ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неизвестный террорист
Секта
Думаю, как все закончить
Двоедушница
Провидица
Ответ перед высшим судом
Убийство в переулке Альфонса Фосса
Чистая правда
Убийство Спящей Красавицы

Все болтали с увлечением, ели вкусные закуски, выпили по рюмке коньяку, и раскрасневшаяся Липа с восторгом предложила:

— Девочки, миленькие, за дружбу, ладно? Так хорошо, что вы все у меня, так хорошо, передать не могу. Ну, давайте, родненькие, давайте, еще по одной, за дружбу.

Выпили, конечно, и за дружбу.

— А где вы работаете, Леночка? — между прочим и вполне естественно поинтересовалась Нина, цепляя вилкой какую-то закуску.

— А! — небрежно махнула рукой Лена. — Мы с Риткой кончили одни курсы. Бухгалтерские. Она первые годы не работала. Муж, то да се. А потом попала на этот свой барахлянский завод. Ну, а я сразу очутилась в бухгалтерии ресторана, — она назвала один из крупных ресторанов. — Звали в трест, но я не пошла.

— Ну, у вас и тут богатые возможности, — снисходительно заметила Нина.

— Что вы! Одна нервотрепка.

— С моей прической вас всюду примут, как королеву, — объявила Липа. — Вот Инночке на ее телевидение уже письма присылают, — она прыснула. — «Редактору товарищу Уманской». Увидели на экране мою прическу…

— Ну, что вы, Липочка, — засмеялась Инна. — Нас не показывают в передачах.

— Уманской? — переспросила Нина. — Знакомая фамилия.

— Это артист есть, — сказала Липа. — Такой красавец, ты бы видела.

Нина усмехнулась, но ничего не сказала.

Веселая болтовня продолжалась.

Инна смешно, в лицах, рассказывала, как за ней тайком ухаживает один немолодой ее сослуживец, прячась от окружающих, и в особенности от своей супруги, которая работает в соседней редакции. Но все видят и смеются. И Инна тоже.

— А вы замужем, Леночка? — спросила Нина.

Лена тряхнула головой.

— Нет. Куда спешить?

— Правильно. Я тоже не спешу. Мужиков кругом столько… Но друг у вас, надеюсь, есть? Без этого тоже, знаете…

— Друг?.. Надеюсь, есть, — Лена невольно запнулась.

И тут же Нина бросила на нее исподтишка острый и почему-то недобрый взгляд, словно наткнулась она вдруг на что-то ей неприятное и чужое.

— Это как понимать: «надеюсь»? — насмешливо спросила она.

— Просто отношения до конца еще не выяснены, — улыбнулась Лена, ругая себя за невольную и совсем неуместную оплошность, и убежденно добавила: — Впрочем, конечно, это друг. А у вас есть?

— Ой, у Ниночки такой солидный… — Липа закатила глаза, но фразы кончить, однако, не успела.

— Есть, — резко перебила ее Нина. — Ты, Липа, не лезь, куда не просят.

Липа конфузливо смолкла, и разговор ушел в сторону.

А через некоторое время гости стали прощаться. Время было уже позднее.

— Я на машине и вас развезу, — объявила Нина.

— Ниночка, ты же выпила! — всплеснула руками Липа.

— Ерунда. Подумаешь, две рюмки, — Нина подмигнула. — Да меня любой шеф отпустит. Пошли, девочки, пошли.

В передней оделись. Липа долго прощалась, обнимая и расцеловывая каждую из своих гостей. Она была искренне растрогана.

Сначала завезли Инну, на Сретенку. Потом поехали в сторону Песчаной. Нина вела свои «Жигули» уверенно и быстро, легко обгоняя попутные машины, часто и бесцеремонно перестраиваясь из ряда в ряд, мешая другим, Лена невольно отметила про себя эту манеру. Говорили о пустяках. Нина была настроена чрезвычайно, даже подчеркнуто дружески.

На Песчаной Лена попросила заехать во двор и довольно путаными внутренними проездами, в полутьме вообще плохо различимыми, подъехали к одному из подъездов соседнего дома. Здесь Лена попросила остановиться.

— Знаете, Леночка, — решительно сказала Нина, выключив мотор и положив обе руки на руль. — Я вот что решила. Завтра у меня день рождения, представляете?

— Поздравляю.

— Не в том дело. Я вас приглашаю, дорогая. Вы мне необычайно понравились, слово даю. Будем дружить, а?

— Спасибо. Вы мне тоже понравились, — ответила Лена как можно искренней. — Попробуем дружить. И за приглашение спасибо.

