ЛитМир - Электронная Библиотека

Квентин, ты стараешься изо всех сил, ты делаешь ошибки, учишься, ты становишься сильнее, поэтому ты никогда не повторишь прежних ошибок. Дело в том, что мы растем, уверяя себя, что никогда не повторим ошибок наших родителей, но, становясь старше, понимаем, что наделали немало своих собственных. Никто не предупреждал нас об этом.

Квентин покачал головой.

– Я перед ним в долгу.

– Он тоже в долгу перед тобой. Не имеет значения, кто совершил ошибку, кто причинил боль. Просто так случилось.

– Я не смог признаться и повторить матери то, что сказал тогда отцу. И не хочу, чтобы она узнала о той женщине. Поэтому мама не понимает, почему я не боготворю отца так же, как она. Этот секрет стеной встал между нами еще с тех пор, как я был мальчишкой.

– Тебе надо сказать ей, что ты преклоняешься перед своим отцом, только и всего. Потому что это правда. – В глазах Квентина я увидела протест и торопливо продолжила: – Все, что ты делаешь здесь, это ради него.

– Нет, – услышала я спокойный ответ, – это ради тебя.

Я поцеловала его. Это было легко и просто, мои губы лишь на мгновение прижались к его губам. Он закрыл глаза, потом медленно открыл их. Я не увидела в этом взгляде ничего оставлявшего мне надежду, что мои слова изменили его чувства, но я поцеловала его снова.

– Ты ошибаешься, – прошептала я, – но мне нравится, что ты в это веришь.

Мы встали. Железная Медведица и ее изувеченный, незаконченный компаньон, освещенные серебристой луной, отбрасывали причудливые тени, столь же непостижимые, как и судьба, соединившая нас. Только по одной причине Пауэллы и Рикони могли встретиться на этой земле, и мы стояли перед ней. В ту ночь мы еще не знали, есть у нас будущее или нет.

Обнявшись, мы пошли в его палатку. Квентин развел огонь в пузатой печурке. Я откинула одеяло на постели. Ночь окружала нас, она обещала быть холодной, но лед между нами был сломан. Он подошел ко мне, и я обняла его. Руки Квентина сомкнулись вокруг моей талии. Я не знала ответа на мучивший его вопрос, а только открыла дверь для ответов, которые могли никогда не появиться. Я знала это.

– Помоги мне забыть, – шепотом попросил он.

– А ты помоги мне, – ответила я.

Мы любили друг друга, как воры в погоне за украденной добродетелью. Мы слились воедино, наши голоса звучали в тишине, то нежные, то хриплые, они то поднимались ввысь, то замолкали в сладостной тишине. Этой ночью нам было так легко забыть, что предстоит принимать трудные решения.

Квентин не сможет закончить вторую скульптуру. Я не позволю ему повторить попытку, не хочу, чтобы он медленно убивал себя. Я еще не знала, что скажу Артуру, и не представляла, как он прореагирует на это.

Я знала только одно: я люблю Квентина Рикони и всегда буду любить его, даже когда он уедет от меня.

ГЛАВА 23

Между медведицей, медвежонком и Артуром установилось странное взаимопонимание. Он сказал им, что пришла пора перебраться в более безопасное место. Озлобленность Квентина, его желание уничтожить вторую скульптуру убедили Артура в том, что пора приводить в исполнение его план. На ферме не осталось места для медведей.

Вот почему той лунной ночью, когда мы с Квентином заснули под потрескивание дров в печурке, укрытые теплым одеялом, словно коконом, заглушающим звуки, Артур заманил медведицу и детеныша в кузов грузовика. Очень скоро приехала на своей мототележке Эсме. Она захватила с собой рюкзак с оружием и печеньем. Поцеловав Артура, девушка уселась за руль. Артур устроился рядом и сжал ее руку.

– Нам далеко ехать, – предупредил он. Она тяжело вздохнула.

– Но все будет в порядке. И с медведями тоже. После того как мы это сделаем, все будут знать, что мы мужчина и женщина. А не идиоты.

Машина медленно тронулась, увозя из “Медвежьего Ручья” драгоценный груз.

* * *

Он больше не был прежним. Квентин понял это, хотя перемены произошли так неожиданно, что он не успел изучить их. Фундамент был заложен, но для возведения всей конструкции требовалось больше времени. И все же он ощущал, что на этот раз его планы верны. “Я мечтаю каждое утро просыпаться рядом с ней”, – подумал Квентин.

