1
2
3
...
20
21
22
...
67

Сергей еще никогда не видел такого яростного, чисто звериного оскала на человеческом лице и внутренне содрогнулся от отвращения и гнева.

Сандлер спокойно прищурил глаза и тихо произнес:

— Хорош. Ничего не скажешь.

Допрос продолжался около трех часов. Когда Ложкина увели, Сандлер сказал:

— Опасный преступник. Но теперь наша главная и, прямо скажу, нелегкая задача — найти Папашу. Это их наставник и подстрекатель, вожак большой и, как видите, очень разнообразной по составу преступной группы. Он весьма активен и потому особенно опасен. Таких нам давно не попадалось. Можно сказать, последний из могикан. С ним будет не легко справиться. Через кого же можно выйти на него? Ложкин? Не выдаст, это ясно. Остается так называемый Тит. Посмотрим, что даст засада.

— Одно только туманное место осталось, — заметил Зотов. — Что это за человек в черной шляпе и очках?

— Да, — кивнул головой Сандлер, — запутанное дело. Кроме того, мы еще не знаем, кто дал преступникам сведения о квартире Шубинского. А это очень важно. В общем здесь есть над чем поломать голову. Дело приобретает, товарищи, нешуточный оборот. Иван Васильевич, — обратился он к Зотову, — учти, снова кафе «Ласточка».

…Только через три дня, поздно вечером, из Малаховки возвратились оставшиеся в засаде сотрудники, усталые и встревоженные: сообщник Ложкина, опасный преступник по кличке Тит, не появился на даче, исчез.

ГЛАВА IV
КАФЕ — «ЛОВУШКА»

Утром, придя на работу, Сергей узнал, что его вызывает Сандлер. Когда он вошел, Сандлер отложил газету, легко приподнялся в кресле и, поздоровавшись, сказал:

— Садитесь, сейчас подойдут остальные.

Через минуту в кабинет зашли Зотов, Воронцов, Лобанов и другие сотрудники. Сергей поймал иронический взгляд Воронцова, он как бы говорил: «Первый к начальству прибежал. Так, так». Сергей нахмурился и отвел глаза. «Пусть думает, что хочет», — решил он.

Когда все расселись, Сандлер сказал:

— Итак, товарищи, продолжаем заниматься делом Папаши и других. Оно становится все сложнее. Народ здесь замешан разный, пестрый. Так, кстати, и зашифруем — дело «пестрых», — обратился он к Зотову и добавил: — Новая операция задумана тобой, так что веди совещание. А я, может быть, посоветую кое-что по ходу дела.

Зотов кивнул головой и, оглядев присутствующих, не спеша произнес:

— Нам предстоит заняться кафе «Ласточка». На свободе остался опасный вооруженный преступник, сообщник Ложкина. Он нам важен и сам по себе. А главное — через него мы можем выйти на Папашу. Тит не знает, где находится Ложкин. Он будет обязательно искать связи с ним. На даче Тит не появлялся. Думаю, и не появится. Скорее всего, он будет устанавливать связь через кафе, где работает сестра Ложкина. Там вообще легко встретиться с кем угодно. Я думаю, либо он сам появится, либо подошлет кого-нибудь. Тит должен быть взят в ближайшие дни. Это главная задача операции.

Я вчера побывал в этом кафе, познакомился с обстановкой. План такой. Наш сотрудник должен сидеть за одним из столиков около окон. У него будет зрительная связь с постовым милиционером. Когда подозрительное лицо будет выходить из кафе, сотрудник подаст условный сигнал. С милиционером, в свою очередь, будет держать зрительную связь группа наших оперативных работников. Они поведут дальнейшее наблюдение. В подходящий момент, далеко от кафе, они найдут повод для проверки документов у этого лица. Если надо — задержат его. Вот как будто и все.

Зотов вопросительно поглядел на Сандлера.

— Да, пожалуй, — согласился тот. — Остается только уточнить сигналы и назначить людей. Работу начинайте сегодня же. Есть вопросы, товарищи? Нет? Значит, все.

Сергея всегда радовала и удивляла оперативность совещаний у Сандлера. Это был особый, четкий и деловой стиль, свойственный вообще всем в МУРе.

