1
2
3
...
29
30
31
...
67

— Вызовем Пересветова. Пусть расскажет, что он делал на даче, где встретился с Папашей.

— Рано, — покачал головой Зотов.

— Он все расскажет, ручаюсь!

— Откуда такая уверенность? Вы его даже в глаза не видели. И что вы о нем знаете? — Зотов опять нахмурился. — Мне казалось, что вы решили никогда больше не торопиться.

Раздосадованный Сергей хотел было возразить, даже поспорить. Его возмутило, что начальник отдела и на этот раз недоволен, явно придирается и так грубо напомнил о самой тяжелой минуте, которую Сергей пережил за время работы в МУРе. Усилием воли он, однако, подавил эту вспышку и, ни в чем не убежденный, сухо произнес:

— Жду ваших указаний.

— Сейчас получите. Но сначала хочу предупредить: Пересветова мы арестовывать не будем. Против него нет прямых улик, и думаю, не будет. Поэтому если допрос будет неудачен и мы не получим признания, то плохо. Пересветов, конечно, все передаст Папаше. Оборвутся все связи. Ну, а признание свяжет его. Он ничего и никому не разболтает. Кроме того, правильно проведенный допрос может оказать на него сильное психологическое воздействие, вернуть на правильный путь. Здесь надо все рассчитать и очень точно. Это вам ясно?

— Ясно.

— Раз ясно, то пойдем дальше, — невозмутимо продолжал Зотов, не подавая виду, что с самого начала заметил недовольство Сергея. — Чтобы успешно провести такой трудный допрос, надо знать о человеке гораздо больше, чем мы знаем о Пересветове. Надо найти в этом человеке струнку, на которой можно сыграть, разбудить в нем что-то хорошее. Это раз. Второе. Необходимо больше данных о его поведении вне школы. И это ясно?

— Так точно.

Сергей слушал с возрастающим вниманием. И Зотов с удовлетворением отметил, как логика его рассуждений ломала предубежденность, гасила раздражение, вызывала у Сергея живой интерес.

— Вы, надо сказать, довольно красочно описали свой визит в школу. Но всех выводов из него не сделали. Вам попался там очень полезный человек. А вы не заметили.

— Кто же такой? — невольно вырвалось у Сергея, но он тут же пожалел о своей несдержанности.

Зотов усмехнулся.

— «Мадам Пересветова», как вы изволили выразиться.

В ответ Сергей лишь пожал плечами.

— Не согласны? А между тем по одной ее реплике на собрании, по ее внешности уже можно сделать вывод: не умна, заносчива, наверно, еще и болтлива. Любит, конечно, совать нос в чужие дела, особенно в дела сына. И вообще надо побывать дома у Пересветовых, узнать, какой там, так сказать, климат. Это очень важно. Согласны?

— Так точно.

На этот раз в сдержанном тоне Сергея Зотов уловил искренность.

— Вопросы есть?

— Нет вопросов.

— Действуйте. На все даю два дня. Надо спешить. И помните: если не соберете данных — плохо. Очень осложните работу. И еще помните: лучше не собрать никаких данных, чем поторопиться, сорвать дело. Все. Выполняйте.

Возвратившись к себе, Сергей некоторое время задумчиво курил, потом снял телефонную трубку и набрал номер.

Женский голос ответил:

— Хелло-о?

— Можно Розу Ивановну?

— Это я. Что вам угодно?

— Говорят из райкома комсомола. Мы сейчас обследуем работу школьных драмкружков. Ваш сын староста кружка, и, как сообщила нам руководительница, у него большие способности.

— Да, да. Это абсолютно верно.

— Так вот мне хотелось бы побеседовать с вами, прежде чем…

— О, пожалуйста, очень хорошо, — перебила его Роза Ивановна. — Я лучше всех могу рассказать вам о способностях моего Игоря. Приезжайте сейчас же. Игоря нет дома.

Через двадцать минут Сергей входил в светлый и чистый вестибюль уже знакомого ему дома. Поднявшись на четвертый этаж, он нажал кнопку звонка в квартиру Пересветова.

Сергея встретила миловидная девушка в простеньком платьице и переднике.

— Роза Ивановна, — позвала она. — Это к вам.

Застекленная дверь одной из комнат открылась, и из-за портьеры показалась сама Роза Ивановна в пестром шелковом халате, с легкой косынкой на голове, прикрывающей железные трубочки бигуди.

— Прошу вас, молодой человек, — указала она на дверь соседней комнаты.

