ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разбудил Графа резкий звук трубы. Бойцы вокруг неспешно подымались со сна и поддергивали ремни карабинов - чтоб удобнее. Промеж костров шлялась и мутила народ неразлучная троица: старик Эженыч, Хысь и еще один, с неприличной фамилией. Слухи распускались самые невероятные. Стоя в плотной толпе бойцов, старик Эженыч вещал. восполняя недостаток слов энергическими жестами: - ... А тут барбидуки на нас ка-ак!.. А мы им - эть!..эть!.. эть!.. И, стало быть. отбились тогда. А счас - не-е... барбидуков так просто не отобьешь - ученые стали. Так что, ребятушки, не отбиться нам таперича. А тогда чего зря каликам пропадать?! Сыпь в кучу! Гулять будем!! Йех!!! старик Эженыч хлопнул папахой об землю и выкинул замысловатое коленце. Хысь и третий компонент троицы (который с неприличной фамилией) одобрительно загудели. Однако среди бойцов такой поворот энтузиазма не встретил. - Ишь чего! - зашумели в три горла братаны Власовы. - Мы, значит, ему свои кровные высыпай, а он, подлюка, жрать будет?! Бойцы согласно закивали и потихоньку разошлись. Старик Эженыч, досадливо плюнув, пошел в другой конец лагеря. Приятели потянулись за ним. Вскоре с той стороны послышался крик: - Братцы! Ить барбидуки нынче ученые стали, не отбиться нам! А каликам пропадать?! Сыпь в кучу, йех, гуляй!!!.. Раздался выстрел, и старик Эженыч замолк. Взорам сбежавших предстала такая картина: старик Эженыч лежал на траве и мелко сучил ногами - отходил, а чуть поодаль стоял на бочке Шаршавый Вампирчик с дымящимся маузером в лапе. - Бойцы! - гаркнул этак, засим, закутавшись в крылья, несколько времени помолчал, дабы до всех дошел глубокий смысл сказанного. Наконец, пальнув из маузера еще раз, продолжил: - Говорю прямо, для многих из нас этот час последний. Дорогу к лабазу нам преградили барбидуки и бабуанцы. Все мы отлично понимаем, что это значит. Эти существа - позор всей тайги и давно должны быть уничтожены. Самим своим существованием они преграждают дорогу к счастью и нам, и всем остальным обитателям тайги. А потому - не пожалеем жизни за правое дело. Ура. - УРА!!! - закричали бойцы. Завершив таким образом подготовку к решающей битве, отряд рассыпались в цепь и залег. Старик Эженыч, поднявшись с земли, недоуменно спросил: - Так я... живой, кажись? - Живой, живой, - успокоили его. Шава в воздух стрелял.

