1
2
3
...
15
16
17
...
67

Сергей отдал ему половину своих сигарет и ушел.

Разыскать водопроводчика Федора большого труда не составило.

Федор рассказал, что вскоре после ухода Трофимыча к воротам подъехало такси. Из него вышел человек в розовой рубашке и соломенной шляпе и прошел через двор в парадное, где двадцать вторая квартира. Федор от нечего делать разговорился с шофером. Тот ему, между прочим, сказал, что пассажир, на его взгляд, ненадежный, еще удерет, а на счетчике уже пять рублей, так что надо, пожалуй, въехать за ним во двор. Федор ему сказал, что этот тип сейчас и точильщика надул. Шофер забеспокоился и въехал во двор. Минут через двадцать такси выехало, и пассажир тот сидел. А из спущенного окна торчал свернутый ковер.

— Номера такси не заметил?

— Да ни к чему было, — оправдывался Федор. — Такси как такси. Вот только знаешь что? — оживился он. — Крыло чуть помято. Шофер сказал, что с какой-то машиной сегодня поцеловался и теперь боится, что права отберут.

— А шофер какой из себя?

— Да такой, знаешь, худенький, чернявый, в ковбойке. А чуб мировой, казацкий прямо чуб.

— Скажи, пожалуйста, ты не видел, этот тип один в такси сидел?

— Один, это точно. Я хорошо разглядел.

— А человека в черной шляпе и в очках во дворе не видел?

— Нет, — подумав, ответил тот. — Что-то не заметил.

— Ну, спасибо, Федор. Очень ты нам, друг, помог.

— Да господи! Если бы знать, так я за этим такси бегом бы всю дорогу бежал, — взволнованно ответил тот. — Вот ведь дело-то какое.

У Сергея было такое чувство, будто он напал, наконец, на след зверя, опасного зверя, и с каждым шагом приближается к его логову. Все внутри дрожало от нетерпения, переполнилось счастьем и гордостью. Вот он, Сергей Коршунов, новичок, получив важное задание, своей смекалкой, своим трудом, без посторонней помощи выполнил это задание, и как еще выполнил! «Пока они там в квартире возятся, я уже почти раскрыл преступление», — подумал он.

Первое самостоятельное раскрытие! После этого Сашка Лобанов не будет покровительственным тоном объяснять ему прописные истины, а Воронцов пусть зеленеет от зависти. И Сандлер будет доволен, ведь Сергей теперь тоже его ученик.

Сергей взбежал на пятый этаж, где находилась квартира Шубинского, и тут только взглянул на часы. Было около одиннадцати. Поздно. Сергей вспомнил, что муровской машины у подъезда уже не было. Значит, все откладывается до завтра. Он начал медленно спускаться по лестнице.

И снова пришла мысль о Лене. Как часто, однако, он думает о ней. И почему-то ему все труднее становится убедить себя, что она чужой, далекий ему человек. И вот еще что странно. Теперь Лена представляется ему совсем не такой, как в день ссоры у себя дома, и не такой, как однажды в кафе, когда она вдруг закурила. Все эти образы почти стерлись в его памяти. Зато, прямо как на переводной картинке, из-под этих тусклых, расплывчатых воспоминаний вдруг с необычайной яркостью всплывает в памяти вечер после кино, нет, не весь вечер, а тот миг, когда они говорили о старушке соседке. Лена вдруг повернулась к нему — Сергей помнит взгляд ее больших серых глаз, и в этом взгляде смущение и радость, да, радость оттого, что он рядом с ней. Эх, если бы можно было сейчас снова увидеть ее, рассказать о своем первом и таком большом успехе! Неужели и тогда не поняла бы она, какая у него работа?

Сергей безотчетно вздохнул и прибавил шагу.

На следующее утро состоялось короткое совещание у Сандлера.

Сначала Зотов доложил результаты обследования места происшествия. Потом Сандлер обратился к Зворыкиной, эксперту НТО:

— Ну-с, Галя, каковы данные экспертизы?

Зворыкина вынула из папки, которую держала на коленях, несколько листков, положила их на стол Сандлера и сказала:

— Преступники проникли через дверь, на внутренних частях замка обнаружены следы отмычки. Работа квалифицированная, видна опытная рука, — авторитетно закончила она.

