ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из почти круглого, облицованного камнем пруда выходила только что искупавшаяся нагая женщина.

- Ой! - воскликнула она испуганно, когда Лэсситер появился в дверях, и как будто в панике прыгнула обратно в воду, подняв фонтан брызг.

Лэсситер, однако, рассмотрел все, что его интересовало. Женщина была молодой и стройной, у нее была маленькая упругая грудь и резко очерченная округ-лось ягодиц. Коротко остриженные рыжие волосы прилипли к голове и обрамляли оживленное озорное лицо. Фыркая, она подняла голову над водой и воскликнула, обращаясь к нему:

- Я не говорила, что ты должен врываться сюда, парень!

Он ухмыльнулся:

- Не бойся, девушка, я тебе ничего не сделаю.

- Тогда иди в дом и займись самообслуживанием. Там ты найдешь почти все напитки, какие бывают. Я сейчас подойду.

Конечно, он был возбужден. Так неожиданно увидеть голую красотку - это было ощущение, которое не очень часто испытываешь в жизни. И притом еще посреди пустыни. Но он притворился совершенно равнодушным и сделал вид, что эта встреча ни в малейшей степени не вывела его из равновесия.

- О'кей, я обслужу себя сам, - сказал он. - До скорой встречи...

Он возвратился в салун и не видел, как рыжеволосая язвительно засмеялась и подала кому-то знак рукой. Наверху, на обрывистом скалистом холме, на мгновение появилась мужская фигура. Затем мужчина исчез.

Молодая женщина вышла из водоема и наскоро вытерлась полотенцем. Потом она набросила на себя простое полотняное платье. Материал тотчас облепил места, где ее кожа оказалась не вытерта. Рыжеволосая знала, как наиболее выигрышно предстать перед мужчинами. К ее покачивающимся бедрам материя прилипла, как вторая кожа. У нее был соблазнительный вид, когда она вошла в салун.

Лэсситер удобно устроился на одном из стульев. Перед ним стоял стакан виски, осушенный наполовину.

- Ты меня застал врасплох, - сказала она, как будто имела дело со старым знакомым. - В это время обычно никогда не бывает гостей. Ты хочешь остаться на ночь?

Лэсситер чувствовал, как его возбуждение растет. Ни на одно мгновение он не задумывался, что этот трактир мог быть ловушкой. Как, однако, человек может ошибаться!

- Ты здесь живешь одна? - спросил он.

- Пока да, - ответила она. - Мой муж уехал на некоторое время. Я сама справляюсь в лавке.

- А поля?

- Эти посевы растут сами. А до уборки урожая он вернется.

- Он уехал надолго?

- Он ищет золото в Монтане, - сказала она. - Он все еще твердо верит в большую удачу.

Она обошла вокруг каменного прилавка, налила виски и опрокинула его в себя, как будто это была вода.

- Ты можешь тут переночевать, если у тебя есть желание, - сказала она затем как бы погодя. - Я думаю, ты сегодня все равно далеко не уедешь.

- Я принимаю приглашение, - сказал он.

Она засмеялась.

- Это не приглашение, мой дорогой. Это тебе будет кое-что стоить.

- Сколько?

- Две.

- Против этого нечего возразить.

- Я имею в виду, естественно, две сотни.

Она снова обошла вокруг каменной стойки, покачивая бедрами. Было явно видно, что под этим платьем ничего не было надето.

- Хорошо, все в порядке, - сказал он. - Ты мне нравишься, и ты удивительно откровенна.

Она приблизилась своей возбуждающей походкой и встала совсем вплотную к нему, как будто ожидала, что он будет дальше действовать без особых церемоний.

У него все еще не возникало никаких подозрений. В конце концов, он не в первый раз переживал подобное. Страстная женщина, которая жаждала мужчину, нормальное явление. И наконец, он сам не был каким-то приблудным бродягой.

- Меня зовут Луа, - сказала она, и ее глаза заблестели.

- Лэсситер, - промолвил он и обнял ее за талию.

В следующее мгновение она сидела у него на коленях. Платье как будто само скользнуло вверх почти до начала ее бедер.

- Ты мне нравишься, Лэсситер, - выдохнула она со стоном. - Мне кажется, ты совершенно потрясающий парень. - Она прижалась губами к его рту и одновременно переменила свою позу с какой-то кошачьей мягкостью, а ее раскинутые ноги уже обвили его бедра.

С этого момента разговоров больше не было, любые слова - лишние в этой ситуации. И Лэсситер все еще не думал ни о чем дурном. С ним не случилось ничего такого, чего бы не могло произойти с любым мужчиной. В такие минуты рассудок отключается.

Что за огонь тек в жилах этой женщины? Именно такой представлял ее себе Лэсситер, когда увидел у пруда.

Когда первый необузданный порыв* был позади, к нему снова начал возвращаться рассудок.

- Когда, по-твоему, могут быть гости?

- Сегодня их уже не будет.

- Ты уверена?

- Люди бывают здесь только по определенным дням, - улыбнулась она. - Ты можешь совершенно не беспокоиться. Нас никто не потревожит до завтрашнего вечера.

- Тогда я могу без всяких помех искупаться, - отметил он.

- Само собой разумеется. Я тоже иду с тобой.

Они вышли наружу и немного позднее уже плескались в прохладной воде бассейна, который был искусно облицован камнями.

Луа прижалась к нему и обхватила его под водой своими длинными, стройными ногами.

- Ты классный парень! - простонала она одобрительно. - Даже холодная вода на тебя не действует...

Они засмеялись. Время летело незаметно. Солнце стояло уже низко, когда они наконец вышли из бассейна.

В зале Лэсситер снова оделся.

- Но теперь я зверски голоден, - сказал он. - Однако прежде я позабочусь о своем коне.

- Я за это время приготовлю что-нибудь, - сказала она и исчезла на кухне.

Лэсситер вышел наружу и расседлал буланого жеребца. Потом он поставил его в загон. Он не обращал внимания на окрестности, все его мысли витали вокруг страстной Луа, этого рыжеволосого ангела в глуши.

Постепенно темнело. Когда он вернулся в трактир, там соблазнительно пахло жареным мясом. Они ели роскошное жаркое из баранины и пили крепкое красное вино.

- Ты мог бы остаться и дольше, если пожелаешь, - сказала Луа.

- Мне нужно еще кое-что сделать, - возразил он. - Я должен поехать в Мексику. Важные дела.

- Я понимаю.

- Что?

- Нечистые дела, - хихикнула она с удовольствием, - Могу заключить любое пари.

- Я произвожу такое впечатление?

5
{"b":"84192","o":1}