A
A
1
2
3
...
34
35
36
...
40

– Ты и раньше предлагал мне это.

– Это было почти грубо, недостойно. Что-то вроде «будь моей подружкой, эй!?»

– Да, именно это ты и говорил.

– Пчелка, я увидел свет. Это холодный, безжалостный мир. Это сумасшествие. Мне это не подходит. Мне нужна стабильность в жизни, – он глубоко вздохнул. – Я хочу, чтобы там кто-то был рядом со мной. Мне нужна ты.

– Я была с тобой много лет. Ты сам перешагнул через меня.

Он обнял ее за плечи.

– Так больше не будет. У меня честные намерения. Я прошу тебя выйти за меня замуж.

Бетти была ошеломлена. Не обрадована, как поняла сразу же. Она была просто изумлена. Они расстались больше года назад, ни разу не разговаривали даже по телефону. А теперь он появляется на приеме у родителей и предлагает замужество.

– Я ждала этого предложения пять лет, – напомнила она. – Но теперь несколько поздновато.

– О, я знаю, тебе нужно время, чтобы перестроиться. Я собираюсь пробыть здесь неделю. Почему бы нам не сбежать с этого вечера и не отправиться, например, ко мне в отель…

– Извините, – перебил его другой мужской голос, – но я могу поклясться, что вы ударяете за моей дамой.

Бетти даже задохнулась от неожиданности. Она забыла, как неслышно может ходить Макс. Не то чтобы она желала что-то скрыть… Макс прислонился к стене в нескольких ярдах от них, сложив руки на груди и скрестив ноги. Он казался абсолютно спокойным. Только прищуренный злой взгляд, которым он одарил Слоуна, выдавал его истинное настроение.

Слоун переводил озадаченный взгляд с Макса на Бетти.

– Это верно, Пчелка?

– Верно.

– Он имеет для тебя значение?

– Да.

– Больше, чем я когда-то?

– Я вообще-то не обязана рассказывать тебе о своей жизни.

Слоун нахмурился.

– Я могу посоревноваться.

– Ты даже не в игре больше.

Макс приблизился и стал по другую сторону от Бетти, улыбаясь без намека на теплоту.

– Вы, должно быть, Слоун Ричардс? Бетти торопливо представила их друг другу. Она никогда до этого не видела, как Слоун ревнует. Но она и не давала ему повода делать это.

Он пожевал нижнюю губу и выдавил:

– Пчелка, я знаю, что мне многое нужно исправить. Я все еще люблю тебя, Пчелка. Я хочу жениться на тебе. В церкви, с цветами, тортом, медовым месяцем, со всем на свете. Я хочу, чтобы у нас были дети. Я хочу, чтобы ты преуспела в своем бизнесе. Ты можешь открыть в Лос-Анджелесе большой ресторан с копченостями. Я помогу тебе. Бетти покачала головой. Она чувствовала на себе взгляд Макса. Почему не он делает это страстное предложение? Слушать его из уст Слоуна было для нее невыносимо: это напоминало злую шутку.

– Я позвоню тебе, – вяло ответила она Слоуну. – Мы позавтракаем вместе. Сейчас не время и не место для…

– Спокойной ночи, мистер Ричардс, – Макс взял ее за руку. Он не сжимал, но держал ее крепко.

Слоун упрямо покачал головой. В нем было какое-то болезненное одиночество. Бетти импульсивно приблизилась к нему и коснулась его руки.

– Мы поговорим позже. Где ты остановился?

– В Риц-Карлтон, – он ошеломленно указал на Макса. – Пчелка, ведь ты же не серьезно увлечена этим прямолинейным типом.

Ты ведь свободна, верно?

– Я не занята, – сказала она зло. – А тебе лучше прекратить болтать. Уходи.

Макс холодно усмехнулся.

– Последуйте ее совету, мистер Ричардс.

Слоун смотрел на Бетти, указывая на Макса.

– Он такой старый, Пчелка.

– Старый? – угрожающе взглянул на него Макс, сардонически улыбаясь. – В апреле мне будет тридцать девять. Но, конечно, если бы мой «фаворит» был при последнем издыхании, я бы расстраивался. Однако… – Он лукаво взглянул на Бетти. – А сколько лет вы бреетесь!

Бетти почувствовала приближение головной боли. Она покорно взглянула на Макса.

– Слоуну двадцать шесть. Макс секунду смотрел на нее.

