ЛитМир - Электронная Библиотека

Провожаемый взглядами, Шухмин поднялся и молча вышел. Когда Цветков находился в таком настроении, всем лучше было помалкивать.

Только новый сотрудник Виктор Усольцев все же счел нужным заметить:

— Да, уважения к людям нам иногда не хватает.

Цветков взглянул на него поверх очков, которые он уже водрузил на нос, но, вопреки обыкновению, промолчал. Да и все сделали вид, что реплики этой не слышали.

Только Лосев обменялся взглядом со своим другом Игорем Откаленко.

Между тем Федор Кузьмич, достав из папки суточную сводку происшествий по городу, сухо произнес, все еще не остыв от раздражения:

— Так вот, значит, сводка, и что тут нас касается.

Он начал медленно читать, давая возможность слушателям усвоить каждое из происшествий, но, дойдя до событий у ворот завода по производству лимонной кислоты, сводку отложил и недовольным тоном произнес:

— Вот так оно и получается. Теперь, видите, Шухмина нет. А он на это происшествие как раз и выезжал.

— А что там все-таки произошло? — не утерпев, спросил Лосев.

— Ну, в общих чертах произошло вот что.

И Цветков коротко изложил то, что уже обсуждалось на оперативке у генерала, и в заключение добавил, сняв очки:

— Дело это у нас на контроле, но к себе забирать не будем: на раскрытие легко идет.

— Но интересно, — снова подал голос Лосев. — Зачем он все-таки наезд совершил?

— Задержим — узнаем, — мрачно откликнулся Игорь Откаленко. — Недолго ждать. Завтра домой вернется.

— То ли вернется, то ли не вернется, — покачал головой Лосев. — Он же думает: два убийства за ним. После этого не очень-то домой потянет. Не такой уж он дурак, я полагаю. Понимает, что ждут его там.

— Но груз-то все равно надо сдать, как положено, — вмешался Денисов. — Так что на фабрику они явятся.

— То ли явятся, то ли нет, — задумчиво повторил Лосев.

— Они, наверное, место происшествия и не осматривали, как положено? Раз все так ясно, — с упреком и чуть ревниво спросил Откаленко.

— По-быстрому, — недовольно ответил Цветков и снова водрузил на нос очки. — Это дело у нас на контроле, — и, взглянув поверх очков, добавил: — У тебя, Лосев. И еще заберешь к себе дело по Лесной. Там по-новому надо начинать. Потом зайдешь ко мне… с Усольцевым.

— Слушаюсь, — коротко откликнулся Лосев.

— А теперь дальше пойдем, — заключил Цветков.

И принялся снова все так же неторопливо читать сводку…

После окончания пятиминутки Лосев вернулся к себе в комнату и позвонил в районное управление капитану Егорову, давнему и доброму своему знакомому. Тот оказался на месте.

— Привет, Михаил Иванович, — бодро произнес Виталий. — Беспокоит Лосев.

— А-а, — простуженно пророкотал Егоров. — Значит, МУР нами, грешными, интересуется. Проверочку решили какую учинить или что?

— Да нет. Берем на контроль дело по наезду у завода лимонной кислоты. Ну, вчера который…

— Да помню я его! — досадливо воскликнул Егоров. — Жаль, выпустили мы его из города, сукина сына.

— А по трассе команду дали? Он через Тулу и Орел на Киев рванул, так что ли? На первый взгляд во всяком случае.

— Думаю, и на первый, и на второй. По трассе сигнал дали. Но опять, понимаешь, ничего не поступило.

— Где они могут сейчас быть?

— Сейчас?.. — Егоров, как видно, взглянул на часы. — Так. Десять тридцать пять. Выходит, в дороге они… — он подсчитал про себя. — Да часов шестнадцать.

Если ночь ехали… Где-то в районе Орла они сейчас, за ним, полагаю.

— Да-а… — с сомнением протянул Виталий. — И все его, выходит, пропустили, все посты ГАИ?

— Выходит, так.

— Что-то меня сомнение берет, Михаил Иванович…

— В части чего?

— В части их исчезновения. Из Житомира ничего не поступало? Вы запрос-то сделали?

— А как же. Пока ничего не поступало.

— Ладно. Держи связь, Михаил Иванович.

Виталий положил трубку и задумчиво уставился куда-то в пространство, барабаня пальцами по столу. Ох, что-то тут не то в этом странном происшествии. Старик вахтер явно что-то вдруг заметил или сообразил. И за это его убивают? А девушка? Девушку за что?

