ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы просмотрели кадры о нападении Арроги Черное Сердце на Рифтхавен, – продолжала Нг, кивнув Шестену. – Умело организованная оборона свидетельствует о высоком уровне вашей компетентности.

Шестен явно опешил, и Джеп испытал то же самое. Он не ожидал такой откровенности. Столь щедрый комплимент показывал, что дело идет к подсчету очков.

Нг тем временем обратилась к Сьюлис – она нарушала иерархию переговоров, давая понять, что смотрит на них троих как на представителей трех доминирующих фракций Рифтхавена.

– Более того, правительство Рифтхавена установило жесткий контроль над станцией, в том числе над ее общением с должарианцами и их союзниками-рифтерами.

Сначала оборона, потом общественный порядок – сейчас моя очередь. Построение речи Нг показывало, что она сознает его положение. Как он и опасался, она вела переговоры на двух уровнях, учитывая не только их обязанности на Рифтхавене, но и личные связи. И от того, что она это делала совершенно открыто, становилось не по себе.

Нг обратилась к Джепу:

– Исходя из вышеизложенного, его величество считает желательным объединение Флота с рифтерскими силами по всей Тысяче Солнц – исключая, из соображений безопасности, корабли с гиперрациями.

Объединение, но не союз. Она знает, что без взаимовыгодного соглашения он конченый человек – в том случае, конечно, если Братство и Рифтхавен уцелеют. А заключив договор, я смету с дороги и Банса, и Пормагат. Джеп чувствовал на себе пристальный взгляд Сьюлис, но его не волновало, о чем она думает. Ни один из его спутников не сможет связаться с Рифтхавеном до заключения договора – а тогда уже поздно будет.

– Предполагается, что эти объединенные силы будут продолжать рейды против Пожирателя Солнц, сохраняя свои действия в тайне, пока это возможно.

Шестен прервал её:

– Флот Панархии должен решать это совместно с военным советом Рифтерского Братства.

То есть с тобой и твоим острозубым кланом.

Нг кратко посовещалась с адмиралом Найбергом и объявила:

– Его величество дает вам право на консультацию.

Джеп заметил, как вспыхнул от гнева Шестен и как напряглась Сьюлис, и ответил, опередив Шестена:

– Рифтхавен воспользуется собственным правом.

Лицо Нг выразило признательность с легчайшим намеком на юмор.

– Его величество готов с этим согласиться.

Джеп вернул ей улыбку, не пытаясь этого скрыть. Он чувствовал, что драко кипит от гнева. Дурак! Ты только облегчил работу мне и панархистам. Джеп уже начинал бояться, что они так и не добьются равновесия. Что-то предпримет Сьюлис?

– Одно из флотских подразделений будет готово выступить на защиту Рифтхавена в случае необходимости, – сказала Нг.

– Находясь за радиусом Рифтхавена, – более низким, чем обычно, голосом подчеркнул Шестен. Нг вскинула руку ладонью вперед.

– Находясь за радиусом Рифтхавена.

Итак, сектор обороны получает контроль над внутренним пространством. Драко сел поудобнее, а Джеп ощутил досаду. Но делать нечего: силы под командованием Барродаха и Ювяшжта слишком опасны, чтобы не оказывать им сопротивления, а сил Рифтхавена недостаточно для хорошей обороны.

И тут верховный адмирал нанесла внезапный удар, которого триумвират опасался с самого начала.

– Кроме того, на все объединенные корабли в целях координации будут назначены офицеры для связи.

То есть десантники. Джеп не питал иллюзий относительно рифтеров: Аркадскому Десанту они не смогут оказать сопротивления даже на борту собственных кораблей. Десантники – это уж слишком.

– Исключая корабли, обороняющие Рифтхавен, – вставил Шестен. Он тоже понял, что она имеет в виду, но полагал, что сможет это переварить, пока контролирует внутреннее пространство.

Это естественно, поскольку сектор торговли имеет больше влияния на дальние корабли. Фракция Джепа контролирует скупку пиратской добычи и на Рифтхавене, и в других местах, она же дает сотрудничающим с ней кораблям выгодную наводку. Джеп знал, что не сможет удержать за собой контроль, если допустит десантников на рифтерские суда, и лишится всякой поддержки.

