A
A
1
2
3
...
21
22
23
...
78

После того как прибывшие внимательно изучили следы ног и протекторов шин, сняли гипсовые слепки, со всех сторон осмотрели труп и фотограф с нужных точек зафиксировал на пленку место происшествия, все собрались на краю поляны, у машины, чтобы подвести первые итоги, обменяться мнениями.

Только проводник с собакой ходил вокруг, разыскивая стреляную гильзу, да врач осматривал труп.

— Значит, так, — начал Павлов. — Факт номер один. Налицо убийство. Выстрелом в затылок. Факт номер два. Судя по следам, всего их было трое: двое убийц и жертва. Приехали на машине. Теперь давайте детали. Ну, хоть ты, Коршунов.

Павлов был человеком обстоятельным и любил все раскладывать, как говорят, «по полочкам».

— Все, товарищи, прямо как на ладони, — азартно начал Сергей. — Следы в сочетании с другими деталями дают полную картину происшествия.

— Только ты по порядку, — предупредил Павлов.

— Слушаюсь. Значит, факт номер один, — усмехнулся Сергей. — Вышли они из машины. Один из убийц напал на Климашина, то есть на жертву. А этот парень — Климашин, которого мы разыскиваем. Теперь многое в этом деле по-другому поворачивается.

— Ладно. Ты давай картину, — перебил его Павлов.

— Картина, на мой взгляд, такая. Завязалась у них драка. Два следа в этом месте здорово перепутались. И потом правая рука Климашина в крови, а раны нет. Скорей всего в чужой крови. Значит, он чем-то ранил нападавшего.

— Это мы по группе крови установим, — заметила молодой эксперт Дубцова.

Девушка примостилась на ступеньке машины и что-то вычисляла на клочке бумаги, посвечивая фонарем и то и дело дыша на окоченевшие пальцы.

— Конечно. Последнее слово за наукой, — согласился Сергей. — Но все-таки кровь не его, спорить могу. Дальше. Пока они дрались, второй убийца стоял в стороне, слева, в пяти шагах. Ну, а потом раздался выстрел. Один. И конец. — Он с ожесточением закончил: — Дорого они заплатят за этот выстрел.

— Кто же стрелял?

— Надо найти гильзу, — заметил следователь. — По ее выбросу и определим.

— Думаю, стрелял второй, — вмешался подошедший врач. — Иначе выстрел получился бы в упор. А у жертвы входное отверстие от пули чистое, без следов пороха.

В этот момент раздался торжествующий возглас проводника:

— Есть гильза! Султан нашел!

Все обернулись в его сторону.

— Место, место, где нашел, покажи, — подбежал к нему Сергей. — Ну, точно! — через минуту закричал он. — В шести метрах справа от следов второго. А стрелял из «ТТ», — добавил он, рассмотрев гильзу.

— Так, картина есть, — удовлетворенно констатировал Павлов. — Теперь, Верочка, скажи, что за машина была здесь? — обернулся он к Дубцовой.

— Сейчас, только расчеты закончу.

— Погоди, Семен Васильевич! У меня еще есть факт номер два! — вмешался Сергей, передавая Дубцовой гильзу. — Часы, понимаете, были у Климашина. На левой руке четкий след. Большие часы с металлическим браслетом с характерным рисунком. А теперь их нет.

— Не иначе, как сняли, сволочи, — заметил один из сотрудников. — Но чтобы из-за них человека убили, не верится.

— Может, у него деньги были? — спросил другой. — Зарплата или казенные.

— Да нет, просто убит соучастниками по краже со склада, — вмешался третий сотрудник.

— Погодите, товарищи, — остановил их Павлов. — Давайте по порядку. Мотивы убийства, видно, придется устанавливать вон тем, — он кивнул на Сергея. — Их дело, ничего тут не попишешь.

— А машина была «Победа», — объявила наконец Дубцова. — Ширина колеи, диаметр колес, рисунок и модель протекторов — все сходится. Она тут развернулась и ушла в сторону станции.

— Так, — кивнул головой Павлов и взглянул на светящийся циферблат часов. — Двадцать три часа тридцать две минуты. Что ж. Продолжим осмотр.

