ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тем неожиданнее было возрождение популярности Троцкого среди студентов, взбунтовавшихся в 1968 году в более чем 50 странах мира. Портреты Троцкого замелькали на телеэкранах, изображавших баррикадные бои в Париже, волнения в Мехико, выступления в калифорнийском университете в Беркли. Казалось Троцкий вернулся, но не как реальная, а мифологизированная фигура.

Миф о Троцком начал складываться еще при его жизни, и сам Троцкий приложил немало усилий для его создания. Как и во всяком мифе реальные черты его личности, его жизни и деятельности подгонялись под законы этого жанра. Раздражительность, капризность, болезненная изломанность Троцкого, во многом обусловленные его хроническим нервным заболеванием, исчезали, уступая величественной монументальности. Дилетант в военных вопросах, допустивший немало крупнейших ошибок в стратегии и тактике и сочинявший фантастические планы боевых операций в далеких краях, превращался в талантливейшего полководца всех времен и народов, «красного Бонапарта». Троцкий, не получивший высшего образования и способный необыкновенным апломбом, высокомерным презрением и красным словцом прикрыть свое незнание предмета, становился в мифе олицетворением образованного интеллигента, на голову выше окружавших его «темных людей» в советском руководстве. Человек, повторявший расхожие в его среде русофобские шаблонные суждения и не сумевший найти ничего ценного в русской культуре, стал считаться олицетворением высокой культурности.

В мифе барские повадки, которые стали характерны для Троцкого после его прихода к власти, его упоение своим вельможным положением забылись, и он превратился в демократа, принципиального борца против привилегий. Человек, на совести которого было множество загубленных жизней, зачастую случайных жертв его эмоциональных решений, в мифе выглядел великим гуманистом. Прожженный политикан, посвятивший всю свою жизнь борьбе за власть и поднаторевший во всевозможных интригах, изображался как романтик революции. Все сомнительные связи с мировой закулисой, которые сыграли значительную роль в превращении Троцкого в заметную фигуру и во многом влияли на его деятельность, были преданы забвению. О Парвусе вспоминали лишь мимоходом.

Как во всяком мифе, здесь было свое мифологическое время, когда жизнь была идеальной, «не такой, как теперь». Мифологизированный Троцкий был вождем «чистой», «подлинной» революции, не имевшей ничего общего с той системой, которая восторжествовала после его поражения и изгнания. Такая идеализированная революция и ее романтизированный вождь не могли не привлекать симпатии юных сердец. Как и всякий миф, рассказ о Троцком был лишен неудобных сложностей и противоречий, а потому представлял собой простое, но в то же время яркое и эмоционально насыщенное объяснение прошлого.

В соответствии с особенностями жанра миф о Троцком имел не только героя, но и злого демона в лице Сталина. Как и всякий демон, он совершал все дела, присущие такому персонажу: скрывал завещание, в соответствии с которым власть должна была перейти к герою, узурпировал власть, преследовал героя с помощью коварства и обмана.

Подобно всякому мифу, в нем не только рассказывалось о прошлом, но с его помощью можно было объяснить настоящее. Поэтому, когда Н.С. Хрущев решил объяснить на XX съезде трудности, с которыми столкнулся он и его коллеги в решении государственных дел, он прибег к уже готовому троцкистскому мифу, хотя и не ссылаясь на подлинного автора. В точном соответствии с сюжетом троцкистского мифа о Сталине, Хрущев объяснял многие проблемы страны тем, что у власти 30 лет находился узурпатор, обладавший отталкивающими чертами характера. Такое изображение Сталина было почти буквально взято из сочинений Троцкого.

Как и всякий миф, рассказ о «преданной революции» Троцкого стал программой для движения в будущее. Возрождение «подлинной», «чистой» революционной идеи лежало в основе горбачевской перестройки. Во имя этого мифа перечеркивались все реальные достижения советских людей за 70 лет. Подвергалась сомнению ценность хозяйства, социальной сферы, культуры, образования, созданные усилиями советского народа и защищенные им в годы Великой Отечественной войны. Призыв к «возвращению» назад к мифологизированному «подлинному социализму» обернулся уничтожением всего, что было построено в реальной жизни.