…Коршунов получил задание в тот же день с двух до четырех часов пробыть в кафе «Ласточка».

Просторный, с лепными украшениями зал был уставлен круглыми столиками. Большое, во всю дальнюю стену, зеркало создавало впечатление еще большей протяженности зала. На белоснежных скатертях стояли цветы, сверкающие рюмки и фужеры. На окнах висели легкие занавески из белого шелка. Между столиками проходили с подносами официантки в синих платьях и крахмальных передниках. Посетителей в этот час было мало.

ДЕЛО «ПЕСТРЫХ» - doc2fb_image_0300000A.png

Сергей выбрал самый дальний столик у окна и сел так, что легко мог просматривать весь зал. Над входом видна была полупустая вешалка, возле которой сидел усатый, пожилой швейцар с желтыми галунами и читал газету.

Развернув газету, Сергей ждал заказанный стакан кофе и внимательно наблюдал за официантками, стараясь узнать среди них Зою Ложкину. При этом он не выпускал из поля зрения и вход в кафе. Он увидел, как пожилой швейцар вдруг отложил газету и, вскочив, устремился к дверям. Через минуту около вешалки появился молодой человек в щегольском пыльнике и зеленой велюровой шляпе, с большим свертком в руке. Швейцар с поклоном принял одежду и сверток, а посетитель, поправив перед зеркалом галстук, вошел в зал.

Франтоватый блондин с длинной папиросой в зубах, сидевший за одним из столиков, поднял руку и, щелкнув пальцами, крикнул:

— Хелло, Вова!

Тот в ответ снисходительно улыбнулся и направился к его столику. За спиной Сергея кто-то тихо произнес:

— Опять Олег с Вовкой встретились, часа три сидеть будут.

Сергей чуть скосил глаза и увидел двух официанток, сидевших на узенькой, обитой бархатом скамеечке у стены. В этот момент к ним подошла третья — худенькая, с копной золотистый волос на голове. Ярко подведенные глаза ее оживленно блестели. Сергей догадался, что это Зоя Ложкина.

— Твои клиенты собираются, — сказала ей одна из девушек.

Та, оглянувшись, лукаво усмехнулась и торопливой, чуть развинченной походкой направилась к столику, за которым сидели молодые люди.

— Приваживает тут всяких, — недовольным тоном заметила одна из официанток.

— А сколько она с них имеет, знаешь? — сказала другая. — И, между прочим, она со швейцаром делится, честное слово. Сама видела.

Прошло минут двадцать. Тот, кого назвали Вовой, неожиданно встал и, простившись с приятелем, направился к выходу. Швейцар протянул ему пыльник и шляпу. Сергей заметил, что свертка тот не взял. Отодвинув занавеску на окне, он подал условный знак.

Через час в зале появился Лобанов, и Сергей не спеша поднялся из-за столика.

Прошло несколько дней. За это время было установлено, что подозрительно ведут себя лишь Зоя и швейцар кафе. Они были связаны с заезжими скупщиками краденого, спекулянтами и выполняли их поручения. Но Тит обнаружен не был.

ДЕЛО «ПЕСТРЫХ» - doc2fb_image_0300000B.png

Ежедневно с пяти до семи Сергей теперь обедал в кафе. Подозрений это не вызывало, так как здесь регулярно обедали многие сотрудники расположенного поблизости министерства.

Сергей научился очень внимательно следить за собой. Взгляд его, которым он встречал и провожал посетителей, был то рассеянным, то простодушно-любопытным. Движения его во время еды или когда разворачивал газету были вялыми, неторопливыми, как у человека утомленного, решившего, наконец, отдохнуть. Он вел себя так скромно и незаметно, что не только посетители, но и официантки не обращали на него внимания. Зотов однажды лично удостоверился в этом, побывав в кафе.

Особое внимание Сергея, кроме очередных посетителей кафе, которые вели дела с Зоей или швейцаром, привлекали еще два человека. Это были Олег и Вова. Первый из них оказался Мерцаловым, киномехаником одного из центральных кинотеатров, а второй Зубковым, помощником администратора клуба. Оба были завсегдатаями кафе и спекулянтами, но Зубков казался умнее и изворотливее своего приятеля.

21
{"b":"853","o":1}