ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пожалуй, это был самый трудный объект в моей жизни. На службе Шабдурасулов появлялся редко. Рабочий день начинался у него когда как - то в 12, то в 14 часов. Часто его жена разъезжала до вечера по магазинам на служебной машине. Ночью же, как правило, он отправлялся на всевозможные культурные «тусовки».

То, что Шабдурасулов - деятельный бездельник, понимали, по-моему, все. Лично я окончательно убедился в этом, узнав, что английский засыпной сейф в его кабинете, где все нормальные люди хранят секретные документы, полностью завален всякой канцелярской утварью: скрепками, резинками, карандашами, ручками. Эти принадлежности выделяли для нужд Департамента культуры, но оседали они почему-то в сейфе начальника.

Несколько раз Шабдурасулов, пока его жена «инспектировала» магазины, садился за руль шикарной иномарки. Мы проверили машину по учётам ГАИ. Оказалось, что зарегистрирована она на имя тестя Шабдурасулова, обычного рядового пенсионера.

Откуда у пенсионера 80 тысяч долларов на новую иномарку? Почему на ней разъезжает не он, а зять?

Думаю, ответить на эти вопросы для вас не составит большого труда. Для нас - тоже. Другое дело, что очевидные, но не доказанные вещи в дело не подошьёшь. Впрочем, этого и не требовалось. Собранных нами материалов было вполне достаточно для того, чтобы забить тревогу. Весной 1996 г. отдел «П» подготовил справку о подозрительных проделках руководителя Департамента культуры и информации.

* * *

Примерно в то же время мой отдел занимался и другим руководителем департамента аппарата правительства. На этот раз главой Департамента экономики Андреем Зверевым.

Впервые компетентные (как раньше было принято называть) органы заинтересовались Зверевым ещё в советскую эпоху.

Одной из служб Управления КГБ по Москве и Московской области был зафиксирован факт передачи Зверевым ряда служебных документов некоему коммерсанту (разумеется, небезвозмездно).

Работал тогда Зверев в Госплане СССР, имел доступ ко многим интересным материалам. Коммерсанту же очень хотелось получать их, не дожидаясь публикации в официальной печати, то есть в числе первых. Это давало ему значительные преимущества перед конкурентами. (Кстати, впоследствии тем же самым промыслом занялся будущий министр финансов России Владимир Пансков. Будучи первым заместителем главы Госналогслужбы, он продавал одной аудиторской фирме «свежие» постановления и приказы.) Но тут случился путч. КГБ потерял былую мощь. Зверев, напротив, её приобрёл. Вскоре он стал главой едва ли не самого крупного департамента правительства.

Учитывая потенциальную склонность чиновника к злоупотреблению служебным положением, мы решили взяться за него поплотнее. Посмотреть, не замешан ли он ещё в каких-то тёмных историях.

Наши подозрения оправдались. Из источников в окружении Зверева оперативникам стало известно, что у него есть несколько заграничных паспортов. Причём последний Звереву оформляла коммерческая фирма (если мне не изменяет память - торговый дом «Альтернатива»). По этим паспортам руководитель департамента неоднократно выезжал за рубеж. А ведь Зверев был секретоносителем. По закону он не имел права не то что пересекать границу, но и, вообще, держать дома загранпаспорта. Их необходимо было сдавать в соответствующую службу в «Белом доме».

Настораживало и то, что свои зарубежные вояжи Зверев тщательно скрывал. «Если секретоноситель выезжает тайком за кордон, это не спроста», - подумал я.

Чтобы разобраться в этой карусели, я счёл целесообразным отправить своих сотрудников на беседу со Зверевым. Расчёт строился на неожиданности визита. И точно. «Великий экономист» едва не поседел, увидев «страшных монстров» из СБП. Он так разволновался, что не смог толком ничего объяснить. Когда же пришёл в себя, моментально побежал к знакомому кадровику.

- Что делать? Похоже, Служба безопасности начинает проверять все эти выезды, а у меня там грешок.

Кадровик посоветовал ему сходить к руководителю аппарата правительства Бабичеву.

- Мне что, сухари сушить? - волновался Зверев.