Удивительным, но закономерным образом манящий миф о возврате к истокам революции соединился со своим антиподом – антисоветским мифом, во многом спровоцированным деятельностью Троцкого и рожденным еще в годы Гражданской войны. В ходе «холодной войны» этот антисоветский миф был вновь взят на вооружение внешними врагами нашей страны. Хотя в послевоенном варианте антисоветского мифа о «еврейской власти» уже не говорилось, но суть его была та же: советская история изображалась исключительно как период господства сил, враждебных народу, как годы разрушения и упадка. Разные «радиоголоса» транслировали на СССР книгу Солженицына, изображавшую всю советскую историю как период существования за колючей проволокой лагерей. Все достижения советских людей, подъем экономики, создание развитой системы социального обеспечения, расцвет науки и техники грубо перечеркивались и объявлялись «жизнью во лжи». Эта пропаганда сыграла огромную роль в победе США над Советским Союзом в ходе «холодной войны» и способствовала уничтожению великой державы.

С конца 80-х – начала 90-х годов антисоветский миф и миф Троцкого о «преданной революции» стали дополнять друг друга, работая на разрушение советской системы, предлагая в качестве альтернативы образцы западной цивилизации. Горбачевская перестройка органично соединилась с постсоветскими реформами, объявленными как путь нашей страны к мировому сообществу. «Перманентная революция» Троцкого нашла свое реальное воплощение в ломке Советского Союза и советской системы, а затем в последовательном уничтожении всего, что было создано советскими людьми за 70 лет. Превращение России в штат Соединенных Штатов Европы, о чем мечтал Троцкий, стало осуществляться по мере подчинения нашей страны ведущим монополиям Запада и его политическим интересам.

Удивительный симбиоз мифа о Троцком и его антимифа объясняется тем, что они имеют одну и ту же природу – глубокое презрение к народам нашей страны, их истории и культуре, их творческим возможностям. Исходя из второсортности нашей страны, и миф о Троцком и его антимиф предлагают в качестве единственного выхода для нее – присоединение нашей страны к «передовому» Западу в качестве сырьевого придатка, подчинение народов нашей страны западной цивилизации в качестве начинающих учеников.

В чем же причины живучести мифов и антимифов о Троцком? Известно, что ранние мифы человечества рождались в первобытном сознании, пытавшемся осмыслить мир на основе примитивных представлений о нем. Это сознание было не способно отличить естественное от сверхъестественного, было безразлично к противоречию и не владело абстрактными понятиями. Несмотря на колоссальный прогресс в области образования и информации подобные качества обнаруживаются и в сознании современных людей. Сложность и противоречивость современной жизни, лживость и лицемерие политических и государственных деятелей, а также обслуживающих их средств массовой дезинформации приводят к утрате прочных моральных и интеллектуальных критериев, позволявших адекватно воспринимать окружающий мир. Современный человек, даже получивший неплохое образование, запутывается в проблемах окружающей жизни, а потому нередко склонен принять яркий и простой миф в качестве удобного средства для объяснения прошлого, настоящего и будущего. Бесстыдно лживая байка, рассказанная с телевизионного экрана, крикливая ложь, растиражированная в газете, наглый обман, изложенный в книге, заменяют многим современным людям вдумчивый и правдивый поиск истины.

Средства же массовой манипуляции общественным сознанием постоянно творят и тиражируют мифы, позволяющие власть имущим управлять значительной частью планеты. Те же влиятельные мировые силы, которые вынесли Троцкого на политическую авансцену, вложили в его уста лозунг «перманентной революции», продвигали его всякий раз вперед, когда в России возникала очередная революция, помогали ему в его борьбе за власть, а затем ревниво заботились о нем и его репутации, теперь возрождают мифы и антимифы о Троцком как эффективные средства идейного порабощения людей.

150
{"b":"8418","o":1}