ЛитМир - Электронная Библиотека
ДЕЛО «ПЕСТРЫХ» - doc2fb_image_0300001A.png

В этот момент в передней раздались звонки.

— Три раза, — удивилась Лена. — Это к вам.

— Господи, кто ж такой? — забеспокоилась Прасковья Осиповна.

Между тем соседка отперла парадную дверь, в коридоре зазвучали голоса, и через минуту в комнату постучали.

На пороге появился высокий худощавый человек в сером пальто с черным каракулевым воротником. В одной руке он держал шапку, в другой — потрепанный коричневый портфель.

— Вы будете Прасковья Осиповна? — вежливо спросил он, обращаясь к старушке.

— Я сама и буду. У вас, что же, дело ко мне?

— А как же? Дело, дело, и важное. Насчет вашего сына. Разрешите зайти?

— Батюшки! — Да заходите, сделайте милость. Ленушка, подвинь стульчик, — засуетилась Прасковья Осиповна. — Да вы пальтишко-то скиньте. Мы вас сейчас чайком угостим.

— С большим удовольствием. С утра, знаете, вас по всей Москве разыскиваю. Признаться, продрог.

Человек скинул пальто и зашел в комнату. Лена подвинула ему стул.

— Рубцов, — представился он и подсел к столу. — А дело у меня к вам вот какое. Я из части, где служил ваш сын. Вы не смотрите, что я сейчас в штатском. Домой еду, в отпуск. И вот остановился по дороге в столице. Ну, заодно решил и вас отыскать. Дело в том, что мы сейчас пишем историю нашего славного полка. Собираем материалы. И о вашем доблестном сыне тоже надо написать. Поэтому хотел бы подробно узнать от вас о его жизни, где и как рос, с кем дружил, кто родные, где они сейчас. Вы мне расскажите, а я все запишу, — он достал из портфеля тоненькую ученическую тетрадь и ручку. — Я, кстати, был большим другом вашего сына. Мы, знаете, всем делились. И погиб он, можно сказать, у меня на глазах.

При этих словах у Прасковьи Осиповны задрожал подбородок, и она провела рукой по стеклам очков.

Между тем Рубцов, отхлебывая из стакана чай, начал рассказывать, как погиб его друг.

Лена внимательно слушала и не могла побороть неизвестно откуда взявшуюся неприязнь к этому человеку. Ее резала какая-то нечуткость, фальшивая красивость его слов. Да и фамилия Рубцов ни разу не упоминалась в письмах, которые она столько раз перечитывала. Преодолев робость, она сказала:

— Вы все-таки покажите нам свои документы. А то ведь мы вас совсем не знаем.

— Это пожалуйста, — охотно отозвался Рубцов. — Это верно. Бдительность прежде всего. Даже в таких пустяковых делах.

Он вынул небольшую книжечку, оказавшуюся удостоверением личности, выданным на имя старшего лейтенанта Петра Ивановича Рубцова.

— Ну, а теперь приступим к делу. Вы, Прасковья Осиповна, рассказывайте, а я буду записывать.

— Да я уж, право, и не знаю, что говорить-то.

— Ничего, ничего, я вам буду вопросы задавать.

Лена сидела молча, прислушиваясь к их разговору. Неожиданно она вспомнила о письме, полученном Прасковьей Осиповной от замполита полка, в котором он рассказывал ей, как служил и погиб ее сын. В этом письме — Лена знала его почти наизусть — не было ни одной из тех подробностей, которые сообщил сейчас Рубцов. «Неужели замполит не знал того, что знает этот?» — с сомнением подумала Лена.

Наконец Рубцов закончил писать, наскоро допил чай и стал прощаться.

— Может, я чего и забыла, — волновалась Прасковья Осиповна, — так куда бы написать вам или позвонить, когда вспомню.

— Не надо, все в порядке, — весело ответил ей Рубцов. — Честь имею кланяться.

— А вы на всякий случай скажите, где остановились, — попросила Лена.

— Это неважно, — махнул рукой тот. — Ну, в гостинице «Москва». Да я все равно сегодня ночью уезжаю.

Он почтительно простился с Прасковьей Осиповной, пожал руку Лене и ушел.

— Каждый раз, когда рассказываю, горжусь Иваном, всей жизнью его горжусь, — строго сказала Прасковья Осиповна и, помолчав, добавила: — Ну что ж, давай, Ленушка, еще чайку выпьем.

