ЛитМир - Электронная Библиотека

– Такой же, как смерть папочки? Ты же не хочешь, чтобы я снова поехал в Атланту, правда? – Его огромные карие глаза не отрывались от меня, но они совсем не походили на совиные. Артур смотрел на меня с нескрываемым ужасом.

– Нет, мой дорогой, что ты! В этом сюрпризе нет ничего плохого. Поверь мне. Я не буду ничего выдумывать, а скажу тебе правду.

– А как я узнаю, что это правда?

– Тебе придется мне поверить.

Артур ничего не ответил. По его щекам покатились крупные слезы.

– Я не знаю, как теперь доверять тебе.

Это жалобное признание ошарашило меня. Пока я пыталась сглотнуть мешавший мне ком в горле и заговорить, Квентин положил руку мне на рукав и заглянул в глаза. Я кивнула.

– Артур, – начал он, – смотри.

Мы с Квентином стояли около того места, где обломки балок, проржавевшее железо с крыши и доски с чердака завалили мою машину. Этот старый коричневый “Мерседес” я купила несколько лет назад за две тысячи долларов у своей подруги по университету. Она как раз сломала ногу, как следует ударив капризный автомобиль после очередной поломки двигателя, на починку которого требовалась внушительная сумма. Я поставила мотор от “Шевроле”, и с тех пор “Мерседес” бегал как новенький. И вот теперь мой гибрид на колесах стоял раздавленный в лепешку у стены амбара. Квентин присел. Он просунул руку между обломками стены и машиной. Я с удивлением наблюдала за его странным поведением. Артур еще больше свесился с чердака.

– Брат-медведь? – позвал он Квентина с тревогой.

– Вот, одного поймал. – Тот схватил что-то пальцами и крепко сжал их, поднес руку к лицу и принялся что-то разглядывать. – Он здесь. Я чувствую, как он шевелится. Но я не причинил ему вреда.

– Что это такое? – заинтересовался Артур, еще больше вытягивая шею.

Я поймала себя на том, что нагибаюсь к Квентину, чтобы посмотреть его находку, и тут же одернула себя. Квентин встал, крепко сжимая кулак.

– Это одно из созданий, живущих в воздухе между вещами. Между камнями и землей, между бревнами амбара, между частями машины. Когда я был маленьким, я называл их эльфами.

– Эльф, – зачарованно повторил Артур. – А как они выглядят?

– Не знаю. Эльфы невидимки.

– Что они делают?

– Они держат мир. Каждую его часть, каждую вещь. Все в мире соединяют и удерживают эльфы. Если ты знаешь, как сделать эльфов счастливыми, то ничего никогда не упадет.

Артур выпрямился и указал на проломленную крышу.

– Я их вижу! Они там, всюду. Их тысячи, миллионы, миллиарды! Только они не слишком счастливы. “Нам плохо”, – вот что они говорят.

Квентин разжал пальцы.

– Лети, все в порядке, делай свою работу, – сказал он эльфу и дунул на ладонь. Взрослый мужчина вел себя так, словно крохотное крылатое существо слетело с его руки.

Я поймала себя на том, что как завороженная слежу за полетом “эльфа”.

– Все эльфы хорошие? – задал Артур следующий вопрос.

Квентин помолчал, обдумывая, как лучше ответить, потом покачал головой.

– Ты должен быть осторожен с эльфами. У некоторых из них плохой характер. Они занимают больше места, чем другие, и отталкивают то, что им мешает. Из-за этих эльфов твоя постройка может упасть. Если ты видишь слишком много пустого места, там наверняка обосновались плохие эльфы.

– Здесь у нас слишком много плохих эльфов, – мрачно отозвался Артур.

– Но ты не должен их бояться. Я знаю, как сделать эльфов счастливыми. Это совсем просто. Если ты солжешь эльфу, то он сделает так, что все вокруг тебя упадет. Артур, спроси у эльфов, собираюсь ли я обмануть тебя.

Мой брат снова сел, опустил голову и задумался. Я посмотрела на Квентина.

– Откуда вы узнали эту замечательную историю? – негромко спросила я.

Квентин посмотрел на меня как человек, страдающий провалами в памяти, задумавшийся так же глубоко, как и Артур, придумывающий себе новую роль.

– Моему отцу казалось, что это сможет развлечь меня, пока он работает, – наконец ответил он. – Брат Артур, что скажешь? Что говорят хорошие эльфы?