Лена чувствовала: поединок продолжается, даже обостряется. Раза два или три, еще у Липы, она поймала на себе быстрый взгляд Нины, холодный, подозрительный, изучающий. За ним сразу следовала улыбка, самая дружеская и простецкая. Нет, Нина не питала к ней никаких дружеских чувств, не могла питать, они внутренне, невидимо, но неизбежно как бы отталкивались. Глубинный, почти физический антагонизм, который ни одна из них не в силах была подавить, ощущался ими обеими, Лена это чувствовала. Но Нина почему-то упрямо шла на сближение.

— Будет веселая, своя компания, — с упоением продолжала Нина. — На даче. Чувствуете? Туда, конечно, машинами. Я вас сама привезу и увезу, так что ни о чем не беспокойтесь. Тем более завтра суббота. Так что все олрайт. Эх, Ленок, — как будто невольно, в порыве нежности вырвалось у Нины. — Давай на «ты», а?

— Давай, — охотно согласилась Лена и даже улыбнулась в полутьме.

— Вот это по-нашему! — воскликнула Нина и обеими руками шлепнула по рулю. — Значит, заметано? Я за тобой после работы заезжаю.

— А мой друг? — засмеялась Лена. — Он знаешь какой?

Нина в ответ хитро погрозила пальцем.

— Еще неизвестно, друг он тебе или нет. Сама сказала. А у нас такие мужички будут, пальчики оближещь. Гарантирую.

— А Липа будет?

— Здравствуйте! Зачем нам эта старая корова? Так сговорено?

— Очень соблазнительно, — сказала Лена. — Знаешь, я тебе завтра позвоню на работу и все уточним. Не возражаешь? А то кое-что у меня уже на завтрашний вечер запланировано.

— Когда позвонишь?

— Когда хочешь.

— Звони в обед. Пиши телефон. Тут видно.

Над подъездом горела лампочка.

Наконец они расстались. Взревел мотор, и машина медленно скрылась за углом дома.

Лена проводила ее глазами и подумала: «Все очень странно как-то складывается». Ей стало вдруг почему-то неуютно, холодно, одиноко и немного страшно. Куда-то она вползала, вернее, куда-то ее втягивали.

В то утро Игорь Откаленко сразу после оперативки в отделе расположился у себя в комнате и на чистом листе бумаги выписал имена всех известных по делу лиц. Некоторые из них — Сева Глинский, Валерий Бобриков, Нина Сергеевна — были установлены и пока особых хлопот не требовали. Неприятно маячил где-то на горизонте вовсе пока неизвестный Лев Константинович, так ловко ускользнувший от наблюдения после встречи с Бобриковым у Нины Сергеевны. Но больше всего беспокоило сейчас Игоря, да и не одного его, конечно, то, что убийцы старика Сиротина, некий, пока не установленный, Дима и, главное, тот водитель, Семен, до сих пор разысканы не были. И ничего, по существу, о них пока неизвестно. Какие же ниточки вели к ним? Ниточки, тоненькие и ненадежные, вели пока что только к Диме. И первая из них — это Нина Сергеевна. Ею сейчас занимается Лена.

При мысли о Лене что-то тревожно защемило в груди у Игоря. Почему она не захотела с ним вчера встретиться?.. И голос был… какой-то чужой голос, страдальческий даже. Лена только хотела сделать его спокойным, почти равнодушным. Что с ней происходит? «Надо с ней поговорить, — в который уже раз подумал Игорь, — надо серьезно поговорить и все выяснить, все поставить на свои места. Или-или. Или они окончательно… Ну, ладно. Потом, потом». И Игорь поспешил прогнать все эти неуместные сейчас мысли. Он никогда не решался доводить их до конца.

Итак, вторая ниточка, ведущая к этому Диме, — Виктор Коменков. Им занимался Усольцев. Это уже интересно. Усольцев ничего не добился. Вернее, он утверждает, что Коменков Диму не знает, и ниточка тут никуда не ведет. Так он и доложил тогда. А Федор Кузьмич сказал, что здесь что-то не доработано. Игорь был согласен: что-то не доработал Усольцев здесь, а возможно, и что-то испортил. Никакого доверия, а тем более симпатии, он у Игоря не вызывал. Это Лосев с ним носится и Кузьмич тоже — молодые, мол, кадры, надо воспитывать. Тут всякую шваль, вроде того же Коменкова, не успеваешь воспитывать, а уж своих… свои должны приходить воспитанными и умелыми. Тоже не последнее дело. Тут все-таки МУР. Игорь не мог подавить охватившее его раздражение. Нет, в самом деле, приходят такие вот, вроде Усольцева, возись потом с ними. Впрочем, ладно. Сейчас надо думать о другом. Какие же еще ниточки ведут к этому Диме? Неужели только эти две?

47
{"b":"854","o":1}