Ожидание длилось довольно долго. Вдруг кусты зашевелились, и. вылезши из них. рядом с Графом присел некто в мохнатом свитере. - Друг! Что, неприятности? Понимаю, ох, понимаю! - и вкрадчивым, задушевным голосом начал вещать о том, как несправедливо устроен сей мир, и как ему хотелось бы его (мир) лучше и справедливее... Все это настолько совпадало с Графовыми мыслями и желаниями, что к горлу подкатил комок. Сознание его помутилось... ...и мир с громким, будто после осиновой похлебки, треском лопнул. Очнулся Граф от громкого, резкого хлопка. Человек в свитере корчился на земле; над ним стоял Шаршавый Вампирчик. Маузер его еще дымился. - Дурак ты, Граф, хоть и умный. Глянь-ка на него! Граф с ужасом посмотрел на человека в свитере. Лицо его медленно. но верно превращалось в донельзя наглую и тупую харю, а кисть правой руки - в черную кожаную папку с монограммой: "проф. О.С.Линский. О больных местах среднестатистического человека." - Повезло тебе, Граф, что я успел. Это ж барбидук! Барбидук с земли затухающим голосом сказал: - Н-ня-а... Шавка быстро обернулся и всадил пулю в его лоб. Барбидук затих окончательно, а шавка вновь обернулся к Графу: - Говорил же я тебе, идиоту... Ладно, не время сейчас. Вон они. Над кустарником неподалеку колыхались многочисленные хоругви и транспаранты: КАПУСТУ ЕШЬ, А ПОЛИТГРАМОТУ - РЕЖЬ! ЭКСТРАСЕНСОРИКУ - В МАССЫ! ЧЕМ КАЛИКИ ЖРАТЬ ОТ ЗЕЛЕНОЙ ТОСКИ, НАУКИ ГРАНИТ ЗУБАМИ ГРЫЗИ! ЭКСТРАСЕНСОРИКУ - ИЗБРАННЫМ! ПОКА ТЫ ЕШЬ КАПУСТУ С АЦЕТОНОМ - МОГУТ СЛАДКО СПАТЬ МАСОНЫ! ЭКСТРАСЕНСОРИКУ - НА... Дальше читать было некогда. Цепи бойцов поднялись и побежали вперед, увлекаемые батькой Козаностром и Шаршавым Вампирчиком, передергивая на ходу затворы и перекладывая поближе ножи. Затрещали выстрелы. Под пулями барбидуки вздрагивали и оседали, словно проколотые надувные игрушки. С их стороны огня не вели, но тем не менее ряды бойцов тоже ощутимо редели. Вот к человеку с неприличной фамилией скользнул из-за дерева некто. спросил: "Неприятности, браток?" - и тот упал. Так погиб человек с неприличной фамилией. Фамилия ему была - Херц. Однако бойцы шли вперед, и пули их по-прежнему находили цель. кончались патроны - в ход шли ножи и шашки. неуклонным было их движение вперед, и довольно скоро все остановились, почувствовав вдруг громадное облегчение. Да и было отчего: во всей тайге не осталось ни одного барбидука или бабуанца. ДОРОГА К СЧАСТЬЮ - СВОБОДНА.

Батька Козаностр, по обыкновению, углубился в чащу. долго сидел он просто так, глядя в небо сквозь оранжевые ветви. Потом, по странной какой-то ассоциации, вспомнил батька о загадочной болести Босевича (от слова "босс"). Конечно, непонятных слов Босевич уже в разговоре не потреблял, но иногда находило на него что-то - доставал он бережно хранимую красную тряпку. тщательно стирал с нее непонятную надпись и писал новую - не менее непонятную, чем прежняя. Сначала было: - В С Я В Л А С Т Ь С О В Ъ Т А М Ъ ! потом: - Ж I Т Ь С Т А Л О Л У Ч Ш Ъ , Ж I Т Ь С Т А Л О В Ъ С Л Ъ I ! а еще потом: - Э К О Н О М И К А Д О Л Ж Н А Б Ы Т Ь Э К О Н О М Н О I ! и снова: - В С Я В Л А С Т Ь С О В Ъ Т А М Ъ !

Что все это значило, не мог объяснить даже сам Босевич. Надо думать, делал он это в силу некоей, издавна пустившей в нем корни, привычки. Да, бог с ним, с Босевичем, пускай... лишь бы калики в отряде не переводились, да... Закончить мысль батька не успел. Промеж деревьев мелькнули неясные тени, отчетливо повеяло резким, незнакомым запахом. Батька Козаностр вскочил, бросился следом. Погоня длилась довольно долго, но вдруг тени куда-то пропали, а батька Козаностр обнаружил, что стоит на старых рельсах. Почему-то он сразу понял. что это именно рельсы, и неожиданно ощутил необычайное просветление. Все вокруг было до боли просто и понятно: что такое "железнодорожная цистерна" и "шеф контрразведки", зачем советам власть и почему экономика должна быть экономной, и даже кто такие барбидуки и бабуанцы... И это было только начало! Вся Вселенная распахнулась перед батькой Козаностром, ничего от него не тая. Просветленно улыбаясь, батька пошел по шпалам. Впереди - ГОРОД. Там хорошо и спокойно. там ждет его Анфиса.

5
{"b":"84452","o":1}