- Сухари не сухари, но работу можешь потерять, ответил тот.

Не знаю уж, о чём беседовал всесильный Бабичев со своим непослушным подчинённым. Думаю, утешал и успокаивал. Владимир Степанович это умеет.

Во всяком случае, на вторую беседу с сотрудниками отдела «П» Зверев притащился подшофе. Он был абсолютно уверен, что его никто не посмеет тронуть, ссылался на Олега Ивановича Лобова: дескать, тот не допустит.

Наивный...

* * *

В начале 1996 г. я пришёл к начальнику личной охраны Черномырдина А. И. Сошину.

- Александр Иванович, как ты можешь охарактеризовать Зверева?

- Ты знаешь, - нараспев протянул великан Сошин, - я с ним почти не знаком. Так, сталкивался раза два. Никакого впечатления он на меня не произвёл.

- Зверев из вашей команды? (Под «их командой» я имел в виду окружение Черномырдина.)

- Да нет... А что, на него что-то есть?

- Есть кое-что. Хотим проинформировать Виктора Степановича.

Сошин никак не прореагировал. Спокойно заметил:

- Ради бога.

- А Шабдурасулов?

При упоминании фамилии шефа Департамента культуры глаза у Сошина заблестели.

- Что такое? Что случилось?

Я с деланным равнодушием заметил: - Кое-какая информация имеется.

- Ну, что тебе про Игоря сказать...

Начальник охраны нервно заходил по кабинету.

- Рабочий человек. Нормальный человек. Виктор Степанович его уважает. Очень хорошо проявил себя в «Нашем доме». Никаких претензий к нему быть не может...

- Этот-то хоть ваш?

- Наш. Без вопросов - наш...

Справки в отношении «их» Шабдурасулова и «ничейного» Зверева отдел «П» подготовил примерно в мае 96-го. С санкции Коржакова они были направлены Черномырдину.

Доподлинная реакция премьера мне неизвестна. По слухам, он вызвал к себе Зверева и предложил подыскивать другое место работы. Через месяц кресло руководителя Департамента экономики оказалось вакантным.

Что неудивительно, Шабдурасулова же Ч. В. С. не тронул.

Сошин достаточно чётко сформулировал основу кадровой политики премьера: «Наши» и «не наши».

Зверев был «не их». С ним расстались моментально.

Шабдурасулов - «их». А значит, с него и взятки гладки. В полном смысле слова...

* * *

Допускаю, что кое-кто из читателей удивлённо произнесёт: - Ерунда какая. Один карточку за 5 тысяч долларов купил. Другой загранпаспорта получил. Вокруг творится бог знает что, а они такими мелочами занимаются.

Попытаюсь объяснить. Любая спецслужба должна работать на опережение. Тем более СБП, которая занималась весьма щекотливыми проблемами. Конечно, можно спокойно наблюдать за тем, как люди постепенно подходят к краю черты, фиксировать совершённые преступления, передавать весь материал в прокуратуру или ФСБ и отчитываться перед президентом: «Борис Николаевич, обезврежен ещё один коррупционер».

Но СБП занималась и другим. Не дутые проценты были важны для нас, а престиж власти. Если бы тот же Зверев (допустим) нарушил закон, удар бы пришёлся по всему правительству. Этого допускать мы были не вправе. Отвести человека от грехопадения - вот главная задача, которая стояла перед нами.

Что же касается «ерунды» Зверева и Шабдурасулова, то не открою Америку, сказав, что преступниками не рождаются. Это процесс постепенный и зависит от многих факторов, например от вседозволенности, отсутствия контроля.

В действиях и Зверева, и Шабдурасулова совершенно чётко прослеживалась тенденция к нарушению закона. А аппетит, как известно, приходит во время еды.

Профилактика правонарушений - вещь намного более эффективная, чем террор и репрессии. Слава богу, в этом-то я, милицейский опер с многолетним стажем, хоть немного разбираюсь.

Клубок змей-1

Сегодняшние российские реалии намного круче любого детектива. Если бы наши писатели знали о том, что творится в коридорах власти, им не надо было бы, вообще, ничего придумывать.

24
{"b":"84526","o":1}