ЛитМир - Электронная Библиотека

Зайчиков наморщил лоб и через минуту назвал улицу и номер дома.

— А квартира какая?

— Никакая. К воротам подъехали. Горелов туда сам все вещи занес. Быстро вернулся. Видать, передал кому-то.

— А все вещи унес?

— Один саквояж оставил. Сначала и его хотел нести, а потом подумал, глазами на ворота зыркнул и припрятал. Все. — Зайчиков тяжело вздохнул. — Больше я, ей-богу, ничего не знаю.

— Хорошо, — согласился Зотов. — А теперь расскажите о себе.

Допрос продолжался.

Вечером того же дня был арестован Горелов, высокий, плечистый парень с наглыми глазами и модной длинноволосой прической.

— Вам что, материал для фельетона нужен? — нахально улыбаясь, спросил он у Зотова. — Так поищите его в коктейль-холле на улице Горького, а не хватайте честных людей, да еще студентов.

— Сейчас разберемся, — спокойно ответил Зотов, просматривая бумаги.

— И разбираться тут нечего! — крикнул Горелов, сверкнув глазами. — Материала не получите.

— Вы обвиняетесь, — поднял голову Зотов, — в убийстве Любы Амосовой.

— Я такой не знаю, — вызывающе ответил Горелов. — Прекратите издеваться над человеком.

— Не знаете? — переспросил Зотов. — Вам нужны очные ставки или достаточно будет почитать допросы свидетелей?

Зотов назвал несколько фамилий.

Горелов беспокойно заерзал на стуле, потом неожиданно схватился за голову.

— Боже, что я говорю! Люба? До меня сразу и не дошло, так далек я был от этой мысли. Моя Люба убита? Этого не может быть. Я так люблю ее. Отпустите меня! — закричал он, вскакивая со стула. — Я сам найду убийц!

— Прекратите комедию, Горелов, — властно сказал Зотов, хлопнув тяжелой ладонью по столу. — Будете отвечать на вопросы?

— Не буду! — завизжал Горелов, растирая по лицу слезы. — О, я отомщу!.. Я докажу!..

Зотов повернулся к Сергею.

— Вызовите конвой. Разговор с ним продолжим завтра. К тому времени одумается.

Но Горелов одумался только на третий день.

— Ничего не поделаешь — погорел, — со знакомой уже Сергею наглой улыбкой сказал он Зотову. — Валяйте пишите. Только сначала скажите, кто меня заложил? — и яростно скрипнул зубами. — Убью падлу.

Зотов в ответ усмехнулся и сурово сказал:

— Вас разоблачило много людей, Горелов. Честных людей. Теперь отвечайте на вопросы. За что судились в тысяча девятьсот сорок четвертом году?

— Докопались? — злобно процедил сквозь зубы Горелов и с деланной небрежностью добавил: — За карманку.

— Так. А теперь, значит, на убийство пошли? Назовите сообщников.

— Один дело сделал, один и пойду, — угрюмо ответил Горелов.

— Нет. Вы не могли сами решиться. Это вам не карманная кража. Зайчиков говорит, что вы были сильно пьяны. Верно это?

— Да!

— Вас кто-то напоил, Горелов. Вас кто-то толкнул на это убийство.

Горелов молчал.

— Вспомните, — продолжал Зотов. — Когда вы садились в машину Зайчикова, вы знали, что Люба Амосова дома?

— Я думал, что квартира пустая.

— Значит, вы затеяли кражу, а не убийство?

— Выходит, что так.

— Значит, решение убить Амосову, если она окажется дома, вы приняли позже?

Горелов молчал.

— Вы боялись уйти из квартиры с пустыми руками. Вы очень боялись, Горелов. Верно я говорю?

Горелов тревожно посмотрел на Зотова и, чуть побледнев, спросил:

— Вы куда клоните?

— Отвечайте на вопрос.

— Не буду отвечать. Не заставите.

— Как хотите. Но, по-моему, это в ваших интересах. Вы ведь поняли, куда я клоню.

Горелов не ответил.

— Ладно, — продолжал Зотов. — Теперь скажите, где и как познакомились с Любой Амосовой?

— На вечере. Сосед познакомил. Петька Гвоздев. Он с ее отцом на одном заводе работает. В их клубе заводском вечер был.

— Так. А кто принял у вас вещи?

— Барыга один залетный. Случайно познакомился с ним на вокзале.

— Скупщик краденого? Случайно? Так, так, — иронически проговорил Зотов. — А у нас есть сведения другого рода.

— Плевал я на ваши сведения, — самоуверенно ответил Горелов. — Я правду говорю.