Сергей прошел в столовую.

Разговором властно завладела Роза Ивановна. Она с жаром начала описывать достоинства сына, причем выходило, что всем этим он обязан только ее чуткому воспитанию.

ДЕЛО «ПЕСТРЫХ» - doc2fb_image_0300000E.png

— Так трудно угадать большие способности в собственном ребенке, — томно говорила она. — Даже мой муж это не всегда понимает. Иногда он бывает безжалостен к мальчику. А это вырабатывает скрытность. К талантливому ребенку нужно относиться особенно чутко. Не так ли?

— Совершенно верно, — на всякий случай согласился Сергей. — Вы это очень тонко подметили.

— А вот Всеволод Андреевич этого не понимает, — Роза Ивановна сокрушенно вздохнула.

— Не может быть!

— Ах, не верите? Так вот вам пример. Прошлой весной Игорек собрался на день рождения к знакомой девушке. Он решил сделать ей подарок. Отец дал ему пятьдесят рублей. А Игорю нужно было двести, он уже присмотрел какую-то вещь. Это так понятно! Не правда ли? Но отец вспылил и прогнал его. Я хотела их помирить, уговорить отца. Но Игорь упрям и сам где-то достал деньги.

— Что же было потом? — заинтересовался Сергей.

— Вот после того случая Игорь и стал скрытен. Ему звонят какие-то люди. Я не знаю даже кто. А однажды, это еще в начале лета было, он принес какой-то чемодан. Сказал, будто товарищ на три-четыре дня попросил оставить. Но я почувствовала, что он лжет.

— И вы даже не попытались туда заглянуть? — добродушно засмеялся Сергей.

— Он был заперт. Впрочем, это вообще неудобно, — поправилась она и с жаром продолжала: — Но главное, Игорь безумно любит театр. Он вообще такая тонко чувствующая, артистическая натура. А не хотите ли побеседовать со Всеволодом Андреевичем? — вдруг встрепенулась она. — Он вам то же самое скажет.

— Зачем же? Тем более, если то же самое.

— Нет, вам надо с ним побеседовать, — уже решительно объявила Роза Ивановна. — Обязательно.

— Но я к семи должен быть на репетиции в школе.

— Ничего. Сейчас только начало первого. Всеволод Андреевич произведет на вас неизгладимое впечатление. Это такой человек! Я ему сейчас позвоню.

Не дожидаясь согласия Сергея, Роза Ивановна направилась в соседнюю комнату. Вскоре оттуда раздался ее приглушенный голос.

— Всеволод? Это я. Приехал один молодой человек насчет Игоря. Что? Он из райкома. Ну, я не помню какого, не в этом дело. Они узнали, что Игорь — талант. Я сказала все, что могла. Ты должен тоже с ним поговорить. Некогда? Всеволод, ты обязан. Ты слышишь меня? — Роза Ивановна перешла на свистящий шепот. — Дело идет о будущем твоего сына. Знать ничего не желаю! Сегодня же до семи ты должен его принять. Или, или… ты меня уморишь. Ну, то-то же, радость моя. Целую. До свидания.

Роза Ивановна снова появилась в комнате, все такая же величественная и энергичная, только полные щеки ее слегка порозовели.

— Прошу вас, приезжайте в два часа в мастерскую мужа. Он вас примет.

— Я не обещаю, Роза Ивановна… — начал Сергей.

— Нет, нет! Слушать даже не хочу. Вы нас безумно обидите.

Сергей счел, что сейчас самое подходящее время распрощаться.

— Вы очень милы, — жеманно сказала ему на прощанье Роза Ивановна. — Я была так откровенна с вами. Только не говорите Игорю о своем визите. Умоляю.

— Согласен. А вы сами умеете хранить секреты? — улыбнулся Сергей.

— Ах, ради сына я готова на все, — со вздохом ответила Роза Ивановна.

Оказавшись, наконец, на улице, Сергей почувствовал облегчение.

Над городом висели непроницаемые, тяжелые тучи. Дул ветер. Деревья у обочины широкого тротуара уныло шелестели увядшими, жесткими листьями.

Сергей задумчиво брел по улице, провожая взглядом падающие на асфальт листья. Что нового может рассказать о сыне Пересветов? Мамаша уже как будто все выложила. Появились деньги, таинственные знакомые, стал скрытен, приносил ворованные вещи (в том, что вещи в чемодане были ворованные, Сергей не сомневался). Теперь ясно: парень стал участником шайки.

30
{"b":"853","o":1}