В комнату зашел Откаленко, расположился напротив Лосева за своим столом, придвинул к себе телефон и взглянул на Виталия.

— Соображаешь? — усмехнувшись, спросил он.

— Пытался. Пока тебя не было.

— Ну, ну. Я два звонка сделаю, и меня опять не будет. Вечером что делаешь?

— Дома сидим. Теща любимая больна опять. А у тебя какие предложения?

— Какие у холостого человека могут быть предложения? — снова усмехнулся Игорь.

— Самые легкомысленные, конечно?

— Ленка мне даст…

— Так женись на ней, чего лучше?

— Чего лучше не знаю… пока, — нахмурился Игорь.

Они были совсем разными, эти два парня. Даже внешне. Длинный, худой, с копной светлых волос, небрежно зачесанных назад, Лосев был элегантный, веселый и бодрый, добродушный и азартный. И совсем другой Откаленко — невысокий, плотный, с широченными покатыми плечами и ежиком темных волос, в черной рубашке и в неизменном сером пиджаке, всегда неторопливый, основательный. Они и в работе были разными, и потому Цветков охотно соединял их в одном деле, хотя в последнее время в отдел пришло много молодых сотрудников и Лосев тоже стал возглавлять бригады.

Располагал к себе Лосев сразу, часто с первой встречи, с первого взгляда, достаточно было увидеть его дружескую, открытую улыбку и веселые, искрящиеся энергией и задором глаза. А вот к Откаленко надо было приглядеться, привыкнуть, и все же не всякий проникался в конце концов к нему симпатией. Но от него исходила такая твердость и сила, что он добивался главного — ему верили, ему подчинялись, с ним трудно было не согласиться, так он был логичен и скрупулезен в рассуждениях и доводах. И когда Лосев и Откаленко работали рядом, вместе, то необычайно удачно дополняли друг друга.

Впрочем, и в самых житейских, самых личных проблемах взгляды их решительно не совпадали.

— В нашей работе, старина, должен быть спокойный и прочный тыл, если хочешь знать, — весело объявил Лосев, хотя и с явно лекторской интонацией, но сам как бы вышучивая ее.

— Тебе хорошо. Нашел, понимаешь, свою Светку. Ты еще одну такую найди, для меня, — усмехнулся Откаленко. — Все твои общие рассуждения — результат одной, собственной удачи. «Прочный тыл», — передразнил он. — Любой тыл может вдруг фронтом обернуться. Не знаешь примеров?

Игорь явно намекал на свой давний развод.

— А это, — запальчиво возразил Лосев, — одна, и тоже собственная, неудача.

— Одна? Ты оглянись, сколько их, — ответил Игорь. — Статистики не знаешь?

— Это по первому разу. Вторые браки гораздо прочнее. И вообще, ты не на статистике женишься, — засмеялся Лосев.

— Темный ты человек, — махнул рукой Игорь. — Одними эмоциями живешь. В наш век наука правит миром, понял?

— Ладно, — Виталий сделал примиряющий жест. — Значит, дело сводится к тому, чтобы найти тебе жену или ты в принципе жениться не согласен?

Игорь великодушно кивнул.

— Ладно, ищи. Там посмотрим.

— Так я давно нашел.

Виталий небрежно развалился в своем кресле, вытянув по привычке длинные ноги из-под стола и чуть не загородив узкий проход между ним и столом Откаленко.

— Ну, — Игорь подозрительно покосился на приятеля.

— Девушка эта проверена мною в самых экстремальных жизненных обстоятельствах, — с пафосом объявил Виталий. — Она преданна, она красива. На моих глазах мужчины… Ого, чего они только не делали.

— А ты позволял? — сердито спросил Игорь, на секунду отвлекшись от темы разговора. — Ты куда смотрел?

— А чего мне смотреть? — лукаво спросил Виталий. — Она свободный человек. Я и права никакого не имею. Вот взялся бы и смотрел.

— На службе все-таки была, — буркнул Откаленко.

Оба имели в виду одну далекую и сложную командировку Лосева и лейтенанта Златовой, за которую они получили в свое время благодарность руководства.

— Служба, между прочим, не пострадала, — все так же лукаво ответил Лосев. — А вот один заинтересованный гражданин вполне мог и пострадать. Впрочем, он еще пострадает, я уверен, если будет до бесконечности тянуть кота за хвост.

3
{"b":"854","o":1}