ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но ведь это совсем иная ситуация, – сказала она с воодушевлением. – Макс, в чем, собственно, дело? Почему ты так со мной разговариваешь?

– Я хочу сделать для тебя все возможное. Потому что я люблю тебя.

Его мрачный вид потряс Бетти.

– Ты же знаешь: если двое любят друг друга, иногда один из них несет на себе и свой вес, и вес любимого. И оба знают, что в этом нет ничего унизительного, – она повертела салфетку и аккуратно сложила ее. – Я не собираюсь прибрать тебя к рукам с помощью застежки на кошельке.

Макс бросил свой нож и отодвинулся от стола. Он посмотрел на нее тяжелым взглядом.

– Я не говорил, что ты пытаешься надавить на меня.

– Но ты, кажется, сильно злишься и не хочешь принять мою помощь, – ее сердце готово было вырваться из груди. – Ты что, после вчерашнего чувствуешь какую-то зависимость от меня? Я думала, тебе нравится, когда тебя любят и о тебе заботятся. Значит, я ошибалась? Ты стараешься убедить меня, чтобы я оставила свои надежды стать когда-нибудь счастливой вместе с тобой.

– Мы отошли от темы. Я говорил о деньгах.

Бетти сковал страх. Она почти не дышала.

– Нет, – прошептала она. – Это что-то другое. Почему ты не расскажешь мне? Объясни, о чем мы, в действительности, говорим?

– Когда ты утром принимала душ, я позвонил Аудубону. Его не было, но он очень скоро позвонит.

Бетти схватилась за край стола.

– Ты же не собираешься…? Ты не.?

– Работа на Аудубона принесет дьявольски много денег. Да и работа не грязная. Защита людей, помощь в трудных ситуациях, возможно, спасение чьих-то жизней – это благородно. Я чувствую, что оставляю здешний магистрат ненапрасно.

– Тебе нужны деньги, а не слава?

– Да. Но я не бросаю тебя и этот город.

Я обязательно вернусь. Я собираюсь построить здесь новый дом – чертовски хороший дом.

Бетти, едва сдерживая дрожь, встала и уперлась руками в стол. Собрав все свои силы, чтобы не броситься к Максу, она тихо произнесла:

– Я думаю, что ты не вернешься. Я думаю, ты просто нашел причину, чтобы сбежать.

– Нет, детка, – он тоже встал, схватив ее одной рукой. Его грустный взгляд говорил, что он не хочет причинять ей боль. – Я знаю, сейчас ты не веришь, что я вернусь…

– И как долго ты собираешься упражнять свою гордость?

– Я не знаю. Это зависит от контракта, который мне предложит Аудубон. Несколько месяцев, год…

– И все это время я не буду видеть тебя?

– Нет-нет, конечно, мы будем видеться. Я постараюсь приезжать при каждом удобном случае.

– Но Аудубон дал понять, что он очень требователен и ждет от тебя полной самоотдачи.

– Да, это верно. Вот почему он так много платит. Его предложения очень прибыльны.

– Большую часть времени ты будешь на краю света, за тысячи миль от Вебстер Спрингс, – продолжала защищаться Бетти.

– Что значит расстояние, если я захочу увидеть тебя, – не сдавался Макс.

– У тебя и здесь достойная работа. Люди тебя ценят, и ты им нужен. Таким людям, как маленький Кристофер. Таким, как пожилая чета, у которой благодаря твоей щедрости получилась прекрасная свадьба. «Таким, как я, – молча подумала она, – которые поникнут и увянут, если ты уедешь».

– Посмотри на это иначе, – сказал он ей, и его голос прозвучал жестко. – Я хочу вложить средства в наше общее дело. И для этого мне нужно много денег.

– Когда ты ждешь звонка от Аудубона? – спросила она резко.

– Не знаю. Я оставил номер телефона Нормы, потому что буду у нее, – Макс слегка улыбнулся, с волнением вглядываясь в лицо Бетти. – Вчерашнее недоразумение нарушило мое расписание. У меня куча свадеб.

Бетти жалобно посмотрела на него и ничего не сказала. Его рука сжала ей запястье.

– Иди сюда, детка.

Но только он сам сдвинулся с места, огибая стол и притягивая ее к себе. Бетти стояла неподвижно, в молчаливом отчаянии, держась холодными пальцами за его талию. Она пыталась понять, почему любовь может таить в себе такие страшные сюрпризы.

