ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот в этот момент мысли Лобанова и прервал телефонный звонок. Приятный, чуть взволнованный девичий голос попросил:

— Позовите, пожалуйста, товарища Козина.

— Михаила? — переспросил Саша, пытаясь собраться с мыслями. — Он, знаете, вышел на минуту, — и уже в обычной своей шутливой манере добавил. — Но я ему обязательно передам, что вы звонили.

— Вы же не знаете, кто говорит, — невольно улыбнулась Галя.

— Совершенно верно, — с готовностью откликнулся Саша. — К сожалению, не знаю. Но ведь это не секрет? Меня, например, зовут Саша Лобанов.

— А меня Галя.

— Галя? — насторожился Саша. — Простите, а ваша фамилия не Скворцова? — Он назвал первую пришедшую ему в голову фамилию.

— Нет, что вы! Моя фамилия Плышевская. Так вы передадите Мише, что я звонила?

— Да, да, конечно.

Саша повесил трубку. «Ну и ну! Неужели эта Галя — дочь самого Плышевского? Может быть, поэтому Михаил и старался скрыть свое знакомство».

Саша еще не успел по-настоящему даже разобраться в своем ошеломляющем открытии, когда в комнату вошел Козин. Саша призвал на помощь всю свою выдержку и самым безразличным тоном сказал:

— Тебе звонила какая-то Галя. Просила позвонить.

Козин испуганно поднял голову:

— Звонила?

— Да.

— Хорошо. Спасибо…

Он принялся нетерпеливо искать что-то у себя в столе, выдвигая один ящик за другим и перебирая бумаги. Но Сашу трудно было провести: Козин просто ждал, когда он выйдет из комнаты.

Как только за Лобановым закрылась дверь, Михаил сорвал трубку телефона и набрал номер.

— Галя, ты? Это я, Михаил. Так… так… — По мере того, как он слушал, лицо его все больше хмурилось, и наконец он с ожесточением произнес: — Хорошо же. Я приеду. Обязательно приеду.

Кажется, никого еще в своей жизни Михаил Козин не ненавидел так, как Плышевского. При воспоминании о своем последнем разговоре с ним он бледнел от унижения и ярости. Как нагло, как бесстыдно вел себя тогда Плышевский и каким жалким выглядел при этом он сам, Михаил!.. Да, Плышевского он ненавидел, но винил во всем только себя, себя одного. И еще у него сжималось сердце при мысли о Гале…

С того страшного вечера он не находил себе покоя. Что он наделал! Как мог он хоть на секунду поверить в порядочность этого человека, как мог так распустить себя, столько наболтать? Минутами Михаил ненавидел себя не меньше, чем Плышевского. Да, конечно, он жалкий болтун, дурак, нет, даже хуже, — он действительно преступник! Но что же делать? Как ему жить теперь? И Михаилу порой казалось, что жить ему теперь незачем. Надо пустить себе пулю в лоб — и конец. А может быть, пойти и все рассказать? Разоблачить Плышевского? Но, в самом деле, что он о нем знает? Ничего, ровным счетом ничего. Но рассказать все-таки надо. Одно из двух: или пулю в лоб, или все рассказать и принять заслуженное наказание, вполне заслуженное.

Сколько раз за эти дни Михаил подходил к кабинету Зотова, но в последний момент мужество покидало его!

По ночам он рисовал в своем воображении этот разговор. Он рассказывал полковнику о своем преступлении, и настоящие, а не воображаемые слезы текли у него по щекам, голова горела, начинался озноб, а он все говорил и говорил в подушку честные, беспощадные слова о самом себе, о своей жизни.

Наутро Михаил вставал разбитый, опустошенный, так и не сомкнув глаз, и, отправляясь на работу, давал себе клятву сегодня же все рассказать Зотову. День проходил в непрерывной, изнурительной и бесплодной борьбе с самим собой. Потом снова наступала ночь, и Михаил опять оставался в кромешной тьме один на один со своей возмущенной совестью.

И вот этот неожиданный звонок… Что надо от него Плышевскому? Галя сказала, что отец хочет сообщить ему что-то важное, что поможет ему, Михаилу, избежать неприятностей. Глупенькая, и она поверила!.. Но главное заключается в том, что он все-таки нужен Плышевскому. Может быть, тот решил, что теперь Михаил у него в руках и его можно использовать для каких-то своих целей? Что ж! Хоть напоследок Михаил будет умнее, он соберет все силы, он будет притворяться, будет хитрить и узнает, что это за цели. И тогда… О, тогда берегитесь, уважаемый Олег Георгиевич! Не так-то просто сделать из него, Михаила, предателя и сообщника. Он был пустым болтуном — верно, был слеп, глуп, самодоволен — тоже верно. Но он не был и не будет предателем!

