Они незаметны на коже, можно обнаружить только на ощупь.

Тихий, мучительный протест вырвался у нее из горла:

– Они прекрасны. Прекрасны; Я совсем не обращаю на них внимания. – Она поцеловала его и почувствовала, что награждена улыбкой.

Он провел рукой по ее позвоночнику и бедрам, любовно сжимая ее круглые ягодицы, Потом скользнул пальцами по внутренней поверхности бедер, подразнивая ее.

Бетти прогнулась, ища твердую плоскость его живота, и натолкнулась на крепкий стержень его члена под тонкой тканью пижамы. Подсунув руки между телами, она подергала шнурок его брюк. Он был завязан тугим узлом.

– Макс, что ты с ним сделал? – спросила она с тревогой. – Это что, устройство против вторжения?

Хрипло рассмеявшись, он сел и развязал узел.

– Я старался оградить тебя от военной тайны.

Он поднял руки, пояс пижамы свободно сполз, открывая пупок и волосистую полосу живота под ним. Бетти тоже села и обняла его за талию, опуская ладони все ниже и ниже.

Она откинула голову назад, чтобы видеть выражение его лица.

– Я, возможно, снижу уровень твоей обороны, майор.

Он взял ее голову руками, нежно поглаживая большими пальцами ее щеки.

– Я сдаюсь.

Дрожа от любви и вожделения, Бетти сняла пижаму с его бедер. Она изучала его не дыша, потому что не могла найти слов, чтобы высказать ему свои чувства. Вместо того чтобы мяукать комплименты, она наклонилась и поцеловала его стройное тело.

– Ты великодушный… победитель, – постарался пошутить он, но слова превратились в глубокий вздох.

Бетти погладила его бедра.

– Ляг и позволь мне продемонстрировать свое великодушие.

Макс лег на спину и стал наблюдать за ней в напряженном молчании. Бетти дышала, как и он, часто и отрывисто. Став перед ним на колени, она стащила с него тонкую хлопчатобумажную пижаму.

29
{"b":"84","o":1}