— Допустим, — невозмутимо продолжал Зотов. — Скажите еще вот что. С вами в машине была девушка. Кто она? Где с вами встретилась? Зачем?

— Она не имеет отношения к делу, — поспешно возразил Горелов. — Она ехала кататься.

— Допустим. Но все-таки где вы с ней встретились?

— На улице. Могу показать место, — не задумываясь, ответил Горелов.

— Это точно?

— Будете приставать, так могу придумать что-нибудь позамысловатей.

— Нет, зачем же, — усмехнулся Зотов. — Придумывать не надо. Мне ваш ответ и так нравится.

Горелов метнул на него тревожный взгляд. Зотов невозмутимо курил и, казалось, ничего не заметил. Потом спокойно произнес:

— Вам привет от Папаши.

— Какого Папаши? — грубо переспросил Горелов. На его лице проступили красные пятна. — Какого Папаши? — крикнул он, подавшись вперед. — Я никого не знаю! Слышите?

— А вот он вас знает, — все так же спокойно заметил Зотов. — Знает даже, что вы обманули его, не все вещи отдали.

— Я его не обманывал!.. Не обманывал!.. Продать меня хотят!.. Да?!

Горелов затравленно озирался по сторонам, руки его дрожали.

— Ну вот. Значит, вам известен этот человек, — сурово произнес Зотов. — Будете давать показания?

— Нет! — закричал Горелов, закрывая руками глаза. — Я его не видел!.. Я его не знаю!.. Прочь!.. А-а!! — вдруг по-звериному завыл он.

Сергея всего передернуло от отвращения и гнева. «Откуда только берутся у нас такие?» — с ожесточением подумал он. И, как бы отвечая на его вопрос, Зотов сказал:

— Успокойтесь, Горелов. Слышите? Сейчас же прекратите истерику. Поговорим о другом. Итак, первый раз вы судились в сорок четвертом году, за карманную кражу. В то время вы учились в седьмом классе, так? Отец был на фронте с первых дней войны. Мать сошлась с другим, уехала из Москвы, а вас оставила у тетки.

— Я ее ненавижу.

— Кого?

— Мать!

— А отца?

— Ну, отец… Если бы он был жив, — с неожиданной тоской вдруг произнес Горелов.

— Если бы он был жив, то проклял бы сейчас своего сына, — убежденно сказал Зотов. — При обыске мы нашли у вас его письма. Это был честный боевой офицер.

— Все было бы по-другому, — покачал головой Горелов.

— Но вы забыли отца.

— Нет!.. — воскликнул Горелов и тут же осекся. — Забыл. Вы верно сказали — забыл…

Зотов внимательно посмотрел на него и продолжал:

— Через два года вы вернулись в Москву. Окончили школу. Поступили в институт. Какой институт?

Горелов ответил.

«И Лена там», — мелькнуло вдруг в голове у Сергея.

— Ваша тетка говорит, что вы неплохо учились. Но потом…

— Тетка, тетка… — с раздражением перебил его Горелов. — Что она понимает! В институте узнали о моей судимости, и все отвернулись от меня, почти все. А я не пошел к ним на поклон! Плевал я на них!

— Нашлись новые друзья?

Горелов в ответ лишь кивнул головой. Он сидел высокий, угловатый, с искаженным лицом, в помятом модном костюме, спутанные волосы падали ему на лоб. В больших черных глазах его давно потух вызывающий блеск.

— Да, рядом с вами не было уже отца, — с неподдельной горечью продолжал Зотов. — Но у вас были его письма, надо сказать, замечательные письма. Я тут обратил внимание на одно место. — Он надел очки и, вынув из пачки исписанную страницу, не спеша прочел отчеркнутые красным карандашом строки: — «…Помни, сынок, мы ведем сейчас страшный, смертельный бой, ведем его за Родину, за светлое будущее, за счастье и свободу. А мое будущее — это ты, ближе и дороже нет у меня теперь человека. Я хочу видеть тебя здоровым и счастливым. Учись, сынок, учись хорошо, будь смелым, правдивым и сильным. Я хочу рассказать тебе…» Дальше идет один поучительный боевой эпизод, — сказал Зотов, откладывая письмо в сторону и снимая очки. — Вот что завещал вам отец.

Он посмотрел на Горелова. Тот сидел сгорбившись, низко опустив голову, и беззвучно плакал.

12
{"b":"853","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Когда дым застилает глаза: провокационные истории о своей любимой работе от сотрудника крематория
Удиви меня
Неотразимый повеса
На подступах к Сталинграду
Перекресток Старого профессора
Слишком красивая, слишком своя
Перебежчик
Новые рассказы про Франца и футбол
Марта и фантастический дирижабль