Артур поднял голову, его мрачный взгляд вернулся ко мне.

– Хорошие эльфы хотят узнать, какой у тебя секрет.

Я сделала глубокий вздох.

– Это не совсем секрет. Мама-медведица принадлежит тебе. Ты понял это? Она твоя собственность. Только ты заботишься о ней. Все, что ты говоришь о ней, все исполняется. Ты понимаешь? Ты любишь ее, и ты ее защитник.

Артур осторожно кивнул.

– Хорошо, – медленно произнес он.

– Но Квентин и его мама тоже любят маму-медведицу. Мама Квентина думала, что маму-медведицу отправили на свалку, и поэтому много плакала. А теперь она так рада, что мама-медведица жива.

– Маму-медведицу поддерживают хорошие эльфы. – Артур посмотрел на Квентина.

Тот кивнул в знак согласия.

– Квентин хотел бы отвезти маму-медведицу к; себе домой, чтобы его мама могла любить ее и заботиться о ней так же, как это делаешь ты.

Артур взвился вверх словно ракета. Крепко прижав руки к бокам, он сверху смотрел на нас. У меня остановилось сердце. Я услышала голос Квентина:

– Если будет нужно, я влезу наверх и сниму его. – Я протянула обе руки к брату.

– Артур, выбор за тобой. Разве ты не помнишь, что я только что сказала? Мама-медведица поедет с Квентином только в том случае, если ты решишь, что она должна поехать.

Артур дрожал всем телом. Он ткнул пальцем в Квентина:

– Брат-медведь, как ты думаешь, мама-медведица умрет, если не уедет отсюда, от меня? Ты думаешь, ей поэтому так одиноко?

– Я не знаю, – быстро ответил Квентин. – Ты должен решить, что для нее лучше, и сказать мне. Все зависит только от тебя, Артур.

– Я не владею ей. Она сама решает за себя.

– Что ж, тогда тебе придется передать мне ее слова.

– Возможно, мама-медведица хочет уехать. Я должен подумать. – Он покачивался на краю пролома в полу чердака. Одно неверное движение, и мой брат полетит вниз с высоты в двадцать футов на острые обломки кровельного железа и покалеченную машину.

Я не находила себе места от страха.

– Артур, сядь, пожалуйста.

– Я должен поговорить с хорошими эльфами, которые ее окружают, и посмотреть, нет ли рядом плохих! – Артур сделал шаг вперед. Носок его теннисной туфли теперь висел над бездной.

Квентин поднял руку и громко, отчетливо сказал:

– Эльфы уважают только тех, кто заботится о себе. Будь мужчиной, Артур, сядь.

Мой брат немедленно сел на корточки, съежившись, словно игрушка, у которой кончилась батарейка. Его глаза оставались безжизненными, но в них появилась решимость.

– Как мужчина, – отрапортовал он. Я вздохнула с облегчением. Но в это мгновение глаза Артура вспыхнули, и он указал на меня. – Сестра! Я вижу большого плохого эльфа между тобой и братом-медведем.

Я потерла лоб в недоумении. Квентин создал новый фантастический мир для Артура, который все принимал всерьез. А мне приходилось приспосабливаться.

– Я не вижу эльфа, – ответила я.

– Он очень злой, – настаивал Артур. Его голос зазвучал громче, уверенней. – Он вылез из-под твоей машины и теперь летает между тобой и братом-медведем.

– Я угощу его печеньем и чаем со льдом. Он не злой, а просто голодный. Успокойся. – Я посмотрела на Квентина. Удивительно, что Артур не закатил истерику или не перестал разговаривать с нами после того, как услышал о возможной продаже скульптуры. Но я чувствовала, что это всего лишь затишье перед бурей. Мы просто получили передышку. Я и сердилась на Квентина, и одновременно была ему благодарна. – Если нам не удастся выманить его с чердака, эти игры с эльфами доведут меня до сумасшедшего дома, – призналась я.

Квентин поманил Артура пальцем.

– Артур, спускайся. Я хочу, чтобы ты двигался очень медленно и был осторожен. Если ты это сделаешь и не упадешь, я покажу тебе, как избавиться от плохого эльфа.

Мой брат встал, медленно-медленно отошел от края, двигаясь с величайшей осторожностью. Мы с Квентином вышли на улицу и смотрели, как он спускался по лестнице и пробирался сквозь завалы. У самой земли Квентин подхватил его.

43
{"b":"85","o":1}