ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Объявленная Троцким антисталинская революция не состоялась. Многие его верные агенты исчезали в различных странах при таинственных обстоятельствах. Троцкий был убежден, что скончавшийся в Париже после операции аппендицита его сын Лева был убит его врагами. Младший сын Сергей, оставшийся в СССР и давно потерявший интерес к политике, был арестован как «троцкист». По такому же обвинению была отправлена в лагерь и первая жена Троцкого – Александра Соколовская. Лишь внук Троцкого Сева, вывезенный по его настоянию в Койоакан, был живым напоминанием о его потомстве.

Вероятно, Троцкий ощущал дыхание смерти. Его обостренная интуиция подсказывала ему неизбежность скорого конца. После того как он покинул Принкипо и занялся заговорами против Сталина с той же энергией, с какой прежде организовывал оппозиционные платформы и блоки, лихорадки вновь стали преследовать его, как и во времена партийных дискуссий 20-х гг. Организм снова сигнализировал сознанию Троцкого, что он занят опасным делом.

В конце концов его физическое состояние стало внушать Троцкому тревогу за свою жизнь. Почти ровно за полгода до своей гибели, 27 февраля 1940 года, он составил свое завещание. В нем он исходил из того, что причиной его смерти будет не покушение, а естественная смерть. Он считал, что врачи ошиблись и его состояние значительно хуже, чем им кажется. Троцкий полагал, что скорее всего он скоро умрет от прогрессирующего атеросклероза. Он боялся, что его ждет судьба Ленина и у него будет развиваться паралич тела и органов речи. Как ни странно, но это интуитивное предвидение соответствовало физическим проявлениям долгой агонии Троцкого после нанесения ему рокового удара в голову 20 августа 1940 г.

Первое покушение на его жизнь произошло в ночь с 23 на 24 мая 1940 года. В тщательно охраняемую виллу ворвались люди с автоматами. В доме гремели автоматные очереди, взорвалась граната. Несмотря на то что террористам не было оказано сопротивления, ни Троцкий, ни Седова, ни внук Сева не пострадали. Инспектор мексиканской полиции, прибывший на место преступления, был поражен спокойствием Троцкого и собранной деловитостью, с которой тот объяснял детали покушения. У полисмена не было сомнений в том, что все, о чем ему сообщал Троцкий, было лишь имитацией покушения, так как никто в его многообразной практике не вел себя так спокойно, только что избежав смерти. Он был не прав. Причина спокойствия Троцкого объяснялась тем, что он был внутренне готов к смерти и, может быть, гораздо в большей степени, чем признавался в этом самому себе. Где-то помимо своего сознания он уже признал, что проиграл схватку со своим смертельным врагом, и поэтому спокойно ждал неминуемого исхода.

Не исключено, что, когда Троцкий писал в своем завещании о возможном кровоизлиянии в мозг как причине своей гибели, он подсознательно обратился к тем образам, которые давно засели в его сознании. Не исключено, что из глубин памяти всплыла прочтенная им в тюрьме масонская легенда о строителе Храма Соломона Адонираме, который был убит ударом кирки в голову. Возможно, что он вспомнил и те литературные образы, к которым прибегали он и его единомышленники в первые революционные годы. Тогда Бухарин провозглашал: «В революции побеждает тот, кто другому череп проломит». К подобному образу прибегал и Троцкий, который писал в «Известиях Петроградского Совета» от 30 октября 1917 года: «Врагу следует знать, что в любой момент на его череп может обрушиться железный прут». Троцкий вряд ли знал фразу Сталина, сказанную в начале 30-х годов иносказательно, о том, что «этого господина надо крепко стукнуть по голове», в октябре 1936 года в «Бюллетене оппозиции» было написано: «Сталину нужна голова Троцкого – это его главная цель». Позже в своем дневнике, 28 декабря 1938 года, он записал, что Сталин «пытается ударить не по идеям своего оппонента, а по черепу».

Но природная интуиция не дала Троцкому сигнала тревоги, когда он познакомился с Жаком Морнаром, другом его секретарши. Это не случайно. Жак Морнар, под именем которого скрывался испанский коммунист Рамон дель Рио Меркадер, не был профессиональным киллером, и наверное, этот человек менее, чем кто-либо, подходил для роли убийцы. По первоначальному сценарию покушения его роль была вспомогательной. Меркадер должен был лишь подробно описать дом Троцкого и типичный распорядок дня в доме. Однако после провала первого покушения на Троцкого агенты НКВД приказали Меркадеру осуществить убийство.