Так говорил себе Козин, отправляясь в тот вечер на свидание к Плышевскому.

Вот наконец и знакомый дом. Михаил взбежал по лестнице и с сильно бьющимся сердцем позвонил.

Дверь открыл сам Плышевский.

— А, Михаил Ильич! — весело воскликнул он. — Давненько же мы не виделись, дорогуша! Ну, прошу, прошу!

Козин невольно подивился самообладанию этого человека. Так вести себя после всего того, что произошло между ними!

Снимая пальто, он бросил взгляд на дверь столовой. Она была чуть приоткрыта. Козин скорее угадал, чем заметил, что за дверью стоит Галя, и тут же необычайно ясно представил себе ее состояние — страх, надежду и радость, которые наполняли сейчас ее душу. И при мысли об этом Михаил вдруг ощутил небывалый прилив сил и уверенности в себе. «Ничего не бойся, Галочка! — мысленно произнес он, направляясь вслед за Плышевским в его кабинет. — Я уже не тот, каким был раньше, и… и мне нечего терять».

— Ну, что ж, присаживайтесь, Михаил Ильич. — Плышевский широким жестом указал на диван. — И давайте поговорим.

Он по привычке прошелся из угла в угол по кабинету, засунув руки в карманы своей домашней куртки, потом остановился перед Козиным и, блестя стеклами очков в тонкой золотой оправе, с усмешкой посмотрел на своего гостя.

— Надеюсь, вы сделали все необходимые выводы из нашего последнего разговора?

— Конечно, сделал. Что же мне еще оставалось?

Козин сказал это с таким обреченным видом, который мог бы ввести в заблуждение любого другого человека, только не такого осторожного и подозрительного, как Плышевский. «Не собирается ли этот тип провести меня?» — подумал тот.

— Какие же это выводы, если не секрет? — любезно осведомился он.

— А такие, что мне деться некуда.

Слова эти прозвучали резко и с неподдельной горечью. Плышевский при всем желании не мог уловить в них фальши. И все-таки что-то в Козине настораживало, что-то появилось в нем новое. Уж не донес ли он своему начальству о их последнем разговоре? Нет, это исключено, он действительно запутался. Вот только нет в нем, пожалуй, стремления любым путем скрыть свое преступление, на что рассчитывал Плышевский. Этот парень растерян и полон отчаяния, он не видит выхода из тупика, в который попал. Значит, надо указать ему этот выход. И гибкий ум Плышевского немедленно подсказал ему новую тактику.

— Не надо так мрачно смотреть на жизнь, дорогуша! — весело сказал он. — Выход всегда есть.

— Для кого другого, только не для меня, — мрачно возразил Козин.

— Нет, нет! — запротестовал Плышевский. — И для вас тоже. Я должен признать, что слишком погорячился в тот раз, — с ноткой искреннего сожаления продолжал Плышевский. — Но теперь, мне кажется, я могу искупить свою вину. Вот для этого, собственно, я и просил вас зайти ко мне, дорогуша.

— Я вас не понимаю, Олег Георгиевич.

Козин не верил ни одному слову Плышевского и теперь весь внутренне напрягся в ожидании нового удара.

— Сейчас все поймете. Как говорится, не было у вас счастья, так несчастье помогло. Только одно непременное условие, дорогуша. Вы ни в коем случае не должны сообщать, что получили эту информацию от меня. Иначе я окажусь в неприятном положении, ну, а себя… себя вы просто погубите, окончательно и бесповоротно. Имейте это в виду.

— Я не враг самому себе, Олег Георгиевич, — нетерпеливо ответил Козин.

«Ага, наконец-то пробудился инстинкт самосохранения. Отлично!» — отметил про себя Плышевский.

Ему надоело разгуливать по кабинету, он опустился в кресло напротив Козина и перекинул ногу на ногу, обхватив колено тонкими, длинными пальцами. Костистое, выбритое до глянца лицо его было по-прежнему спокойно, лишь глаза настороженно поблескивали сквозь стекла очков.

66
{"b":"852","o":1}