ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Предлагалось также в целях сокращения времени передать "ядерный чемоданчик" и функции принятия военно-политического решения на применение ядерного оружия новому командованию стратегическими силами сдерживания. На самом деле, это сразу вело к снижению уровня ядерного порога, что могло вызвать немедленную реакцию других стран.

Разумеется, главными целями создания такой уникальной системы являлись именно политические цели. Новая система управления российской триадой стратегических сил сдерживания якобы должна более эффективно сдерживать все ядерные и неядерные страны, и в первую очередь союз НАТО, от возможной широкомасштабной или локальной агрессии против российского государства. В обычной войне основными целями стратегических сил сдерживания якобы должны быть локализация и прекращение войны через угрозу нанесения ядерных ударов по агрессору. Однако в этом важнейшем положении, по существу, ничего нового нет, кроме балансирования на краю ядерной пропасти.

Но не следует также забывать и то, что любая угроза нанесения ядерного удара сейчас уже никого не пугает. Реальное же применение ядерного оружия ведет не к сдерживанию, а к абсолютно иным последствиям, о которых уже шла речь выше, и они известны всем. Назывались и совершенно новые функции стратегических сил сдерживания, которые заключались в том, что они якобы будут способны препятствовать союзу НАТО в проведении невыгодной для России военной политики в странах СНГ и не допустят превращения самой России в конфедерацию. Ясно, что эти функции стратегических сил сдерживания явно надуманны и нереальны. Свидетельством этого является уже состоявшийся приход НАТО к границам российско-белорусского союза.

Думается, что таким способом российский ракетно-ядерный военно-промышленный комплекс и командование РВСН фактически предлагали осуществить более жесткую интеграцию различных компонентов стратегического ядерного сдерживания в единую структуру, позволяющую сосредоточить в одних руках все ядерные силы и средства, правда, неизвестно для чего. Также весьма сомнительна военная и экономическая целесообразность создания единых стратегических сил сдерживания в масштабе России или даже СНГ. В их состав в соответствии с концепцией реформирования российских вооруженных сил должны быть поэтапно включены оперативное командование стратегических ядерных сил (СЯС), объединения, соединения, части, учреждения и соответствующие военно-учебные заведения ракетных войск стратегического назначения, ракетных подводных лодок Военно-морского флота, стратегической авиации военно-воздушных сил, войск ракетно-космической обороны (РКО) (системы предупреждения о ракетном нападении, контроля космического пространства, противоракетной и противокосмической обороны), ядерно-технические части, силы и средства военно-космических сил (ВКС), а также силы по их обеспечению.

Объединение РВСН с ВКС, являющихся самостоятельным межвидовым родом войск, и войсками РКО, вполне логично входивших в войска ПВО, давно вынашивалось руководством РВСН для поднятия престижа этого вида. Однако до тех пор, пока министерский пост не занял бывший главнокомандующий этим видом вооруженных сил, это невозможно было осуществить в принципе, т.к. при этом разрушалась другая, не менее важная для страны стратегическая система воздушно-космической обороны. С назначением на пост министра обороны бывшего стратегического ракетчика все препятствия были сняты и решения реализованы. Но вызывало удивление непонимание того, что создание централизованной системы управления стратегическими силами сдерживания и быстрое переподчинение ВКС и РКО ракетным войскам стратегического назначения немедленно привело к дальнейшему развалу российских вооруженных сил, к потере возможности осуществлять настоящую стратегическую оборону государства.

Ядерное оружие в принципе не может выполнять функции стратегической обороны. Те мизерные средства, которые отрываются от народа, стали направляются не на развитие стратегических оборонительных систем и средств, а на создание того, что вообще не решает эти задачи и без чего можно обойтись. Была надежда, что после ухода этого министра обороны со своего поста все ранее принятые решения и связанные с ними разрушительные реорганизации будут пересмотрены и исправлены. Так и случилось. Примитив логики, с которой так легко подошли к объединению РВСН, ВКС и РКО, просто не укладывался в здравый смысл. Руководство кнопочных РВСН, видимо, не в полной мере воспринимало суть и характер войны в целом, не только ее нового, шестого, но и прошлого поколений. Они зациклились на ядерной войне пятого поколения и не могут понять, что все уже давно изменилось.

