ЛитМир - Электронная Библиотека

Игорь задумчиво посмотрел в окно, безотчетно вздохнул, потом не спеша закурил и пустил колечко дыма к потолку. В конце концов он решил, что больше пока никаких ниточек нет, только две. И тут же вспомнил, что Цветков велел Лосеву разобраться с визитом Усольцева к Коменкову. Да и самому Игорю отчет Усольцева не понравился. Что-то он не договаривал, мямлил и сам себе, вроде как бы, не верил. Что ж, придется, пожалуй, раз нет Лосева — Игорь лично проводил его вчера под вечер на вокзал и усадил в поезд, — заняться ему самому этим визитом, а главное, этим непутевым Коменковьш. Собранные о нем исходные данные сомнений не вызывали.

Тем более что Игорь отлично знал того участкового инспектора, который эти сведения дал. Сергею Митрофановичу можно было доверять. Но вот дальше все необходимо перепроверить, и немедленно.

Игорь энергично поднялся из-за стола, убрал бумаги в сейф и натянул пальто. Начиналась настоящая работа.

«Волка, как известно, кормят ноги… и зубы», — недобро усмехнулся Игорь, думая о Коменкове. Знает он этого Димочку, не может не знать, слишком уж близкие души; раз столкнувшись, должны были понравиться друг другу и найти общий язык.

Добравшись на метро до нужной станции, Игорь легко отыскал дом, где жил Коменков, и посмотрел на часы.

Было около одиннадцати. «Наверное, еще почивают, — насмешливо подумал Игорь, вспомнив сообщение Усольцева. — Не будем пока тревожить». Он неторопливо прошел мимо нужного ему подъезда, обогнул дом и зашел во двор.

Под неяркими, прохладными лучами солнца, робко пробивавшимися сквозь пелену серых облаков, двор выглядел неприглядно. Снег уже почти сошел, только где-то в углах, возле стен, видны были серые его островки, на черной земле обнажились остатки прошлогоднего мусора.

Уныло покачивались над головой высокие, без листьев деревья, вокруг пустой детской площадки топорщились прутья кустарников, на грязном асфальте перепутались следы колес, а вереница разноцветных машин протянулась вдоль всего дома. У подъездов, на скамейках, кое-где уже сидели старушки, вяло беседуя о чем-то. Игорь обратил внимание, что каждый подъезд выходил одновременно и на улицу, и во двор. Он не спеша отыскал нужный ему подъезд и, обнаружив возле него на скамейке двух старушек, устало опустился невдалеке от них. Старушки метнули в его сторону любопытные взгляды, но тут же, видимо, ничего интересного в новом человеке не обнаружив, вернулись снова к своему разговору. Одна продолжала рассказывать:

— …Он и говорит: «Не имеете права выводить собаку без намордника». А Сергей-то Сергеич ему: «Так, ведь, она же в жизни никого не укусила. Вы же знаете». «Я-то, говорит, знаю, а другие не знают и пугаются». А Сергей Сергеич говорит: «Ее только пьяные пугаются».

— Она пьяных страсть, как не любит, — вставила другая старушка. — Вон от Витьки из сто шестнадцатой надысь выкатились, так она одного за штаны.

— Ну, так он ее сперва ногой пнул. Тут уж кто хошь за штаны хватит. И не за штаны она его, а за пальто. Тот крик и поднял: мол, заграничное, из «Березки», где хозяин? Ну, Витька его обратно с девицей затащил. Остальные убрались.

— А пальто-то и в самом деле заграничное, иль так?

— Анастасия Григорьевна сама видела. Чай, не старая, как мы с тобой. Перед ней все и было. Чего уж еще?

— Сергей-то Сергеич, небось, переживает? Уж такой хороший человек.

— И Альма у него хорошая. Сторож, — старушка покосилась на Игоря.

Он счел момент подходящим и сказал:

— А вот у моего товарища собака, Дон зовут, так сынишку во дворе стережет. Пять лет ему. Со двора ни на шаг не выпустит.