Мороз усиливался с каждым часом. И хотя резкий, порывистый ветер не достигал земли, а свистел, ломая сучья, высоко над головой, все же холод пробирал до костей. Кроме того, все не на шутку проголодались; в Москве в спешке никому и в голову не пришло взять с собой что-нибудь из буфета. И все же ни у кого даже мысли не возникло, что можно закончить работу. Все твердо знали: надо трудиться до тех пор, пока не будет и тени сомнений, что ничего не осталось не осмотренным, не выясненным. Ведь завтра все это может быть уничтожено: или исчезнет под слоем снега, под ногами случайных прохожих, или вдруг растечется ручьями при внезапной оттепели. Капризны и причудливы стали московские зимы.

И люди упорно, неторопливо, придирчиво продолжали осмотр, время от времени растирая окоченевшие лица и руки и ожесточенно постукивая ногами.

И вот, когда уже казалось, что изучено каждое пятнышко на снегу, каждый куст и каждая ветка вокруг поляны, вдруг раздался взволнованный возглас Сергея:

— Товарищи! Сюда! Смотрите, что тут такое!

Он стоял возле высокого сугроба на краю поляны. Все побежали туда.

— Видите, видите! — возбужденно спрашивал Сергей, освещая фонарем сугроб. — Видите, что здесь отпечаталось? Номер! Горзнак машины! Она тут разворачивалась и задом наехала на сугроб.

— А ведь верно, — подтвердил Павлов. — Только черт его разберет, этот номер. Вот тут и тут, — он указал пальцем, — снег осыпался.

— Видна все-таки первая буква — «Э», — сказал следователь. — И две цифры: вторая — тройка и последняя — семь.

— Нет, вторая цифра — восемь, — возразил Павлов. — И буква эта «З».

— Да, тройка, конечно! Ну что, вы не видите? — горячился Сергей.

К сугробу подтащили оба рефлектора, и все по очереди до боли в глазах всматривались в искристую снежную поверхность и ожесточенно спорили. Дубцова, дыша на застывшие пальцы, тщательно срисовала отпечаток, а фотограф сделал несколько снимков.

Следующий час работы принес еще одну, на этот раз последнюю находку: Дубцова обнаружила невдалеке от поляны, около просеки, на одном из деревьев большой выступающий сук, на конце которого были видны следы синей нитроэмалевой краски и серебристые крупицы металла.

— Эта машина его задела, и видите, как сильно! — объясняла она. — Та самая машина, другой здесь не было. Значит, она была синего цвета, и на ней слева, на уровне дверцы, есть теперь большая царапина. Хорошая улика.

Худенькое, очень усталое лицо ее светилось радостью.

— Семен Васильевич, — повернулась она к Павлову, — конец сука надо отпилить, краска пойдет в экспертизу. А на плане точно обозначим его место. У меня там в сумке пилка есть.

Один из сотрудников побежал к машине.

Наконец Павлов объявил, что осмотр места происшествия можно считать оконченным.

Все забрались в машину, сдвинули фонари, и следователь прокуратуры принялся за составление протокола осмотра. То и дело по его просьбе кто-нибудь выскакивал из машины и бежал еще раз измерить какое-нибудь расстояние или уточнить расположение следов. Все дружно приходили ему на помощь, иногда спорили.

Только когда и эта работа была наконец окончена и все присутствующие поставили под протоколом свои подписи, люди вдруг ощутили безмерную, нечеловеческую усталость и прямо-таки зверский, будто ножом режущий голод.

Взревел мотор, и синий, с красной полосой вдоль борта автобус тронулся с места. Набирая скорость, он направился в сторону станции, к шоссе, ведущему на Москву.

Шел третий час ночи.

В кабинет к полковнику Зотову Сергей зашел, как всегда, подтянутый и бодрый. Трудно было предположить, что спал он всего три часа, а до этого семь часов провел в утомительной и трудной поездке.

— Разрешите войти? — на всякий случай спросил он, задерживаясь в дверях.

Зотов снял очки и грузно повернулся.

— Уже вошел, — добродушно буркнул он и указал рукой на стул. — Садись. Рассказывай, где тебя ночью носило. Гаранин-то в курсе?

— Так точно. Я его среди ночи поднял. Не терпелось, — улыбнулся Сергей.

— Горяч, я вижу, по-прежнему, — не то одобрительно, не то осуждающе сказал Зотов и усмехнулся.

— Нет, Иван Васильевич, по-новому, — засмеялся Сергей.

22
{"b":"852","o":1}