ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Штрик-Штрикфельдт Вильфрид Карлович

Против Сталина и Гитлера

Штрик-Штрикфельдт Вильфрид Карлович

Против Сталина и Гитлера

Hoaxer: известные мемуары (из категории must be) бывшего куратора бывшего генерала РККА Власова, неисчерпаемый источник аргументов для любителей власовцев. Понятно, что Штрикфельдт всячески обеляет предателя Власова, приписывая ему намерения такого блаародства и чистоты, что аж глаза режет. Ещё бы, трудно сознаться остзейскому немцу в том, что четыре военных года он был "ближайшим сотрудником и другом" подонка, демагога и труса, деятельно изменившего своему народу в самое тяжелое время Отечественной войны, и главный побудительный мотив поведения которого исчерпывающе объяснён в названии этих же мемуаров: "Против Сталина и Гитлера", т.е., "за себя". Ну, а как источник информации, книга, безусловно, ценнаяи и дает много пищи для размышлений (за исключением пассажей, восхваляющих Власова).

Об авторе: Вильфрид Карлович Штрик-Штрикфельдт родился в 1897 году в Риге. Учился в Реформатской гимназии в Петербурге и окончил ее в 1915 году. В том же году вступил добровольцем в русскую армию, получил офицерское звание, воевал до конца первой мировой войны. В 1918-20 гг. участвовал в освободительной борьбе против большевиков в Прибалтике и под Петербургом. Затем в течение четырех лет работал по мандату Международного Красного Креста и Нансеновской службы по оказанию помощи голодающим в России. После этого учился (экономика, право). В 1924-39 гг. представлял в Риге германские и английские предприятия. В 1941-45 гг. - переводчик и офицер германской армии. Ближайший сотрудник и друг А.А.Власова. Скончался 7 сентября 1977 года в Оберштауфене (южная Бавария).

Содержание

I. В штабе группы армий "Центр"

Призыв в армию

Первые впечатления в Советском Союзе

Беседы с сыном Сталина и красными командирами

Народная революция и "военно-политические цели" Гитлера

Политические посетители в штабе группы армий "Центр"

Смоленск и Русский Освободительный Комитет

Русские добровольцы

Меморандумы и драматургия

Фельдмаршал фон Бок смещен

Баланс первого полугодия

Из штаба группы армий "Центр" в ОКХ

ОКХ и военно-политическая стратегия

II. Генерал Власов и борьба вокруг освободительного движения

Первая встреча с Андреем Андреевичем Власовым

Политика "малых шагов"

"Штаб" Власова в Берлине

"Отдел восточной пропаганды особого назначения" в Дабендорфе

Воззвание Смоленского Комитета

Дабендорф и русские добровольцы

Поездка Власова на Средний участок фронта

Проблема национальностей и "Открытое письмо генерала Власова"

Поездка Власова в группу армий "Север" и акция "Просвет"

Гитлеровское решение против Власова

Власов в поездках

Развитие контактов

Наемники вместо Освободительной армии

III. СС и освободительное движение

В поисках выхода

СС на новых путях

20 июля 1944 года

Встреча Власова с Гиммлером

На пути в Прагу

IV. Конец освободительного движения

Бегство

Последняя встреча с Власовым

Парламентеры

От автора

Список сокращений

Приложения

Памяти жертв Освободительного Движения Народов России 1941-1945 гг. и их немецких друзей.

Важно не только то, что совершается явно и бесспорно. Важно также, и в неменьшей степени, что таится в мыслях и мечтах, в надеждах и опасениях людей и народов. Действительно содеянное можно устранить; несвершенное же может вновь ожить, когда придет его неведомый час.

Вернер Бергенгрюн

I. В штабе группы армий "Центр"

Призыв в армию

В январе 1941 года в мое инженерное бюро в Познани явился офицер германского Генерального штаба. После краткого предисловия он сказал мне, что ему известна моя служба в императорской русской армии, а также моя работа при Международном Комитете Красного Креста после первой мировой войны. Он знал, что тогда я, со многими друзьями, организовал широкую кампанию помощи голодающим в России, еще до того, как за это дело взялись Фритьоф Нансен и Герберт Гувер. И, наконец, он заявил мне, что, поскольку я знаю русский язык, фельдмаршал фон Бок хотел бы взять меня в свой главный штаб как офицера-переводчика.

Сперва я был поражен точностью сведений о моей деятельности. Затем у меня возник вопрос: Зачем фельдмаршалу понадобился русский переводчик? Разве Гитлер и Сталин не поделили по сговору добычу от своих походов, приведших к уничтожению Польши и государств Прибалтики? Разве Советский Союз и Германия не стали союзниками? Офицер Генерального штаба любезно ответил, что на все вопросы фельдмаршал ответит мне лично. Вскоре после этого разговора меня вызвали в главный штаб фельдмаршала фон Бока.

Федор фон Бок был образцом хорошего прусского офицера старой школы: скромный, любезный, - без монокля, - и лишенный той надменности, которая нам, немцам, воспитанным в России, была столь неприятна.

Бок разговорился со мной о первой мировой войне, о русской революции и о разных балтийских ветвях "Боков" - немецких и шведских (к последним принадлежала моя мать). Фельдмаршал рассказал мне о своем двоюродном брате, также фон Боке, морском атташе императорского русского правительства в Берлине.

- Я не могу сказать вам ничего больше, - заявил он потом, - но, может быть, нам в близком будущем понадобятся ваши услуги.

Я был призван на военную службу в качестве "майора для особых поручений", но пока мог заниматься своими обычными делами.

Вскоре после этого я должен был держать в Берлине экзамен на звание переводчика. Когда председатель экзаменационной комиссии спросил меня, какую школу я окончил, и я назвал мою немецкую школу в Санкт-Петербурге, председатель сказал:

- Господа, экзамен излишен. Этот кандидат владеет русским языком лучше, чем мы с вами.

Я получил удостоверение переводчика класса А и был зачислен в германскую армию в чине капитана. То, что я так и не получил звания майора, как оказалось впоследствии, было мне же на благо.

Главная квартира фон Бока в Вартегау была как бы оазисом в пустыне. В этой пустыне, то есть в оккупированной нами части Польши, были перевернуты понятия права и справедливости, нравственности и порядка, правдивости и верности. Польское имущество конфисковали. Поляков свозили в так называемое генерал-губернаторство. Евреев отправляли еще восточнее. На место выселенных евреев и поляков селили немцев из Прибалтики.

1
{"b":"84055","o":1}