Не случайно еще в самом начале формирования РВСН совершенно справедливо были названы "техническими войсками" и такими они остаются и теперь. Однако в их структуре затем появились надуманные и совершенно не свойственные им оргштатные формирования в виде армий, дивизий, полков, которые на самом деле являются ракетными базами соответствующего масштаба, и они не способны вести операции и боевые действия, связанные с вооруженной борьбой. Плановый запуск ракет в сторону противника - одноразовый технический акт нажатия кнопки, не являющийся ни операцией, ни боевыми действиями. Однако командование РВСН вообще не тревожило то, что, подмяв под себя ВКС и РКО, они уже только этим подорвали основы стратегической обороны государства. Позже прояснилось, что главной целью этого объединения было сближение структур РВСН, РКО и ВКС и за счет исключения некоторых дублирующих звеньев сократить численность военнослужащих на 10-15%, причем главным образом за счет офицерского состава присоединенных войск. Такое объединение также якобы позволило значительно снизить и затраты на содержание личного состава. За счет ликвидации уникальных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по проблемам РКО и ВКС, прекращения закупок вооружения и военной техники также якобы были сохранены сотни миллиардов рублей. Командование РВСН считало этот процесс естественным и логичным шагом, который не приведет к снижению надежности управления, прежде всего, их войсками и не снизит их боеготовность. Да, если преследовалась именно такая цель объединения, то вполне очевидно, что были сэкономлены рубли из общей суммы военных расходов и направлены они были на развитие именно РВСН. Но почему-то никто не исследовал и не показал, что произойдет реально при таком объединении, когда РВСН забрали себе штаты и учреждения ВКС и РКО, но не взяли на себя все их стратегические оборонительные функции.

Такие искусственно созданные, весьма громоздкие и трудно управляемые стратегические ядерные войска наземного базирования еще в большей мере стали силами самосдерживания. Они не способны сдерживать локальные войны и конфликты, т.к. им вообще не свойственны подобные задачи. Они не смогли взять на себя проведение стратегической операции по отражению воздушно-космическо-морского нападения (удара) противника - важнейшей функции именно поглощенных ВКС и РКО, ведение в будущем боевых действий в космосе и из космоса в отношении Земли.

В лучшем случае, этот новый сборный вид российских вооруженных сил и задуманные на его основе стратегические силы сдерживания могли быть способны, как и прежде, осуществлять лишь упреждающие, ответно-встречные или ответные кнопочные удары стратегических ядерных сил по специальной команде и по заранее запланированным целям. Может, было не очень сложно объединить все это единым бумажным замыслом и планом, но стало чрезвычайно сложно реально выполнять функции ядерного сдерживания, управлять каким-то дозированным боевым применением всей триады стратегических ядерных средств и одновременно вести стратегические оборонительные действия.

Следует все же особо отметить, что объединить всю триаду единым управлением вокруг РВСН было бы не так просто, т.к. все механизмы и приемы управления ракетными войсками совершенно не подходят для использования их в других компонентах триады - ракетных подводных лодках, стратегической авиации. Такие стратегические силы сдерживания были бы, возможно, лучше готовы к нанесению массированных упреждающих, ответно-встречных, ответных ядерных ударов на всех театрах войны и всех стратегических направлениях, но, к сожалению, не были бы способны предотвращать ни ядерную, ни обычную крупномасштабную войны против ядерной страны. Не смогли бы эти силы сдерживания ни локализовать, ни прекратить уже идущие военные действия с применением обычных высокоточных средств поражения. Словесная или даже демонстрационная угроза нанесения ядерных ударов по агрессору ничего не дала бы, а реализовать эту угрозу реальным применением ядерного оружия вообще нельзя, если не согласиться пойти на самоуничтожение. О ядерной войне говорить вообще бессмысленно.

84
{"b":"84201","o":1}