ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Майор пожал ему руку. У него были серые глаза и крепкое рукопожатие. Потом Даниил вышел из гранитного подъезда. Он подумал, что вот и стал он почти таким же, как герой его собственной книги, профессор литературы Энрико Фенци, вечерами откладывавший в сторону томик стихов и бравший в руки пистолет...

На самом деле момент для зигзага судьбы был подходящим. Во-первых, деньги, полученные за книгу, подходили к концу. А ежевечерне трескать миног в модных клубах и, не задумываясь, угощать Полину любимыми сортами джина оказалось приятно. Еще полгода назад о такой жизни он не мог и мечтать. Но ведь к хорошему привыкаешь быстро, не правда ли?

А во-вторых... С момента выхода его первой книги прошло достаточно времени, чтобы задуматься: а что дальше? В модного писателя он превратился быстро. Теперь, по доходившим слухам, читающая публика с нетерпением ожидала, чем на этот раз порадует ее Даниил Сорокин.

Чем в таких случаях положено радовать публику, он не представлял. Так что предложение спецслужбистов подвернулось кстати. Он уже видел, как из типографии приходит его ВТОРАЯ книга. Такая же модная... еще более модная, чем первая. На этот раз написанная совершенно с другой точки зрения.

"Как я был секретным агентом

". Чем не находка?

Сперва новый род занятий ему даже нравился. Он ходил на собрания "Прямого действия", слушал "Dead Kennedies" и Тома Уэйтса, принимал участие в митингах и пикетах, пытался выйти на членов Боевой группы.

Вечерами он рассказывал Полине о том, чем занимался днем. Она, блестя зубами, смеялась. Он пихал ее локтем, гневно сдвигал брови: "Шпионов не уважаешь?" - а потом смеялся над этими историями вместе с ней, и иногда они обнаруживали себя уже в постели, и тогда...

Впрочем, не об этом речь.

О новых знакомых Даниил аккуратно сообщал Майору. Большого интереса к ним тот не проявлял. Майор хотел от Даниила не сведений о том, где и когда состоится очередной пикет. Ему нужна была голова руководителя Боевой группы. Человека по имени Густав.

Ни настоящая фамилия, ни приметы данного персонажа известны Майору не были. Зато известно ему было, что боевики "Прямого действия" были собраны вместе и вооружены именно Густавом. Что он направлял их удары - всегда точные и неожиданные. Что без него Боевая группа не просуществовала бы и дня.

"Хорошо бы навести справки об этом Густаве у ваших новых знакомых", сказал он как-то, а Даниил подумал, что если ему действительно удастся выйти на самого руководителя Боевой группы, то книга, которую он об этом напишет, станет не просто бестселлером, а абсолютным хитом десятилетия.

В конце октября Даниил вместе с несколькими новыми товарищами собрался посетить "Dostoevsky-Club". В тот вечер там выступала группа с названием... точно не помню, но похоже на "Смерть бразильца".

К открытию они опоздали. Едва не грохнувшись несколько раз в темноте, Даниил отыскал свободный столик, и они уселись. Группа оказалась так себе, и все приналегли на алкоголь.

Минут через двадцать стало понятно, что группа не в состоянии извлечь из гитар ничего, кроме тоскливого скрежета.

- Может, еще куда пойдем?

Пойти решено было в "Бронкс". Длинноволосый парень с плохими зубами, по кличке Брюква, уверял, что в "Бронксе" сегодня конкурс любительского стриптиза: "Любительский - это значит, что раздеваться будут простые тетки из зала".

Из "Dostoevsky" до "Бронкса" идти было минут пятнадцать. Они решили прогуляться пешком.

- Я, между прочим, еще когда на первом курсе учился, разработал целую классификацию поп...

- Классификацию чего?

- Поп. Женских задниц.

- И как ты... в смысле классифицировал?

- Это ведь только кажется, что они все одинаковые, а если присмотреться... Одно дело - это, скажем, "попа-груша". И совсем другое "попа-слива". Ты понимаешь? Это совершенно различные виды поп! А еще есть большая группа "попа-гладильная доска", но такие попы я не люблю.

Стриптиз в "Бронксе" оказался ничуть не забавнее "достоевского" панк-рока. На сцену из зала тоскливой вереницей выбирались крепконогие и широколицые претендентки.

Некоторые снимали бюстгальтеры. Снять трусы не отважился никто.

Брюква сказал, что от черного кружевного белья его всегда тошнило. Они перебрались в один из боковых зальчиков.

Проектируя заведение, хозяева "Бронкса" имели в виду что-то брутально-кинематографическое. Со множеством металлических деталей, кирпичными стенами и полуголыми официантками.

Затея не удалась. Из модного клуба "Бронкс" быстро превратился в пивнушку. Зато алкоголь в "Бронксе" был недорогим - меньше $0,5 за кружку. Уже через полчаса один из партийцев отправился в комнату, где переодевались стриптизерки, с целью объяснить им насчет теории сексуальной революции Вильгельма Райха.

Судя по их визгу и по тому, как заметались охранники, в тот вечер девушки так и не познакомились ни с одной из теорий Вильгельма Райха.

Неподалеку сидела одинокая и трезвая девушка. Брюква попробовал к ней подсесть.

- Как вас зовут?

- Все только на коммерческой ос

нове!

- Редкое имя! Наверное, не русское?

Девушка встала, забрала сигареты и ушла. Брюква грустно смотрел на ее попу-грушу. Даниил выковырял из пачки новую сигарету, прикурил, наклонился к самому его уху и поинтересовался, не знаком ли тот с Густавом?

- С Густавом? Знаком. Кто ж с ним не знаком? Ты чего, решил в террор податься?

Протрезвел Даниил моментально.

- Почему в террор?

- Так Густав же боевик. Он у нас в "Действии" террором заведует. Слышал, как в Москве газораспределительную станцию заминировали? Очень серьезный парень.

Даниил не мог поверить. Неужели вот так, запросто, в перерыве между двумя "Балтиками-номер-семь", можно взять и выдать страшную партийную тайну? А как же конспирация?

Его и раньше удивляло отношение приятелей к подобным вещам. Как-то раз Брюква кивнул в сторону длинноволосого угреватого типа, забредшего на собрание "Действия":

- Знаешь, кто это?

Даниил не знал.

- Это Вишняков. В Питере он гасится от пензенских ментов. Неужели не слышал? О нем даже по телеку говорили. Вишняков у себя в Пензе одному пареньку уши ножом отрезал. Тот на фээсбэшников работал... ну, Вишняк и...

6
{"b":"84510","o":1}