ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Каменная подстилка (сборник)
Академия магии при Храме всех богов. Наследница Тумана
Провидица
Коловрат. Знамение
Девушка из каюты № 10
Гнев викинга. Ярмарка мести
Земля лишних. Побег
Двоедушница
Запутанная нить Ариадны

Он попятился, и я тотчас остановилась.

– Скажи мне, приятель, что ты хочешь, чтобы я сделал? – поторопил его Квентин.

– Ей нужен друг! Если тогда ей не станет лучше, она сможет переехать жить к тебе.

– Что ты хочешь сказать? Ты позволишь мне забрать ее?

– Да, если она не будет счастлива, когда у нее появится друг. Сначала нам надо это проверить, ладно?

– Договорились, Артур. Мы все выясним, чего бы нам это ни стоило. – Мы с Квентином обменялись недоуменными взглядами.

– Я принес первый кусочек ее друга! – объявил Артур. – Я нашел это в амбаре, где мы работали. Папочка спрятал это высоко, но оно упало на землю. Потому что папочка хочет, чтобы мы это использовали. – Артур опустился на колени, положил свою ношу к ногам Квентина и мгновенно отпрянул. – Это кость! – воскликнул он. – Завтра я поищу другие части! – Мой брат развернулся и убежал в ночь.

Мы стояли молча, и оба обдумывали странную просьбу Артура.

– Давай-ка посмотрим, что он принес, – предложил Квентин.

Я вошла в дом и зажгла лампы на крыльце. Когда я вернулась, он сидел на корточках и рассматривал два фрагмента чугунного литья прямоугольной формы с ножками, связанные вместе для удобства хранения.

– Похоже на станок от старой швейной машинки, – решил он.

– Так и есть. Машинки давно не существует. Когда-то она принадлежала моей бабушке, потом на ней шила мама. Папа повесил это на чердаке в амбаре. Он собирался сделать из них стол. Но у него так и не дошли руки.

– И что же я должен с ними делать, по мнению Артура? – Квентин попытался пальцем отковырять ржавчину на одной из ножек. – Чего он хочет?

И вдруг меня осенило. Я присела на мокрую от дождя землю и подняла железо к себе на колени. Я с горечью посмотрела на Квентина – потерпевшая поражение, рассерженная, сбитая с толку. Идея моего брата была неосуществима, как и мое желание быть рядом с Квентином. Мы все кончим тем, что потеряем наши сердца, наши души, наши надежды.

– Артур хочет, чтобы ты создал еще одного Железного Медведя, – сказала я.

ГЛАВА 16

После бессонной ночи горячее утреннее солнце жгло Квентину глаза. Его лучи пробивались сквозь массивные ветви ели, ярко освещая маленькую католическую часовню с побеленными известью стенами. Вдоль ведущей к ней дорожки в глиняных горшках росли веселые яркие петунии. Невысокий седой священник в джинсах и черной рубашке с белым воротничком как раз подметал ее. Ушастый бигль прекратил обнюхивать аккуратно подстриженную лужайку и уставился на Квентина, как будто увидел лису.

Такая реакция уже давно не удивляла Квентина.

– Отец мой, не могли бы вы выслушать мою исповедь? Но должен предупредить вас, что многие годы не переступал порога церкви. Я закоренелый грешник.

– Неужели? Что ж, тогда сейчас самое время облегчить вашу совесть. Заходите. Меня зовут Рой, отец Рой.

Они обменялись рукопожатием.

Квентин еще раз обдумал свое решение, пока они шли по дорожке к часовне между рядами старомодных цветов. Он не мог себе представить элегантного и космополитичного отца Александра в джинсах, выращивающим петунии или свистом подзывающего к себе собаку. Этот же выглядел так уютно и по-домашнему. Но все-таки священник оставался священником, и в это утро, когда душа его разрывалась на части, он искал покой в вере своего детства.

– Откуда вы родом, отец Рой?

– Миссисипи. Я вырос в двух милях от того городка, где родился Элвис Пресли. В тех местах это все равно что родиться рядом со святым.

– Возможно, святой Элвис мне как раз и поможет. Отец Рой рассмеялся.

Я проехала по дамбе и двинулась по сонным, тенистым объездным дорогам к соседнему городу. Потом мне пришлось подождать в приемной маленького кирпичного здания, где я невидящим взглядом смотрела на экран стоящего в углу телевизора. Рядом со мной сидели еще двое клиентов Финансового института Донэхью.