– Ты думаешь совсем не о том, – прошептал Макс ей на ухо. – Я люблю тебя. Я тебя не бросаю. Дай мне возможность доказать это.

– У меня нет выбора.

Он крепче обнял ее, раненой рукой нежно лаская ее спину; она сжала руки в кулаки, но не убрала голову с его плеча. Ярость, смущение и любовь боролись в ней, и она не знала, что победит.

– Обо всем этом мы еще поговорим, – уверил он ее грубовато, но в его голосе она уловила несчастные нотки.

– Потом. Сейчас я… мне надо подумать. И пора открывать ресторан. Я знаю, что у тебя тоже есть дела – встретиться с людьми… – она замолчала, мучительно пытаясь собраться с мыслями. По разным местам поездить. О да. Он, определенно, собирался попутешествовать.

Они обменялись взглядами, полными страдания. Макс покачал головой.

– Бетти…

– Не надо, прошу тебя. Я приду к тебе вечером. Не говори сейчас ничего.

Он с трудом проглотил комок, грустно и разочарованно кивнул.

– Я пойду к шерифу, попрошу на время машину.

– Возьми лучше мерседес. Я уже пригнала свой автобус.

– Мерседес – это не мой стиль, детка, – он медленно поцеловал ее, закрыл глаза и потерся лбом о ее лоб. – Увидимся позже.

Бетти смотрела, как уходит Макс, а потом почти упала на стул. Будущее стало настоящим. И оно было пустым.

* * *

Эта пара, последняя у Макса на сегодняшний вечер, была и самой молодой: обоим было по двадцать с небольшим. Невеста оказалась милой пышной булочкой с испуганными глазами. Жених отличался развязностью завсегдатая субботних вечеринок, но улыбкой напоминал бойскаута. Они сперва собирались надеть костюмы, но торопливо отказались, когда Норма упомянула, что самая дешевая костюмированная свадьба стоит пятьдесят девять долларов девяносто пять центов.

Когда Макс посмотрел на Норму, она перевела взгляд на парочку и покачала головой. Обречены с самого начала, как бы говорила она.

Макс молча согласился. Но какого черта? Он переженил уже уйму пар, выглядевших такими же безнадежными. А несчастья, к которым они неслись, его не касались. Ему хватает своих собственных проблем.

Макс поправил длинный пиджак своего черного костюма и хлопнул в ладоши, как обычно, хотя его левая рука висела, плотно перебинтованная. Он был готов начинать свои обычные разглагольствования. Отчаянным усилием воли он заставил себя не думать сейчас о Бетти.

Но Бетти не знала об этом. Одна половинка двустворчатой двери в конце зала открылась, и она проскользнула внутрь. На ней были новые теннисные туфли, новые джинсы, футболка и серый свитер, а волосы она собрала на затылке в хвостик. Бетти выглядела усталой и поникшей. Максу невыносимо захотелось забыть обо всем на свете и отнести ее в их тихую комнату в гостинице.

Он встретился с ней взглядом, когда она устраивалась в заднем ряду. Глаза ее показались ему бездонными. Кроме него и Нормы, она была единственным зрителем на этом бракосочетании. Макс старался скрыть свою злость. Ничего не скажешь, очень торжественная атмосфера для свадьбы. Где благоговение, радость, восторг?

Задняя дверь вновь открылась. В зал, удивленно оглядываясь, вошел Аудубон. Заметив Бетти, он кивнул ей, на что та угрожающе выпрямилась. Аудубон снял невидимую соринку с летней куртки, которая вместе с черными брюками и белым свитером составляла его костюм. Он сел между возвышением и Бетти и, немного нахмурившись, перевел взгляд с нее на Макса.

Макс молча выругался. Аудубон не стал звонить, он прилетел из Вирджинии, чтобы договориться обо всем лично. Скорее всего, у него в лимузине уже лежит контракт, который остается только подписать, Он не из тех, кто упускает свой шанс, когда победа уже у него в руках.

– Почему вы здесь? – торжественно-требовательно выговорил он наконец, сердито глядя на молодых.

Они дружно подскочили. Жених от смущения покраснел.

– Вы считаете, что нам не следует быть здесь?

– Я этого не знаю. Зачем вы женитесь?

– П-потому ч-то мы л-любим друг друга.

39
{"b":"84","o":1}