ЛитМир - Электронная Библиотека

На следующий день с утра Купцевич уже топтался в коридоре, поджидая появления Сергея и не решаясь сам постучать: Полина Григорьевна была дома. Сергей, однако, не спешил.

Когда, наконец, приятели встретились, Купцевич обхватил Сергея за плечи и потащил к себе. На столе опять появилась водка.

Не успели, однако, за нее приняться, как Купцевич неожиданно вскочил, подбежал к окну и без видимой причины переставил большой горшок столетника с подоконника на стол. Сергей сделал вид, что ничего не заметил. Потом Купцевич решил поставить чайник и потащил Сергея с собой на кухню: он явно не хотел оставлять его одного в комнате. Сергей не возражал.

Сели играть в карты. Купцевич довольно быстро выиграл.

— Ох-хо-хо-хо! — победно орал он, хлопая себя по ляжкам.

Потом Сергей объявил, что хочет пойти в Третьяковскую галерею, побродить по Москве, и пригласил Купцевича с собой. Тот отказался.

Вечером, за обедом, Полина Григорьевна недовольным тоном сказала:

— Напрасно ты, Коленька, дружбу с этим завел. Напрасно. Намедни во сне видела, как Гелиотроп-то кричал перед казнью! Не к добру это.

— Это еще кто такой? — удивился Сергей.

Катя весело рассмеялась.

Как ни старались Катя и Сергей, им так и не удалось добиться ответа, кто был этот таинственный Гелиотроп.

— А все-таки не к добру, — упрямо повторила Полина Григорьевна. — И нечего тебе с этим-то связываться.

Сергей добродушно махнул рукой.

— Парень он ничего, только пить любит. Ну, да сибиряка не перепьешь.

Полина Григорьевна в ответ вздохнула и неодобрительно покачала головой.

— Вон мужчина из собеса тоже плохое про него суждение имел. Смотри, детка.

Сергей вдруг вспомнил, что вернул Купцевичу не все проигранные деньги, и постучал к нему в комнату. Разговор через порог длился одну минуту, но Сергей успел заметить, что столетник снова стоит на окне.

В тот вечер Сергей был задумчивее обычного и рано ушел спать.

Что же касается Кати, то она все эти дни ловила себя на том, что почему-то ждет звонка. Она сердилась, гнала от себя эту мысль, доказывая, что, конечно, он ей не позвонит, все уже сказано, обо всем условлено, они больше не увидятся и надо выбросить все это из головы. Но по утрам, еще не открыв глаза, она представляла, как раздастся сейчас телефонный звонок в коридоре, как она вскочит с постели, накинет халат и побежит к двери, как услышит в трубке знакомый голос. Бессознательно Катя с вечера даже клала свой халатик так, чтобы побыстрее можно было его надеть. Она с удивлением и с испугом чувствовала, как тянет ее к этому большому, на вид неуклюжему, очень милому парню.

…На следующий день с утра Сергей ушел прогуляться по городу, а потом они с Купцевичем снова играли в карты и пили, причем Купцевич, как и в прошлый раз, поспешил убрать с окна цветы.

Сергей теперь чувствовал себя у Купцевича свободнее, вставал, разгуливал по комнате, крутил рукоятку приемника, разглядывал телевизор. Над приемником висела полка с книгами. Сергей просмотрел и их. Его внимание привлекла толстая истрепанная книга. Одна из страниц ее была заложена старым письмом. Сергей не позволил себе его взять, но вместо этого порывисто обернулся к Купцевичу с каким-то вопросом, и тот не успел отвести настороженного взгляда. «Следит», — мелькнуло в голове у Сергея.

Игра продолжалась. Через некоторое время Сергей, поеживаясь, сказал:

А у вас в комнате куда холодней, чем у Полины Григорьевны.

— Это потому, что под ней котельная, а под нами подвал. С пола дует, — пояснил Купцевич, сосредоточенно глядя в карты и обдумывая очередной ход.

Вскоре Купцевич на минуту вышел из комнаты. Сергей быстро встал, подошел к книжной полке и выхватил из толстой книги конверт. Затем он поспешно вынул оттуда письмо, сунул конверт на место, а письмо вложил в другую книгу. На все это потребовалось не больше минуты, после чего Сергей уселся на прежнее место и взял в руки карты.

