ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

XXV

Успешные военные действия против регулярной и

дисциплинированной армии могут осуществляться

только войсками столь же дисциплинированными

и регулярными.

Александр Гамильтон «Федералист», 1787 год

Сиан, Сообщество Сиан

Конфедерация Капеллана

26 сентября 3057 г.

Сидя за тем самым столом, где некогда Джастин Аллард замышлял предательство Конфедерации Капеллана, канцлер Сун-Цу позволил себе улыбнуться.

Тридцать лет назад здесь находилось гнездо разрушения. Теперь родилась наша месть.

Он чуть не рассмеялся вслух, представив, как обитающие в этом зале призраки, будь они живы, посмотрели бы на его триумф. Впрочем, лучше не оживлять их, а то Джастин Аллард и Хэнс Дэвион скорее всего не одобрят его действий, испортив все торжество. Величайшей ошибкой Виктора, как решил Сун-Цу, считать кланы главным врагом Внутренней Сферы. В этом, конечно, имелся смысл, поскольку Виктор сражался с кланами и чуть не потерял жизнь. Затем принц переключил свое внимание на политическую нестабильность в лиранских округах Федеративного Содружества, – кульминацией чего и явилось создание Катрин Лиранского Альянса. Занятый подобными вопросами, Виктор не был по-настоящему готов к нападению на него Лиги Свободных Миров и Конфедерации Капеллана.

По экрану древнего компьютерного терминала побежали цифры отчетов о сражениях. Сун-Цу передернул плечами, впрочем реагируя не на отчеты. С ними все было прекрасно. Его командиры бросали по полку против одиночных батальонов Виктора Дэвиона и по три полка против одного полка войск Федеративного Содружества. Это было то самое ненавистное войскам Конфедерации Капеллана преимущество три к одному, которым десятилетия назад воспользовался против них Хэнс Дэвион. Концентрация внимания Виктора на защите фронта с кланами и необходимость оттягивать войска на подавление мятежей в лиранских округах оставили пограничную область Сарна в ужасающе ослабленном состоянии.

Использование численно превосходящих сил осуществлялось с таким успехом, о котором Сун-Цу и по самым скромным меркам не мечтал. В зоне вторжения он осуществил атаки на девяти планетах, и все девять попыток ознаменовались победой Дома Ляо. Там, где особенно высокой была революционная активность, Сун-Цу против гарнизонов Дэвиона использовал тактику булавочных уколов, которая не наносила противнику большого урона, но здорово изматывала солдат Дэвиона. Достигнув первоначально поставленных целей, полки начинали вторую волну атак, и усталые защитники гарнизонов Дэвиона становились легкой добычей.

Что касается положения дел на Цюрихе, то и там все шло хорошо. Поддерживая местных мятежников, Томас Марик обеспечивал их необходимыми поставками. Единственным соединением Сун-Цу там оказались лишь батальоны Дома Воина, высаженные в качестве единого подразделения на планету Ляо для освобождения их от власти Дэвионов. Восстала планетарная милиция и сместила губернатора, ставленника Дэвиона. Отчизна династии Ляо вновь принадлежала Конфедерации Капеллана.

Но на душе Сун-Цу было неспокойно. Удивляла его не успешность вторжения, а компетенция, продемонстрированная Томасом Мариком в организации нападения. Пока Сун-Цу добирался от Атреуса до Сиана, Томас прислал ему планы вторжения, разработанные до последней детали. Заговорщикам не требовалось больше изображать раздор. Сун-Цу был нужен Томасу на Сиане для того, чтобы нападение выглядело концентрированным усилием обеих наций по освобождению территорий, захваченных Домом Дэвиона почти тридцать лет назад. Более того, когда Сун-Цу находился на Сиане, его войска уже не считали его просто марионеткой, действующей по указке Томаса.

Именно быстрота и воля Томаса Марика способствовали успеху, которому они сейчас радовались, но победа застала Сун-Цу совершенно врасплох. Он всегда считал Томаса кротким идеалистом. Даже создание Рыцарей Внутренней Сферы выглядело скорее попыткой показать, что идеализм и война вполне совместимы, чем руководством к действию. Томас хотел возродить рыцарский дух благородства во Внутренней Сфере, хотя лично Сун-Цу полагал, что рыцарство, как и хваленое благородство древней Звездной Лиги, всего лишь мифы.

Компьютер Сун-Цу дважды пропищал, привлекая внимание канцлера к двум сообщениям. В первом содержался ответ на объявление планеты Аутрич независимым баронством Конфедерации Капеллана и сообщалось о том, что она предоставляется в пожизненное владение Волчьим Драгунам, как и было обещано. Драгуны устами своего представителя подтверждали ратификацию Сун-Цу этого права, изначально дарованного им Хэнсом Дэвионом. В послании упоминалось, что все усилия Волчьих Драгун ныне сконцентрированы на кланах и что они ввязываются в конфликты только тогда, когда на них нападают.

Канцлер нахмурился. Выходит, он тщетно надеялся, что Волчьи Драгуны в знак благодарности пришлют ему на подмогу хотя бы один полк. Правда, Виктор по-прежнему оставался их работодателем, но Сун-Цу расценил их отказ помочь как дерзость.

Второе послание пришло от Томаса Марика. Оно содержало одну лишь фразу: «Продолжаем, как наметили», что еще больше разочаровало, чем неблагодарность Волчьих Драгун. Вдохновленный начальными успехами вторжения, Сун-Цу настаивал на активизации действий, но Томас придерживался первоначального плана. Если бы Марик согласился, то предстал бы перед всеми в виде алчного правителя, желающего восстановить старую Звездную Лигу с самим собой на троне. И рано или поздно Сун-Цу воспользовался бы этим обстоятельством.

Откинувшись на спинку большого, чересчур помпезного кресла, Сун-Цу посмотрел на камуфляжно-пеструю зеленую окраску плюща, обвивавшего окно офиса.

Хэнс Дэвион и Джастин Аллард не смутились бы нерешительностью союзника перед активными действиями. Мне следует что-то предпринять, доказывающее, что я не просто младший партнер в этом деле; но не слишком грандиозное, дабы все военное возмездие затем не обрушилось на меня. Нужно придумать нечто вроде достойного символа или награды, что потом укрепит меня, если дело выгорит.

73
{"b":"84444","o":1}