– Тебе давно пора было надрать ей задницу, – кто-то из присутствующих обратился к героям фильма.

В жизни царят глупость, разочарования и унижения. Очень редко в нее врываются минуты радости и недолгое ощущение победы. Накануне в объятиях Квентина я пережила именно такой редкий момент. А вот теперь реальность вступила в свои права.

Я ждала Джо Белла Уокера и думала о том, что произошло ночью. Неужели мир не мог все эти годы руководить нашими судьбами без второго Железного Медведя? Артур полагал, что не мог. Так что теперь Квентину ничего больше не оставалось, как найти еще одно железное животное. Но кто способен создать вторую скульптуру? Почти до самого рассвета я просидела в уютной качалке на увитом жимолостью переднем крыльце дома доктора Вашингтона, наблюдая за спящим в гамаке братом. Он улыбался во сне, и кошмары, определенно, не мучили его.

Когда Артур проснулся, я прошептала:

– Малыш, ты уверен, что нам нужен второй медведь?

Совершенно сонный, он пробормотал в ответ:

– Без второго нельзя делать детей. – С этими словами Артур снова погрузился в сон. Ему не было холодно под тонкой муслиновой простыней, настолько он был уверен в своем решении. Словно индейский шаман, он планировал плодородие и урожай, прося о символической жертве, чтобы поддержать наши жизни.

Когда появился Джо Белл Уокер с коробкой пончиков, посыпанных сахарной пудрой, я прошла за ним в его кабинет и положила пухлый пакет ему на стол.

– Пять тысяч наличными. Банкнотами по двадцать. Простите, что мелкими купюрами, но банковский служащий оказался садистом.

– Мне крайне неприятно, что вы так со мной обращаетесь. – Он покачал головой и поднял брови. – Зачем вы меня проверяете? Мне уже заплатили.

– Когда? Кто?

– Сегодня утром мне позвонил один тип. Назвался вашим другом. Квентина Рикони знаете? Мы с ним встретились в пончиковой, он отдал мне деньги, и мы немного побеседовали. – Уокер нахмурился.

Я смотрела на него во все глаза. В голове у меня все перемешалось, ночью я почти не спала, колени подгибались, я чувствовала слабость. Квентин выкупил меня. Дал мне понять: все, что нас связывает, можно измерить наличными.

– Отлично, – пробурчала я и взяла свой пакет. Мне необходимо было выйти на улицу, остаться наедине с охватившим меня отчаянием.

Джо Белл откашлялся.

– И вот еще что. Вы подослали такого громилу к старому Джо Беллу Уокеру, и я сразу понял, на что вы намекаете. Вы крутая леди, я вас недооценивал. Но и я не вчера с дерева слез. Так что давайте выясним все сразу. Мы с вами уладили наше маленькое дельце, договорились? Мне не нужны неприятности от этих ребят.

– От кого?

– Вы прекрасно понимаете, о чем я. Итальянцы из Нью-Йорка. У нас здесь наша территория, у них там своя. Пусть так все и остается. Если вас защищают они, то мы будем уважать их. Ладненько?

Он решил, что Квентин принадлежит к мафии. Мне хотелось рассмеяться ему в лицо или расплакаться. Я должна была бы сказать Джо Беллу Уокеру правду, но я лишь кивнула и вышла, унося с собой деньги. Я заработала эти пять тысяч долларов на пыльном полу заброшенного книжного магазина.

* * *

Мы с Квентином вышли из дома и остановились на пастбище перед Железной Медведицей.

– Когда ты уезжаешь? – совершенно спокойно спросила я.

Он выглядел как побитая собака, и это на мгновение разжалобило меня. Я бросала ему вызов. Мне хотелось, чтобы Квентин не стремился убежать от меня как можно скорее и как можно дальше. Мужчины, как правило, делают подарки, когда виноваты.

– Сегодня.

“Вот оно. Дело сделано. Все сказано. Отрезано чистенько, без проблем. Дыши дальше”. Я согласно кивнула.

– Прошу тебя, не звони, не пиши и не приезжай с новым предложением. Артур так скорее придет в себя. Я придумаю для него какую-нибудь сказку и объясню, почему ты не можешь сделать то, что он просит.

– Прекрати. – Руки Квентина легли мне на плечи. – Ты знаешь, почему я не могу сделать вторую скульптуру. Я не художник, не скульптор, черт побери. И я никогда не врал тебе, что мне это под силу.

55
{"b":"85","o":1}