– Оборонительные силы тоже следует включить в целях наиболее полной интеграции, – возразила Нг.

Драко упрямо мотнул головой, и Нг посмотрела на Джепа, ожидая, что ответит он.

Вот оно. Взгляд Нг был тверд и лишен всяких эмоций. Его шанс, с него и спросится. Ну что ж, пора проверить, насколько серьезны намерения панархистов.

– Мы согласны, что полная интеграция – вещь хорошая, – начал он, заметив, что некоторые панархисты испытали при этом облегчение. – Следует, конечно, полагать, что назначенные к нам офицеры Флота будут не занимать должности наподобие суперкарго, а вносить равный вклад в наши общие усилия. – Он особенно подчеркнул слова «офицеры Флота» и увидел, что Нг и другие его поняли. Флотские, а не десантники. В Верховной Фанессе, пристально наблюдавшей за ним, чувствовался душевный подъем.

– Мы обратимся с призывом к добровольцам, желающим исполнять боевые функции, – сказала Нг. – Приказывать этого своим людям я не стану.

Джеп кивнул. Ну, теперь или – или.

– Об этом вам судить. Но мне кажется, что в таком случае на корабли Флота тоже следует назначить рифтерских связных. Это будет только справедливо.

Нг заколебалась.

– Рифтеры не смогут приспособиться к правилам военной дисциплины за столь короткий срок.

– Им это будет не труднее, чем флотским офицерам влиться в рифтерские команды, – быстро ответил Джеп, перехватив инициативу у Шестена. В конференц-зале наступила тишина, давящая, как тяжелая гравитация.

Обстановку, совершенно неожиданно для Джепа, разрядил вдруг смешок Элоатри.

– Такой опыт уже был, правда, лейтенант Омилов?

На лице лейтенанта Джеп увидел нечто большее, чем просто нежелание обсуждать эту тему. Молодой человек залился краской и не мог выдавить из себя ни слова.

Затем позади рифтеров зашипела дверь, и звонкий голос произнес:

– Да, был – и мы с лейтенантом Омиловым обязаны этому опыту жизнью.

* * *

Облегчение и благодарность охватили Осри, когда из-за стенной панели появилась стройная фигура Панарха. Осри давно опасался ответственности вроде этой, которая может свалиться на него в ходе переговоров, но почитал своим долгом посещать их, надеясь, что одного его присутствия как представителя Панарха будет достаточно. Теперь он понял, что Брендон смотрел на это не просто как на долг, но как на акт дружбы и с самого начала предназначил для него, Осри, чисто символическую роль.

Впрочем, такую же роль играет и сам Брендон. Для триллионов его подданных он тоже всего лишь символ. «Властелин для других, пред собою ты слаб; ты – цепями символики скованный раб». Последняя из Полярностей Джаспара Аркада прозвучала в голове Осри так ясно, как будто кто-то прочел ее ему на ухо.

Он встал вместе с другими, военными и штатскими. Жестколицый рифтерский синдик и его спутники тоже поднялись, хотя и с запозданием.

Власть символов велика – и теперь он, Осри, должен опять возложить на себя те цепи, которые он, как ему казалось, сбросил с себя, когда они после своего бегства с Шерванна прибыли наконец на Арес. Он с дрожью вспомнил картину в Нью-Гластонбери, которая затянула его в себя, – панорама галактики с крохотным пузырьком поселения на переднем плане: из иллюминаторов на его бугристой поверхности льется свет, рядом висит намалеванный яркими красками древний кораблик.

Камень, который отвергли строители...* [1]

Осри чувствовал, что его карьера висит на волоске. Верно ли он понял, что нужно Панарху?

– Адмирал, – сказал он, сам удивившись, как твердо звучит его голос, – я прошу разрешения вернуть этот долг, добровольно предлагая себя в качестве одного из связных.

– Согласна, – блеснула глазами Нг. – Но не раньше, чем мы отправимся на сборный пункт у Пожирателя Солнц – до тех пор вы будете нужны мне здесь.

вернуться

1

«...сделался главою угла». – От Матфея, 21, 42.

17
{"b":"84226","o":1}