– Я должна вернуться в дом, пока Артур не проснулся, – прошептала я. Я уже почти оделась, когда Квентин заворочался и открыл глаза. В крохотные окошки под потолком палатки просачивался робкий утренний свет. – Если я приду сейчас, он не поймет, что я провела всю ночь с тобой. А ты приходи попозже, мы вместе позавтракаем, хорошо?

Квентин сел, демонстрируя темные волосы на груди, узкой полоской спускающиеся к животу, перед которыми я не могла устоять. Я провела по ним рукой, но он быстро перехватил мои пальцы.

– Забирайся обратно в постель и дай мне еще полчаса, – этот приказ был отдан низким, соблазнительным голосом, появляющимся у мужчин, когда они еще не проснулись окончательно и возбуждены.

Обязанности сестры вступили в противоречие с желаниями женщины. Победили оба. Я расстегнула пуговицы на фланелевой рубашке, чувствуя, что он следит за каждым движением.

– Даю тебе пятнадцать минут, – произнесла я голосом женщины-вамп, – но ты преврати их для меня в полчаса.

Когда я наконец вернулась в дом, на столе в кухне я увидела два предмета, которые Артур оставил в качестве послания. Это была вырезанная из журнала фотография черных медведей и книга “Невероятное путешествие”. Она была открыта, как когда-то на моем столе в Атланте.

Я бегом поднялась наверх, убедилась, что брата нет в его спальне. Я бросилась к окну, распахнула его и позвала Квентина, квартирантов, всех, чтобы они помогли мне найти его, пока снова не случилось какое-нибудь несчастье.

– Следы медведей. Большой медведь. Медвежонок. Полагаю, что медведица и детеныш, – сказал следопыт, состоящий на службе у шерифа, разглядывая отпечатки когтистых лап, исчезающие рядом с отпечатками шин грузовика. – Артур каким-то образом заманил их сюда и как-то погрузил в грузовик.

Джанин заговорила громко, с нарастающим ужасом:

– И Эсме уехала отсюда с грузовиком, полным медведей?

Помощники шерифа, егери, Тайберы и соседи столпились вокруг нас на грунтовой дороге. Мистер Джон слег с сердечным приступом, как только обнаружил среди ночи отсутствие Эсме. Его увезли в больницу. Джанин выглядела так, словно была готова в любую минуту взорваться. Она резко повернулась ко мне.

– Эсме сейчас где-то посреди дороги в этих горах за рулем четырехтонного грузовика с полным кузовом медведей.

Я устало посмотрела на нее.

– Мы с Квентином проверили дороги, ведущие в северную часть округа, сразу после того, как позвонили шерифу. Пока с Эсме и Артуром ничего не случилось. Я уверена, что они едут очень медленно, так что нам остается только найти их.

– Почему ты считаешь, что они поехали на север?

– Он увозит этих медведи выше в горы. Это единственное возможное направление.

– Но ты даже не знаешь, в котором часу они с Эсме уехали! Они могут сейчас быть уже на границе с Виргинией! Или уже свалились в какую-нибудь пропасть, куда никто не удосужился заглянуть!

Я долго гнала от себя эту картину, но после слов Джанин у меня подогнулись колени и кровь отхлынула от лица. Квентин подхватил меня под локоть и вывел из толпы.

– Шериф организует собственные поиски. Он уже запросил помощь из других округов. Здесь мы больше ничего не можем сделать. Нам следует снова выехать на дорогу и искать.

– Квентин, я понятия не имею, куда он мог повезти медведей.

– Мы подумаем об этом. Твой брат все делает очень методично. У него есть план, а Эсме подчиняется ему. Поехали.

Мы уселись в пикап отца. Я крикнула Лизе:

– Мы собираемся найти Артура.

– Каким образом? – Она подбежала к нам.

Я лишь пожала плечами.

– Должны быть какие-нибудь следы.

* * *

Несколько часов спустя мы уже обследовали обе основные дороги, ведущие от Тайбервилла к Северной Каролине и не обнаружили никаких следов армейского грузовика.

73
{"b":"85","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Идеальный аргумент. 1500 способов победить в споре с помощью универсальных фраз-энкодов
Я продаюсь. Ты меня купил
Путь к характеру
Сам себе MBA. Самообразование на 100 %
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Гениальная уборка. Самая эффективная стратегия победы над хаосом
Исповедь узницы подземелья
Горький квест. Том 1