ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

При мысли о Лидочке Геннадию стало не по себе. Допрос ее он провалил, причем самым недопустимым, самым позорным образом. Никаких фактов, никаких улик он не узнал. Хорошо еще, что не вызвал у Голубковой подозрений, не оборвал цепочку.

Прав Степан Прокофьевич и в другом. Преступников трудно уличать в незаконных махинациях внутри фабрики. Значит?.. Значит, надо, как видно, идти в обратном порядке. Сначала искать выходы с фабрики, пути сбыта краденой пушнины. Но как это сделать?

Геннадий закрыл папку, минуту пристально смотрел на ее глянцевитую, чистую обложку, потом взял перо и размашисто, крупно написал вверху:

«Оперативное дело „Черная моль“ (по меховой фабрике)».

В этот момент в комнату вошел Зверев.

— Ага, нашелся, — насмешливо произнес он, щуря правый глаз. — Где же ты вчера пропадал, Шерлок Холмс несчастный? В одиночку решил работать?

— Ничего подобного, — обиженно возразил Геннадий. — Как раз собрался идти к тебе.

— Все-таки собрался? Большое спасибо. А куда это ты вчера после допроса Голубковой вдруг исчез, растворился, так сказать? И до ночи дома не появлялся?

— Я к Андрееву спешил, у него и засиделся. Замечательный старик! Я у него очень интересные сведения получил. Вот прочти. — Геннадий торопливо протянул исписанные листки.

— Потом, — отстранил его руку Зверев. — Сначала скажи, как ты с девушкой толковал, это, наверно, поинтересней было. — И прищуренный глаз Зверева, как показалось Геннадию, с необычайным лукавством уставился на него.

— С Голубковой разговора не получилось, — признался Геннадий.

— Вот как? Неужто смутила она доброго молодца? Не устоял?

— Шуточки твои тут не к месту. — Геннадий насупился.

Но Зверев уже с интересом рассматривал надпись на папке.

— Придумал же шифр! Но, между прочим, метко, со смыслом. Ну, а теперь так. — Зверев удобно уселся за соседний стол и опять усмехнулся. — Выкладывай все свои мысли и сомнения. Кстати, последних у тебя, кажется, больше.

— Чутье свое показываешь?

— Зачем? Просто зашел и вижу, лицо у тебя, как у Гамлета, никак не решишь: быть или не быть?

Геннадий не выдержал и рассмеялся.

— То Шерлок Холмс, то Гамлет. Культурный ты человек, смотрю, начитанный.

— Резвишься? А нам, между прочим, в три часа к Басову идти.

— Ну, что ж. Пойдем, раз надо, — вздохнул Геннадий.

— Конечно. Только придется ему на стол план положить, план дальнейших мероприятий по делу… Как ты его окрестил? «Черная моль».

…Ровно в три часа Ярцев и Зверев вошли в кабинет комиссара Басова.

— А, товарищи меховщики! — с невозмутимым видом приветствовал их тот. — Присаживайтесь. Что-то давно не слышал о ваших успехах.

— Особых успехов нет еще, — ответил Зверев.

— Догадываюсь. Потому так скромно себя и ведете. Пока, значит, у вас одна лирика и всякие жизнеописания. Так, что ли? Ну, давайте их сюда. Посмотрим, что там прибавилось.

Геннадий положил на стол папку с делом.

— Ага, шифр прибавился, — усмехнулся Басов. — Ничего, подходяще. — Он стал проглядывать бумаги. — Так. Разговор с Лифшицем о связях Плышевского. Гм… Интересно. Дальше… Разговор с Приваловым о Голубковой. Так… С Андреевым — о Жереховой и о чем еще? Ага. О порядках на фабрике. Тоже интересно…

Продолжая разглядывать бумаги, Басов выколотил из трубочки остаток сигареты, вставил новую и, нащупав на столе спички, закурил.

— Так-так. И все эти разговоры, значит, в открытую. Что ж. Не возражаю. Люди попались надежные. Ну, а с кем еще толковали?

— С Голубковой, — еле выдавил из себя Геннадий, не поднимая глаз на Басова, и поспешно прибавил: — Но разговора не получилось, товарищ комиссар. Она ничего не рассказала.

— А почему?

Геннадий смешался и умолк, не зная, что ответить на этот прямой вопрос. Вместо него ответил Зверев:

— Подготовились мы недостаточно.

Басов покачал головой.

— Главное не в этом. Почему-то Ярцев в этот раз слишком уж понадеялся на себя и… на нее. Удивительное легкомыслие! — Он внимательно посмотрел на Геннадия. — Раньше, кстати, за вами такого не наблюдалось.

