ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– У меня есть масса прекрасных способов, с помощью которых я могу заманить ничего не подозревающих женщин в свои объятия. Хотите проверить меня, позвоните шерифу.

– Хорошо. Я так и сделаю!

Она продолжала держать дверь, улыбаясь, но сцепив зубы. Но его глаза были усталыми, мысли, как и волосы, были в беспорядке. Макс выглядел измотанным и совсем не притворялся.

– Входите.

– О, спасибо, спасибо. – Пока он закрывал входную дверь, она подошла к стоявшему на стопке кулинарных книг телефону. Все это лежало на тяжелом красного дерева столе. Это был практически единственный предмет мебели в комнате нижнего этажа. Она зажгла лампочку и позвонила в контору шерифа, где кто-то, назвавшийся Рей Джей, сказал ей, что трое вооруженных людей ограбили магазин и были замечены неподалеку от ее частного владения.

– Макс Темплтон у вас? – спросил Рей Джей.

– У-гмм, да.

– Я позвоню, если будут новости.

– Спасибо. – Почувствовав себя виноватой, Бетти положила трубку и медленно повернулась к Максу. Он прислонился к прогнувшейся раме двери в гостиную и смотрел на нее. Выражение его лица не было ни самодовольным, ни упрекающим. Бетти кивнула ему.

– Простите меня.

– Прощаю.

– Как вы видите, у меня совсем нет мебели.

Он потер носком ботинка по потрескавшемуся дубовому полу.

– Прекрасный результат. Похоже, здесь проехала кавалерия.

– По меньшей мере, дважды.

– Твердый, холодный пол. Хорошо, что у меня есть надувной матрас.

– Макс, вы не обязаны ради меня…

– Я ведь не прошу ничего взамен, не так ли? – Они обменялись угрюмыми, настороженными взглядами. Ее инстинкты советовали ей не замечать вспыхнувшее в ней пламя желания. Он может быть галантным, когда захочет. Он просто не тот тип мужчины, который она может себе позволить. Однако от его взгляда у нее слабеют колени.

– Как насчет чашки горячего шоколада и капельки виски? – спросила она.

– Вы собираетесь пить сами?

– Да. Горячий шоколад, а не виски. Мне нужна ясная голова.

– Тогда я буду пить девственный шоколад.

– Я никогда не слышала, чтобы его так называли.

– У меня всегда был богатый язык.

– Я знаю. Вы продемонстрировали мне его вчера.

– На флоте можно научиться массе интересных вещей, в том числе и умению общаться с людьми.

– Что вы делали – учили взвод мычать и хрипеть?

– Я был умным офицером. Командовал группой по борьбе с терроризмом. – Он слегка поклонился. – Надеюсь, я произвел достаточное впечатление.

– Если честно, то да.

– Значит ли это смягчение вашего сердца, что я могу без страха посещать ваш ресторан?

– И не пытайтесь. Вам не повезет. – Бетти указала на его спальный мешок. – Не теряйте времени и надуйте свой матрас. А я принесу горячий шоколад.

– У меня была сабля такая же острая, как и ваш язык.

Бетти сделала реверанс.

– Спасибо. – На кухне она была так напряжена и не в себе, что чуть не уронила две кружки, которые достала из ящика буфета. Там был спартанский набор керамической посуды.

Стоя возле раковины под неярким светом электрической лампы, висевшей в центре потолка, она наполнила чашки и поставила их в микроволновую печь. Мойка, микроволновая печь и маленький, взятый напрокат холодильник – вот что составляло обстановку ее кухни.

– Здесь совсем не тесно, – сказал, останавливаясь в дверях, Макс.

Бетти подпрыгнула.

– Вы подошли неслышно.

– И принес с собой палку, – добавил он. Он сбросил пончо, и она увидела, что на нем был свободный черный пуловер и брюки. Она вновь восхитилась его широкоплечим стройным телом. Оно было создано, чтобы устрашать врагов и завоевывать друзей. Никакой здравомыслящий террорист не хотел бы иметь такого врага. И ни одна женщина не упустила бы возможности сделать его своим другом. Макс отвел руку за спину и достал большой автоматический пистолет.

– А вот моя палка.

– Не могу припомнить, чтобы видела что-то большее.

– О, вы, должно быть, говорите это всем парням, – Он прошел по большой кухне к желтой облупившейся двери со вставленными в верхние секции стеклами. Потом включил свет на заднем крыльце и выглянул, держа, будто случайно, пистолет в руках.

