ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стерлинг Брюс

Интервью на фестивале фантастики 'Странник-97'

Интервью с Брюсом СТЕРЛИНГОМ,

взятое на фестивале фантастики "Странник-97".

(Опубликовано в газете "Книжное обозрение". Интерьвю вел Александр РОЙФЕ).

- Вы в России впервые?

- Нет, во второй раз. Три года назад я провел две недели в Москве.

- И каковы ваши впечатления?

- О, здесь очень интересно. Знаете, я не только писатель, но и журналист. И после прошлой поездки написал классную статью. Россия в этом плане предоставляет богатейший материал...

- А какая профессиия более важна для вас - журналистская или писательская?

- Ну, прежде всего я все-таки писатель, а журналистика - это что-то вроде хобби. То, что я узнаю в ходе журналистских расследований, часто переходит в романы и рассказы.

- Из информации, собранной в Москве, что-нибудь перешло?

- Разумеется. Я сейчас написал сериал из трех частей, эдакий технологический триллер. Его действие происходит в бывшем Советском Союзе и на соседних территориях - например, в Финляндии. Там есть и русские персонажи.

- Ну, главный нерой-то наверняка американец,

- Никто не знает, из какой страны главный герой. С американцами он американец, с русскими - русский, с японцами - японец. Он все время - "свой".

- Может быть, он шпион.

- Да, в каком-то смысле шпион. Он персонаж в типичных традициях жанра "экшн", типичный искатель приключений.

- Это будет "киберпанковское" произведение?

- Да я бы так не сказал. Это моя первая книга, действие которой разворачивается в наши дни. И во многом она вызвана к жизни русской действительностью...

- От "киберпанка" вы уже устали?

- Ни в коем случае. Я считаю, что "киберпанк" - это форма научной фантастики, а от научной фантастики я совсем не устал.

- Значит, вы ищите новые пути?

- Похоже, что так. Я люблю делать разные вещи. Моя предыдущая работа была посвещена будущему, которое наступит через сто лет; сейчас я вернулся назад, в настоящее.

- А как вы относитесь к такому жанру, как фэнтези?

- Я не люблю эльфов и драконов. Это слишком просто. Каждый может описать мир, населенный гномами и волшебниками. Это все равно, что играть в теннис без сетки. Я, конечно, не имею в виду Толкиена, который был специалистом по среднивековой литературе. Он разбирался в мифах, понимал, как устроено землевладельческое общество. Но большинство современных фэнтези похожи не на мифы, а на телесериалы.

- Кто из коллег вам наиболее интересен?

- Я люблю Нила Стивенсона, он автор таких произведений как "Snowcrash" и "Diamond Age". Очень талантливый писатель... Мне нравится Грег Иган из Австралии. И англичанка Гвинет Джонс (я назвал бы ее лучшей фантасткой своего поколения).

- А что вы скажете о классиках жанра?

- Я вырос на книгах Герберта Уэллся, Жюля Верна, Олафа Стэплдона...

- Вы упомянули о женской научной фантастике. Что вы думаете об этом феномене?

- Я двумя руками "за"! Мне кажется, что женщинам есть что предложить. Та же Урсула ле Гуин... ее любят миллионы! Конечно, у женщин хватает серых и скучных произведений, но ведь то же самое можно сказать и о мужчинах.

- Возросла ли ваша известность в России по сравнению с тем, что было три года назад? Все-таки у вас здесь вышла книга...

- Как я могу быть популярным в России? Я написал двенадцать книг, а на русском вышли только несколько рассказов и роман. Но у меня уже были контакты с вашими писателями-фантастами в 70-е. Я издавал фэнзин, и на него подписывались пять-шесть человек из Советского Союза. Кстати, один из моих любимых фильмов - ваша "Аэлита, королева Марса". Немая лента с футуристическими декорациями и костюмами.

- Наша газета опубликовала рецензию на вашу книгу. Отзыв был весьма положительным.

- Мне очень приятно. Я никогда не был особенно "кассовым" писателем, но всегда имел хорошие рецензии. Любимчик критиков, так сказать.

- А вы хотели бы пользоваться широкой популярностью, но при этом не быть любимым критиками?

- Нет уж, лучше пусть меня любят критики, точнее - филологи.

- Вы имеете в виду, что вашим творчеством заинтересовалась академическая наука?

- Да, есть много исследований, посвященных "киберпанку". На курсах по постмодернизму и по фантастике говорят об "Островах в сети" и "Схизматрице".

- А вот филологи, к сожаленью, практически не обращают внимания на этот жанр...

- Честно говоря, большинство НФ-произведений не выдержат пристального анализа, потому что написаны в страшной спешке.

- Однако, есть исключения?

- Конечно. Например, Станислав Лем, Урсула ле Гуин, Уильям Гибсон - их книгами занимаются очень многие.

- Но разве филологи не могут ошибаться? Эдгара По при жизни не ценили, а теперь он - признанный классик. Нечто подобное произошло и с Говардом Лафкрафтом...

- Да, но я-то живу только один раз. И, потом, филологи все-таки умные люди. У них собственные принципы, по которым они отбирают литературу, - принципы, связанные с интеллектом, а не с модой.

- Вопрос другого плана. Что вы делаете в свободное время, какое у вас хобби?

- Я люблю произносить речи.

- Где?

- Там, где попросят. Я занимаюсь этим уже пять лет. Выступал перед самыми разными аудиториями - перед государственными служащими, телефонистками, полицейскими. Между прочим, мне очень понравилось выступать перед полицейскими, я рассказывал им о компьютерных преступлениях, о хакерах...

- Сейчас у Брюса Стерлинга есть возможность через наше издание обратиться к русским читателям. Вы хотите что-ниубдь сказать?

- Мне кажется, сегодня нужно меньше читать Достоевского и больше триллеров, которые можно купить на каждом углу. Я убежден: именно они наиболее адекватно отражают современную жизнь. И не надо этого стыдиться, не надо заставлять людей читать то, что их якобы "возвышает"...

- Вам не нравиться Достоевский?

- Достоевский - великий писатель, но сейчас не XIX век, и бесполезно притворяться, что это не так. Глупо было бы ожидать, чтобы Стивен Кинг писал как Марк Твен или Теодор Драйзер.

- Мы исходили из того, что люди будут читать и дальше. А будут ли они читать или у них найдуться дургие развлечения?

- Это очень серьезный вопрос. Я думаю телевидение умрет гораздо раньше книг.

1
{"b":"84493","o":1}