— Ваш доклад не полон, — строго сказал Сандлер. — Каковы результаты исследования ниток, обнаруженных в платяном шкафу?

— Простите, Георгий Владимирович, — вспыхнула Зворыкина. — Исследование показало, что нитки эти от тонких, хлопчатобумажных перчаток, типа дамских.

— Так. Ну-с, Коршунов, что скажете вы?

Сергей с гордостью доложил о своих успехах. При этом он мельком взглянул на Воронцова. Тот сидел с безразличным видом и, казалось, не слушал Сергея, лишь под конец он нагнулся к соседу и довольно явственно прошептал: «Красавчик-то наш опять рисуется». Сергей услышал эти слова, и голубые глаза его сузились.

— Так. Прекрасно, Коршунов. У вас постепенно вырабатывается оперативная хватка, — кивнул головой Сандлер и, хитро прищурившись, спросил: — А ведь это чертовски увлекательно, вот так распутывать нить, а?

— Очень, Георгий Владимирович, кажется, всю ночь бы работал, — улыбнулся Сергей. — Только другие люди почему-то по ночам спят.

— Странная привычка! Не дают человеку развернуться, — усмехнулся Воронцов.

Все рассмеялись.

Сандлер взглянул на Сергея, потом попросил доложить Лобанова, который тоже работал по выявлению очевидцев.

С удивлением и даже некоторой досадой Сергей обнаружил, что Лобанов получил сведения о такси гораздо быстрее, чем он.

— Я с самого начала предположил, что у преступников была машина: слишком много похищено вещей. Всего машин за это время во дворе побывало четыре. Три я быстро установил: их владельцы живут в доме. Четвертая машина была такси, — это сообщили две жилички, которые видели машину из окон своих квартир.

— Ну, хорошо. Теперь коротко подведем итоги, — сказал Сандлер. — Преступник попался опытный и дерзкий. Отсюда вывод: надо действовать осторожно и ни в коем случае его не спугнуть. Как только установите шофера такси, — это надо сделать сегодня же, — привезите его сюда. Ты сам с ним займись, Иван Васильевич.

Зотов утвердительно кивнул головой.

— Между прочим, данные Коршунова очень интересны. И не только тем, что ему удалось, кроме примет машины, получить и приметы шофера. И даже не только тем, что известен разговор этого шофера с водопроводчиком, и это даст возможность, в случае чего, напомнить ему эту поездку. Данные ценны и промежуточной, казалось бы, фигурой точильщика. Как ловко использовал его преступник, чтобы еще раз проверить, пуста ли квартира. Это подтверждает мнение, что преступник хитер и опытен. Кстати, эту деталь никто не оценил. А она могла оказаться единственной, говорящей о квалификации преступника. — Сандлер посмотрел на Сергея и добавил: — Все ваши данные, Коршунов, помогут лишь разыскать преступника. А вот доказать его вину могут только улики и следы, найденные на месте происшествия. Так что не переоценивайте ваш успех. Один бы вы тут ничего не сделали.

— Коршунов, кажется, другого мнения, — иронически заметил Воронцов.

Сергей собрался было ответить ему в том же тоне, но в этот момент Сандлер решительно произнес:

— Ну, все. К вечеру жду шофера. Иван Васильевич, задержись на минуту.

После ухода сотрудников Сандлер и Зотов некоторое время молча курили, занятый каждый своими мыслями. Зотов машинально потирал свою до глянца выбритую голову. Сандлер сидел неподвижно, нахохлившись, хмуря лохматые брови.

За многие годы эти два человека научились без слов понимать друг друга. Совместная работа, трудная и опасная, выработала у них много одинаковых качеств и навыков, а кроме того, каждый из них во всех подробностях знал жизнь другого до их встречи в уголовном розыске.

Зотов родился в Донбассе и вместе с отцом и старшими братьями работал на шахте «Наклонная Ольга». В конце двадцатых годов молодого шахтера-коммуниста призвали в армию. На Дальнем Востоке в схватке с беломаньчжурами Зотов получил свой первый орден.

Отслужив положенный срок, он приехал в Москву, к брату. Столица тянула к себе любознательного парня. Спустя несколько месяцев после приезда Зотов по партийной мобилизации пришел в милицию, в уголовный розыск. Здесь и встретил он Сандлера.

16
{"b":"853","o":1}