ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тень иракского снайпера
Девушка в тумане
Суперпотребители. Кто это и почему они так важны для вашего бизнеса
Четырнадцатая золотая рыбка
Валериан и Город Тысячи Планет
Мир внизу
Книга hygge: Искусство жить здесь и сейчас
Девушка с глазами цвета неба
Папа, ты сошел с ума

— А ради чего? — насторожился Лобанов. — Тебе самому хочется ее видеть?

— Нет, так просто, — растерялся Сергей, не ожидавший такой проницательности от своего друга.

— Что ж, можно, — согласился Лобанов.

Они разыскали телефон-автомат и вместе пошли в стеклянную будку, Сергей набрал номер, услышал длинный гудок и вдруг решительно повесил трубку.

— Не буду я ей звонить, — мрачно объявил он.

Лобанов удивленно посмотрел на Сергея и, видно поняв, что творится у него в душе, убежденно сказал:

— И не звони. Чувства, знаешь, не склеивают.

На следующий день около семи часов вечера дежурный по МУРу доложил Зотову:

— В вашей зоне крупная квартирная кража. Запишите адрес. Машина у подъезда.

…В передней большой, хорошо обставленной квартиры в новом доме на Песчаной улице оперативную группу МУРа встретил сотрудник районного отделения милиции. Он отозвал Зотова в сторону и коротко доложил:

— Обстановка сохранена полностью. Хозяин квартиры — ответственный работник Комитета по делам строительства, крупный инженер Шубинский. Ему сейчас плохо, лежит в столовой на диване. Я вызвал врача. Кроме того, — понизив голос, добавил он, — по его требованию я вызвал сотрудников Комитета госбезопасности. У него, оказывается, какие-то секретные бумаги хранились.

— Из комитета еще не приехали?

— Нет, сейчас будут.

— В каком состоянии Шубинский?

— По-моему, плох.

Зотов приказал своим спутникам приступить к осмотру квартиры, но в столовую пока не заходить, чтобы не тревожить больного.

В этот момент в парадную дверь позвонили. Вошли два незнакомых человека в штатских костюмах и спросили, кто начальник группы. Им указали на Зотова.

— Капитан госбезопасности Фролов, — представился Зотову один из прибывших, протягивая удостоверение. — С кем я говорю?

— Майор милиции Зотов. Прошу вас сюда, в столовую, капитан. Выясним у потерпевшего, что похищено и кому из нас, собственно, придется вести дело.

Войдя в столовую, Зотов увидел лежащего на диване Шубинского — полного человека с седыми волосами и аккуратно подстриженной седой бородкой. Рядом с ним на стуле сидела женщина в белом халате. Она держала его обессиленную руку и следила за часами, как видно, считая пульс. Увидев вошедших, женщина бережно положила руку Шубинского и бодрым тоном сказала:

— Ну вот. Все в порядке, Антон Захарович. Непосредственной опасности больше нет. Но два-три дня надо вылежать. Строгий постельный режим. И без всяких волнений.

— Но это же абсолютно невозможно! Мне на доклад к министру надо, — растерянно произнес Шубинский.

— Ничего знать не хочу. Ваше здоровье дороже.

— Ну, хорошо, хорошо, — морщась от боли, покорно вздохнул Шубинский.

Женщина с озабоченным видом обратилась к вошедшим:

— Прошу вас, товарищи, не утомлять больного. Для него главное сейчас — покой.

— Постараемся, доктор, постараемся, — ответил Зотов, подходя к дивану, и, обращаясь к Шубинскому, сказал: — Моя фамилия Зотов, я из Московского уголовного розыска. А это капитан Фролов, из Комитета госбезопасности. Прошу вас, товарищ Шубинский, скажите нам прежде всего, что взяли преступники.

— Садитесь, друзья мои, — ответил Шубинский.

Слабым движением руки он указал на стулья, потом взглянул на врача. Та поняла значение этого взгляда.

— Только без волнений и лишних разговоров, — внушительно, как заклинание, произнесла она и вышла из комнаты.

Шубинский повернулся на бок, при этом лицо его снова исказилось от боли.