Позже в окружении Троцкого вспоминали, что за неделю до убийства «Морнар» пришел в дом, судорожно сжимая в руке плащ, столь неуместный для августовского дня в Мексике. Потом стало известно, что в плаще были спрятаны различные орудия убийства. «Морнар» был бледен, и все считали, что он болен.

Вероятно, любая наигранность в поведении «Морнара» вызвала бы интуитивные подозрения у Троцкого. «Морнар» не скрывал отсутствия у него интереса к троцкизму, и ему поверили, потому что это было правдой. «Морнар» не скрывал, что у него секретные связи, и ему поверили, решив, что он – ограниченный человек, не способный проявлять интереса к учению Троцкого, имеет контакты с контрабандистами или спекулянтами. Когда «Морнар» все же заинтересовался троцкизмом и написал статью на темы мировой революции, Троцкий, прочитав его опус, убедился в его «серости» и лишь из добрых чувств к своей секретарше стал выправлять эту работу.

Между тем истории было угодно избрать убийцей Троцкого человека далеко не «серого». О нем осталось известно немного прежде всего потому, что он был необычайно скрытен. Ни побои, которым его подвергли охранники Троцкого, ни допросы в мексиканской полиции, ни 20 лет пребывания в тюрьме, ни даже представленные доказательства его личности не заставили его признаться, что он не Жак Морнар. Психологи зарегистрировали у него необычайно высокий уровень интеллекта и феноменальную память. Тюремные власти поражались его способности, увидев новый вид оружия, через минуту разбирать и собирать с завязанными глазами. Неизвестно, какие еще таланты скрывала эта натура, судьба которого была так же безжалостно исковеркана, как и у многих, попавших в водоворот войн и революций XX века. Но именно такая не актерствующая личность, умеющая скрывать свои достоинства, а не выставлять их напоказ, воспринималась Троцким как часть серого людского фона и не могла ощущаться как смертельная угроза. Не оценив вовремя достоинств, а поэтому и опасности того, кто отдал приказ о его уничтожении, он не увидел угрозы и в исполнителе этого приказа. Шахматная игра, в которой полем был весь земной шар, а люди – фигурами, была проиграна, а Троцкий не замечал, что рядом стоявшая пешка чужого цвета и ей достаточно было сделать один ход, чтобы поставить Троцкому мат.

20 августа 1940 года Меркадер снова появился в доме Троцкого. Он опять выглядел бледным и опять сжимал в руке плащ, столь неуместный для тропического лета. Он вошел в кабинет Троцкого, дал ему на прочтение свою рукопись и стал за спиной Троцкого. Затем, закрыв глаза и сжав в руке альпеншток, Меркадер нанес им сильный удар по голове Троцкого. Удар не был смертельным. Обливаясь кровью, Троцкий закричал. Позже этот крик долго мучил Меркадера в ночных кошмарах. Троцкий стал швырять в него первые попавшиеся ему под руку предметы. На крик Троцкого вбежали охранники. Они сбили с ног Меркадера и стали его избивать. Троцкий успел сказать: «Узнайте, кто его послал!»

Охрана попыталась выполнить приказ шефа до прибытия полиции, но, несмотря на жестокие побои, Меркадер молчал. Тем временем прибыли врачи, пытавшиеся спасти Троцкого. Он был помещен в больницу. В точном соответствии со своим предвидением у Троцкого отнялись конечности, затем он потерял дар речи. На следующий день 22 августа 1940 года в 7 часов 25 минут вечера по местному времени Троцкий умер.

ЖИВУЧИЕ МИФЫ

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Бурные события Второй мировой войны, а затем начавшаяся сразу после ее окончания «холодная война» надолго отвлекли внимание мирового общественного мнения от Троцкого, его деятельности и перипетий его жизни. Троцкизм и Троцкий, казалось, были забыты повсеместно, если бы преподаватели истории в нашей стране не заставляли школьников и студентов запоминать названия оппозиций и заучивать имена тех, кто возглавлял разные «уклоны». Правда, за границей существовали различные троцкистские группировки, но они были малочисленными, враждовали друг с другом и казались обреченными на скорое исчезновение с исторической сцены.

149
{"b":"8418","o":1}