Бетти следила за ним, как зачарованная, Он был так не похож на мужчин, которых она знала. От него исходила жизненная сила; он смотрел тяжелым, опасным взглядом, но когда выключил свет и, повернувшись, подмигнул ей, его лицо вновь поразило ее строгостью линий. А его глаза, эти светло-зеленые глаза, светились безграничной чувственностью.

– Микроволновая печь уже зазвенела, – сказал он ей.

– О! – Почувствовав себя глупо, Бетти повернулась и достала чашки, налила в них воды и насыпала быстрорастворимого горячего шоколада из бумажного пакетика. Потом все размешала общей ложкой.

– Ничего особенного. Если я найду другую ложку, я дам вам попользоваться.

– Почему вы так живете?

Бетти чуть не сказала ему правду. Вложив большую часть своих денег в будущую суперзвезду поп-музыки, она была сейчас практически разорена.

Но ей не нужно быть слишком откровенной в разговорах о своем прошлом, потому что слегка улыбнулась и сказала:

– Я хотела бы заключить несколько контрактов для переделки дома. Поэтому, пока проект не готов, нет смысла перевозить вещи.

– Зачем же вы выехали так рано?

– Мне очень хотелось быстрее открыть ресторан в городе. У меня очень много работы по доставке и заготовке продуктов. Все расписано по часам на две недели вперед. Я хочу успеть открыть ресторан вовремя.

– Какую работу вы выполняете?

– Все, от семейных ужинов до общих вечеринок. Как придется. Копчености – это случайно получилось. Я устраивала частные пикники для богачей и знаменитостей, тех, кто живет на озере Ланир, и еще я организовывала банкеты для крупных политиков штата.

– У вас большой персонал?

– Никакого. – Она подала ему чашку. – Сейчас у меня вообще ничего нет. Но я могу организовать доставку продуктов сама, конечно, не для огромного количества людей. Что касается копченостей, то с ними нет проблем: вы их достаете и укладываете на тарелки. Мне не нужно много помощников, чтобы приготовить закуски.

– А как насчет ресторана?

– Я наняла для этого менеджера. Энди Парселз. Вы знаете его?

– Так вы уговорили Энди уйти из закусочной «Гамбургер»? Он был там шеф-поваром все время, сколько я помню.

– Он получил приличное жалование, раньше у него не было ни медицинской страховки, ни пенсии, теперь будет. К тому же ему нравится моя репутация. Он знает, что я собираюсь здесь остаться навсегда.

– Гмм. С населением Вебстер Спрингс?

– Неподалеку много туристских маршрутов. Ведь рядом горы и озеро Ланир.

Бетти отхлебнула шоколаду и гордо взглянула на Макса.

– Люди будут приезжать из Атланты, чтобы посидеть в моем ресторане. Я собираюсь готовить и продавать лучшие копчености в этой части страны. А если и не придут в ресторан, то, по крайней мере, купят мой соус, который я тоже буду готовить. Вообще-то я собираюсь стать известной в стране.

Макс оглянулся по сторонам и положил оружие перед собой. Он взял свою чашку, и она скрылась в его ладонях, сразу став крошечной.

– У вас, должно быть, чертовски хороший рецепт соуса.

– Именно так. Нет ничего похожего на него. Этот рецепт хранился семьей Квинт в течение двух поколений. Мой дедушка Вильям передал его отцу. Отец очень гордился своим соусом и угощал им друзей и соседей. И он передал рецепт мне в день моего совершеннолетия. Когда вы попробуете мой соус, вы поймете, что не встречали ничего подобного.

– Боюсь, нет. Мой дед знал лучший в мире рецепт. Я это помню. Тогда я был еще ребенком. Люди упрашивали моего деда приготовить этот соус.

– Хвастун, хвастун, хвастун, – мягко подразнила Бетти.

– Не волнуйтесь. Рецепт был потерян со смертью деда. Вы спасены.

– О, мой Бог, – она произнесла это совершенно бесстрастно. – Я могу расслабиться.

8
{"b":"84","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Колючка и Богатырь
Дело о бюловском звере
Как рождаются эмоции. Революция в понимании мозга и управлении эмоциями
Земля забытых
Крыс. Восстание машин
Представьте 6 девочек
Виттория
Лохматый Коготь
Птицы, звери и моя семья