И снова Зверев поспешил на выручку:

— Учтем, товарищ комиссар. С кем не бывает! А Голубкова не догадалась, зачем ее вызвали.

Басов усмехнулся.

— Из вас, Зверев, адвоката не получится, не старайтесь. А вам, Ярцев, делаю серьезное предупреждение. Если и дальше так пойдет, то эта самая «черная моль» вам еще при жизни памятник поставит. — И резко, почти с угрозой прибавил: — Лично я такой славе не завидовал бы. Имейте это в виду.

— Понял, товарищ комиссар.

— Ну, то-то же. А теперь, друзья-товарищи, пора переходить от открытой игры к закрытой. В противоположность шахматам, она у нас более активна. Так, что ли? — Басов снова придвинул к себе папку. — Ага. Вот и ваш план. Посмотрим.

Зверев и Ярцев с опаской переглянулись. У обоих одновременно мелькнула одна и та же мысль: «Сейчас начнет уточнять». Эти «уточнения», как любил выражаться Басов, нередко кончались тем, что он перечеркивал план и приказывал составить новый.

— Вот вполне правильная мысль, — неожиданно сказал Басов и, водя пальцем, прочитал: — «Пункт двенадцатый и последний: Искать возможные каналы сбыта». Не мешало бы, однако, уточнить: как вы собираетесь искать, с чего начнете? Это сейчас главное звено.

— Обязательно уточним, товарищ комиссар, — поспешно заверил Геннадий.

— Интересно знать, когда же произойдет это историческое событие? — сердито покосился на него Басов, крепко зажав в зубах трубочку с сигаретой.

Синим карандашом он дважды решительно отчеркнул последний пункт и рядом поставил жирный вопросительный знак. Геннадий с тоской посмотрел на свой так аккуратно отпечатанный план.

— Уже уточнили, — объявил вдруг Зверев. — Мы вот с чего начнем. — Он повернулся к удивленному Геннадию. — Доставай-ка свой блокнот, покажи, что ты там записал, когда ждал пропуска на фабрику.

Через полчаса листок из блокнота перекочевал в карман старшего оперуполномоченного лейтенанта Арбузова.

— Значит, Федя, понял? — спросил его Ярцев. — И надо сегодня же все успеть.

— Все будет как часы, — весело откликнулся чернокудрый, с лукавыми глазами Арбузов.

— С водителем поаккуратней.

— Уж будьте уверены. Убаюкаем так, что только губами зачмокает и пузыри пустит. А понять ничего не поймет.

— Ну, двигай, раз так, — улыбнулся Геннадий.

В тот же день под вечер в небольшой прокуренной комнате районной автоинспекции Федор Арбузов уже беседовал с водителем грузовой автомашины Ступиным. Это был высокий сутулый парень с взъерошенными белокурыми волосами, одетый в промасленную спецовку.

Арбузов задавал вопросы весело и напористо, и Ступин, усиленно подделываясь под его легкий, дружеский тон, отвечал торопливо, сбивчиво, но вполне искренне.

— Вижу, брат, вижу, — добродушно сказал наконец Арбузов. — Путаница вышла. Путевка у тебя в порядке. Никакой «левой» ездки. Но для порядку, сам понимаешь, ты уж мне за тот день во всех подробностях отчитайся.

— Так я же, товарищ инспектор, разве отказываюсь?.. Ну, с другим просто нет никакой инициативы разговаривать на этот предмет. А с вами — другое дело. Значит так. — Ступин наморщил лоб. — В девять подал я машину к тринадцатому магазину. Сама села. Директор то есть.

— Фамилию знаешь?

— А то нет. Середа Полина Осиповна. Ох, и баба! С ней, значит, на меховую фабрику поехали. За товаром.

— Каким?

— Шапки получали. Как накладную оформили, грузить стали. Она мне и говорит: «Помогай, Ваня. Тороплюсь. За мной не пропадет». Ну, я и давай. Кто ж откажется на полушку заработать. Верно?

— Верно, — согласился Арбузов. — И много потрудился?

— Да нет. Двести сорок коробок погрузили, и всё тут.

— Смотри, пожалуйста, точность какая! — засмеялся Арбузов. — Ты их по дороге пересчитывал, что ли?

— Зачем? — в тон ему ответил Ступин и подмигнул: — Наше дело, шоферское, такое: все замечать и обо всем молчать. Верно?

47
{"b":"852","o":1}