— Не могу, — ответила Лена, взглянув на часы. — Ко мне сейчас должен один мальчик прийти из школы.

Лена не успела еще открыть дверь своей комнаты, как раздался звонок. Пришел Игорь. Вид у него был растерянный и взволнованный, он тяжело дышал.

— Что с тобой, Игорь?

— Ничего, Елена Анатольевна, просто бежал быстро. Ведь через час надо в райком. Я всю нашу программу принес. Давайте посмотрим в последний раз. Тут есть изменения.

Игорь был так возбужден, что даже не снял пальто и шапку. Так, одетый, он и сел на стул в комнате Лены.

— Слушай, Игорь, — мягко сказала Лена, — ты очень взволнован. Скажи честно, что случилось. У тебя неприятности?

— Даю вам слово, Елена Анатольевна, что все в порядке. Просто… Ну, просто встретил сейчас одного человека.

— Какого человека?

— Ну одного. С которым не хотел бы встречаться. Никогда не хотел бы! — с силой произнес он, опустив голову.

— Где же ты его встретил?

— Около вашего дома. Потому и опоздал. Ждал, пока он уйдет.

— А что он там делал? — продолжала допытываться Лена.

— Он там ждал другого человека. Потом они вместе ушли.

— Другого человека? — Лене внезапно передалось его волнение. — А ты видел этого другого человека, какой он из себя?

Игорь с удивлением поднял голову.

— Ну видел. Да зачем вам это?

— Я сейчас встретила у нашей соседки одного тоже очень странного человека, — быстро ответила Лена. — Он был в сером пальто с черным каракулевым воротником, а под мышкой держал портфель.

— Это он! — воскликнул Игорь. — Это тот самый человек, которого дожидался Папаша.

— Какой Папаша?

Лицо Игоря внезапно посуровело.

— Я не могу вам этого сказать. В общем это страшный человек.

— Ничего не понимаю, — растерянно произнесла Лена. — Ты знаешь, надо что-то предпринять. Подожди, я сейчас вернусь.

Лена выбежала из комнаты. Через минуту она уже звонила в гостиницу «Москва».

— Рубцов Петр Иванович, старший лейтенант? Никакой Рубцов у нас не останавливался, — ответили ей.

Тогда Лена позвонила Сергею.

— Сережа, это я, Лена. Что случилось? Вот что случилось.

Лена принялась объяснять сбивчиво и торопливо.

— Подожди, Леночка, — перебил ее Сергей. — Лучше одевайся. Я сейчас пришлю за вами машину. Дело серьезней, чем ты думаешь.

…В широком коридоре около кабинета Зотова Лена и Игорь в нерешительности остановились. Значит, им сюда? Они еще раз посмотрели на свои пропуска, где был указан этаж и номер комнаты. Да, все верно. Лена постучала. Послышался стук отодвигаемого кресла, затем тяжелые шаги, и дверь распахнулась. Перед молодыми людьми стоял высокий полный человек с длинной орденской планкой на лацкане пиджака. У него была до блеска выбрита голова, лицо открытое, добродушное, с синеватыми точками въевшейся угольной пыли и лукавыми морщинками вокруг глаз.

— Ага, это вы, молодежь, — пробасил он, весело оглядывая посетителей из-под лохматых бровей. — Что ж, будем знакомы. Моя фамилия Зотов, зовут Иван Васильевич. Ну, а вас я знаю, — и, поглядев на Лену, добавил: — Извините меня, я вот с ним сначала потолкую.

Дверь кабинета закрылась за ними.

— Ну-с, Пересветов, итак, у вас произошла неприятная встреча?

Игорь понуро кивнул головой.

— Смотрите веселей, — улыбнулся Зотов. — Теперь это вас не должно пугать. Значит, Папашу видели?

— Видел.

— Что он делал?

— Дожидался какого-то типа.

— Где?

— У соседнего дома.

— Ну, а как дожидался? Что он — ходил, читал, курил или еще чем-нибудь занимался? Расскажите подробнее.

— Стоял и с одним парнем разговаривал. Я его тоже узнал.

— Кого? Парня?

— Да. Он за Зоей ухаживал. Она меня с ним и познакомила. Он на заводе работает и к их компании не принадлежит. Уверяю вас, я точно знаю.

— Гм… Как же его зовут и где именно он работает, тоже знаете?

— Конечно. Зовут Митей, фамилия Неверов. Работает на «Серпе и молоте».

57
{"b":"853","o":1}