— Вот сердце сдавать стало, — ворчливо пожаловался он. — Поволновался — и на тебе, чуть инфаркта не нажил. Но «чуть», как говорится, не в счет, — слабо улыбнулся он, нервно теребя бородку. — Дело вот в чем. Я, видите ли, только на днях с Урала прилетел. Консультирую там строительство одного… гм… ну, важного, что ли, объекта и привез, видите ли, документы. То есть главные-то отправили без меня, однако кое-что я и сам захватил. А кроме того, я там уже по своей, так сказать, научной линии кое-какие заметки сделал. И вот эти самые заметки для будущих работ в столе у себя и запер. А сегодня вхожу я в квартиру и вижу: буфет — вон тот — открыт, посуда вверх дном. В спальне шкафы открыты, многих вещей нет. Ну, я уже сам не свой — в кабинет. Стол мой взломан, ящики выдвинуты, все перерыто. Вот тут у меня сердце и сдало. Еле дотащился до кресла. Стал смотреть, а перед глазами все плывет, плывет…

ДЕЛО «ПЕСТРЫХ» - doc2fb_image_03000007.png

Шубинский устало откинул голову на подушку и на секунду закрыл глаза. Фролов и Зотов молча переглянулись.

— Но все-таки собрался с силами, — продолжал Шубинский, — заглянул в ящик. Вижу, целы мои записки. Тут уж я сумел только в милицию позвонить и свалился. А вас, друг мой, — обратился он к Фролову и опустил руку на лежавший рядом портфель, — я хочу попросить: возьмите мои записки и отошлите на сто тринадцатый объект. Я их потом там разберу. Как видно, все происшедшее, слава богу, не по вашей части.

— А где ваша семья, Антон Захарович? — участливо спросил Зотов.

— На даче.

— Какие же вещи у вас украли, можете сейчас сказать?

— Увольте, дружок. Вечером жена приедет, тогда…

— И последний вопрос: можете хотя бы приблизительно определить время, когда произошла кража?

Помолчав, Шубинский неуверенно сказал:

— Соседка наша, — она обед мне эти дни готовила, — говорит, что заходила около часу дня. А я приехал в четыре. Вот, значит, в этот промежуток.

— Как зовут вашу соседку?

— Зовут Варвара Ильинична. Она живет в двадцатой квартире, на нашем этаже.

— Ну, спасибо, Антон Захарович, — сказал Зотов вставая, — простите, что утомили вас. Больше ни о чем спрашивать не буду. Разрешите только нашим сотрудникам осмотреть столовую.

— Да ради бога, — развел руками Шубинский. — В конце концов из-за меня же хлопочете.

Он снова прикрыл глаза.

Зотов и Фролов, стараясь не шуметь, вышли из столовой. Фролов нес под мышкой портфель.

— Итак, — сказал ему в передней Зотов. — Здесь лишь кража, хотя и незаурядная. Придется, как видно, нам попыхтеть.

— Так точно, — ответил Фролов. — Желаю удачи!

Зотов постоял еще минуту в передней, что-то обдумывая и не спеша вытирая цветным платком вспотевшую шею, потом направился в одну из комнат.

— Товарищ майор, — обратился к нему Гаранин, пряча в карман лупу, — кое-какие следы удалось обнаружить. Разрешите показать?

— Хорошо. Сейчас покажете, — отозвался Зотов и сообщил сотрудникам сведения, полученные от Шубинского.

— А теперь продолжим работу, — закончил он. — Гаранин, показывайте, что нашли.

Костя повел Зотова в переднюю, к выходной двери и, указав на проволочную сетку на полу, сказал:

— Преступник или преступники, войдя в квартиру, по-видимому, машинально вытерли ноги. В этой сетке застряли и просыпались на пол мелкие частицы красной глины и извести. Я их собрал.

Он передал Зотову пакетик. Тот бережно развернул его и, вынув лупу, рассмотрел содержимое. Потом спросил:

— Почему вы думаете, что это оставили преступники?

— Полы недавно вымыты. Я проверил обувь Шубинского и всех наших сотрудников, кроме вас. Следов глины и извести нет.

— А сотрудники комитета? Может быть, они?

— Воронцов их догнал. Уже в машину садились, — усмехнулся Костя. — Нет следов.

— Любопытно, — одобрительно произнес Зотов. — Что еще обнаружили?

— Прошу в кабинет.

Подведя Зотова к письменному столу, Костя указал на толстое стекло, лежащее перед чернильным прибором.

— Здесь обнаружены четкие следы пальцев, но в перчатках. Рука преступника сильно вспотела, и пот прошел через тонкую, как видно, перчатку. Мы сняли эти следы на пленку. Желаете взглянуть?

— Потом. Дальше?

— В платяном шкафу преступник зацепился перчаткой за гвоздик. На нем я нашел вырванные из перчатки две нитки и рядом небольшое пятнышко крови. Нитки вот.

14
{"b":"853","o":1}