– Грабитель из люльки. Слоун трагически застонал:

– Пчелка, ты должна дать мне шанс. Бетти рассвирепела:

– Все эти годы я ждала, что ты достигнешь моей зрелости. Но сейчас до меня доходит, что я ненамного старше тебя. Ты должен был повзрослеть гораздо раньше.

– Я теперь повзрослел, – он схватил ее руку и поцеловал. – Мы позавтракаем, как ты говорила. О'кей?

– Ленч. Хорошо.

– Никакого ленча, – влез Макс. – Это пустая трата времени.

Слоун испепеляюще взглянул на него.

– Не слишком-то разгоняйся, дедушка. Макс заскрипел зубами.

– Смотри, я тебе сейчас поддам.

– Спокойной ночи, Слоун, – быстро сказала Бетти.

Но Слоун был неумолим.

– Пчелка, послушай. Я знаю, что совершал ошибки. Я пользовался твоими деньгами. Черт, я фактически разорил тебя. Но ты знаешь, я сделал это ради хорошей цели. И посмотри теперь на меня, – он развел руками. – Я добился успеха потому, что ты любила и поддерживала меня в борьбе.

Ее унижение было ужасным. Макс узнал ее финансовый секрет. Он знал, что она была дурой, что теперь из-за этого вынуждена биться, что она нуждается в его помощи больше, чем хотела бы ему показать. Его пальцы впились в ее руку, и Бетти с достоинством посмотрела на Макса. Его лицо было маской гнева.

– Я думаю, нам с тобой надо поговорить без этого чудо-мальчика.

– Да, – она качнула головой.

– Скажи мне, Пчелка…

– Спокойной ночи, – сказал Макс голосом, полным нескрываемой угрозы.

Бетти позволила ему проводить себя из холла. Его шаг был широким и торопливым.

– Сюда, – резко сказала она, показывая на боковой холл. – Пойдем в зимний сад.

Когда они вошли в комнату, причудливо уставленную кадками и горшками с цветами и растениями, Макс повернулся к Бетти. На его лице ходили желваки, ее обдало зеленым холодом колючих глаз.

– Почему ты не сказала мне, что разорена?

– Мне не хотелось объяснять причины.

– Так вот как, по-твоему, надо обращаться с теми, кого любишь – скрывать от них свои секреты.

– Мои ошибки – мое личное дело. Я сама с ними справлюсь.

– Ужасное поведение для женщины, которая стремится выйти замуж, жить общей жизнью с мужем и доверять ему.

– Ты не хочешь быть кандидатом в мои мужья, так почему ты злишься, что я обхожусь с тобой не как с женихом?

– Но ты считаешь подходящей кандидатурой этого перезрелого подростка?

– Я совершила ошибку, – сказала она сквозь зубы. – Я с ней справилась.

– Нет, если ты с этой ошибкой собираешься завтракать.

– Ленч не говорит о наличии романтических увлечений.

– Я прошу тебя больше с ним не встречаться.

– У тебя нет на это прав.

Они посмотрели друг на друга с вызовом Она ужасно себя чувствовала из-за того, что Макс ревновал; она не испытывала радости оттого, что появление Слоуна причинило ему боль.

Макс с гордостью выпрямился. – Я не думаю, что ты хотела подразнить меня присутствием другого мужчины, но именно так сейчас получилось.

Бетти испуганно отшатнулась от него. Она была так удивлена, что почти потеряла способность рассуждать.

– Ты думаешь, что я заставляю тебя жениться на мне? – она сжала кулаки. – Расслабься, майор. Я слишком горда и самоуверена, чтобы играть в такие игры. Я хочу, чтобы мужчина сделал мне предложение по собственной воле.

– Так Слоун, возможно, еще ждет в холле.

Его слова обожгли ее. Она уговаривала себя, что он не хотел ее оскорбить, но боль была слишком сильна.

– Я надеюсь на это, – тихо ответила она. – Я хотела бы поговорить с ним.

– Я ухожу. Перестань рисоваться и пойдем со мной.

– Или?

Он кисло улыбнулся.

– Или я уйду один.

– Что? Ты не угрожаешь продать мой рецепт «Гуди Фудз»? Не угрожаешь забрать свои деньги? Не угрожаешь прекратить наши дальнейшие отношения? Извини, я забыла, – она издевательски улыбнулась. – Ты не веришь в возможность будущего.

Бетти прижала дрожащие пальцы к уголкам глаз, удерживая слезы.

– Давай, Макс, угрожай.

Он посмотрел на нее с несчастным видом.

– Не мой стиль, детка. Ты должна бы знать, что я не угрожаю. А теперь пойдем. Поехали домой.

35
{"b":"84","o":1}