Через два часа, собравшись уходить, Сергей, между прочим, сказал:

— Дал бы хоть книжонку почитать. Скука!

— А ты у сестры попроси. У нее, небось, книжки умные, ученые, — усмехнулся Купцевич.

— Да ну их, умные! Мне бы чего полегче, покрасивей.

— Бери, жалко, что ли, — равнодушно согласился Купцевич, но когда Сергей направился к полке, озабоченно добавил: — Только ту, большую, не бери, сам почитываю.

Вечером, когда Сергей возился с книгами, разыскивая спрятанное в одной из них письмо, к нему зашла Катя. Роясь в шкафу, она будто невзначай спросила:

— А что, твой товарищ, этот самый… Гаранин не будет мне звонить?

— А что? — невинным тоном переспросил Сергей.

— Так просто.

— Ой, не просто, — засмеялся Сергей, — не просто, дорогая сестренка.

Катя нахмурилась. Сергей встал, дружески обнял ее за плечи и, понизив голос, сказал:

— Ты только не сердись. А звонить ему сюда нельзя. Но скажу тебе честно. Костя много бы дал, чтобы иметь повод позвонить, а еще лучше — увидеть тебя. Но что же поделаешь, коли повода нет, — и Сергей сокрушенно развел руками.

— Сознайся, ты все это выдумал, — смеясь, возразила Катя.

— Клянусь, что нет! — с пафосом воскликнул Сергей, потом наклонился к Кате и многозначительно прибавил: — Зато у тебя скоро такой повод будет.

— А мне он вовсе и не нужен.

— Зато для дела нужен, — серьезно сказал Сергей. — Ты пока иди займи Полину Григорьевну, мне одному надо побыть.

Катя понимающе кивнула головой и, чему-то радуясь, выбежала из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь.

Оставшись один, Сергей осторожно, двумя пальцами, извлек из под кровати пустую водочную бутылку, из которой два дня назад он потчевал Купцевича, и внимательно рассмотрел жирные следы пальцев на ее стенках. Потом он достал из чемодана два небольших фанерных квадратика, на один из них поставил бутылку, другой положил на ее горлышко и туго стянул фанерки веревкой, после чего завернул все это в газету, которая уже не касалась теперь стенок бутылки и не могла стереть имевшиеся там следы. Перевязав пакет, Сергей поставил его под кровать и снова взялся за книги, принесенные от Купцевича. В одной из них он нашел интересовавшее его письмо.

Письмо было старое, буквы, написанные мягким карандашом, полустерлись, размазались. Читать было невозможно; Сергей с трудом разбирал лишь отдельные слова. Но само написание букв, особенно заглавных, заставило Сергея задуматься. Необычный и почему-то знакомый почерк. Кто так писал? Кто так тщательно, с завитками выводил отдельно каждую букву? Сергей снова склонился над письмом и еле-еле разобрал несколько слов в нем. Одно из них, последнее, заставило его вздрогнуть. Это было слово «приход».

«Ложкин!» — пронеслось в голове у Сергея. Конечно же, только Софрон Ложкин, старый знакомец, употреблял это слово и так выводил буквы. Сергей вспомнил найденное им у Ложкина письмо. Уж не в этот ли «приход» собирался тогда Ложкин, не Купцевичу ли писал? Это очень важно установить. Для этого надо сравнить тексты обоих писем — это раз. Второе: Сергею надо вспомнить содержание того, первого письма. Значит, придется попросить Гаранина прислать ему копию.

Сергей снова выдвинул свой чемодан, достал оттуда небольшую фотокамеру и принялся за работу. Письмо Ложкина было тщательно переснято, а пленка в особой упаковке вложена в пакет с бутылкой. После этого Сергей принялся за письмо Гаранину, причем писать он старался так, что, попади это письмо в руки постороннего человека, он бы не понял его истинного смысла. Приемам такого письма, как и многому другому, Сергей уже успел научиться, работая в МУРе.

Окончив работу, Сергей запечатал письмо в конверт и позвал Катю.

— Вот что, сестренка, слушай внимательно. Завтра утром из института позвони вот по этому телефону Гаранину. Попроси его немедленно приехать. Пропуск у него есть. Передашь ему сверток и письмо. Пусть он завтра же к вечеру привезет тебе ответ. Ясно?

— Но мне неудобно звонить ему первой, — растерянно ответила Катя.

40
{"b":"853","o":1}