Старушки с новым любопытством посмотрели на Игоря, и, видимо, внешность его вызвала у них доверие, потому что одна из старушек сказала:

— А у Сергея Сергеевича собака, Альма эта, хоть и огромадная, во, — она подняла руку, — а добрая, ужас какая.

— Так вот я и говорю, — вмешалась другая старушка. — То пальто-то из «Березки» было. Хорошо, Анастасия Григорьевна к случаю оказалась. Она же в мастерской работает. Ну, и сказала тому Витькиному приятелю: значит, так, мол, и так, можно ваше пальто заштопать совершенно незаметно.

— И заштопала? — с интересом спросил Игорь.

— Само собой. Делов, говорит, тут на пять минут. Приезжайте, мол, завтра. Ну, он назавтра и приехал. При нем и сделали. Анастасия Григорьевна после рассказывала.

— Эх, и мне бы надо, — вздохнул Игорь. — А то испортил пиджак недавно, за гвоздь задел. Новый пиджак, главное.

— Так вы туда же, в Столешников переулок, — посоветовала старушка. — Там же мастера, вмиг и дешево.

Беседа некоторое время текла все так же оживленно и разнообразно. Потом одна из старушек ушла, вскоре простилась и другая.

А через некоторое время из подъезда вышел высокий седой человек в кожаном пальто и шляпе, полное, загорелое лицо его было открыто и симпатично. Есть такие безошибочно добрые, благородные лица. А рядом с ним шла большая, видимо, старая собака с умными, слезящимися глазами. Мужчина, кряхтя, опустился на скамью недалеко от Игоря, и вскоре состоялось новое знакомство. Как и предположил Игорь, человек этот оказался тем самым Сергеем Сергеевичем, о котором с такой похвалой отзывались старушки. Сергей Сергеевич, будучи человеком серьезным и заслуживающим всяческого доверия, не отказался взглянуть на некую фотографию, а точнее фоторобот, и подтвердил ее почти полную тождественность с пьяным молодым человеком в заграничном пальто.

Не успокоившись на этом, Игорь тут же отправился в Столешников переулок и отыскал мастерскую, где делали незаметную штопку. Там не только опознали человека, которому, действительно, на днях штуковали серое заграничное пальто, но и нашли квитанцию, хотя обычно за такую пустяковую работу квитанцию не выписывают.

— Что-то меня, знаете, стукнуло, — сказала немолодая, рыжеволосая приемщица.

— Что именно? — поинтересовался Игорь.

— Такой, знаете, шустрый, быстроглазый, хитренький. Кто его знает, что от него ждать, — пояснила приемщица.

«Во, физиономисты, — восхитился про себя Игорь. — Профессиональное это у них».

В квитанции, которую отыскала приемщица, стояла фамилия клиента: «Шанин».

Однако это все было только полдела. Ловить Коменкова на знакомстве с Димочкой Шаниным Игорь не собирался. Чтобы тот же Димочка через час узнал, что им интересуются? Только этого не хватало. И еще неизвестно, что тут напортачил Усольцев. Ведь вот знает же Коменков этого Димочку, знает и дружит, а Усольцев уверял, что не знает и уж подавно не дружит. Выходит, обвел его Коменков. Что же он еще ему наговорил? А главное, что этот Усольцев наговорил Коменкову? Об этом Игорь подумал уже не только с раздражением, но и с тревогой. Ну, дал бог помощничка! Теперь придется еще и за ним все исправлять, что, конечно, возможно исправить.

Все эти мысли досаждали Игорю и портили ему настроение, пока он добирался до клуба, где сейчас работал Виктор Коменков. Домой к нему Игорь решил не заходить. Усольцев уже этот путь, конечно, испортил. Да и вообще лучше в таких случаях не повторяться. А кроме того, визит в тот клуб сулил и кое-какие дополнительные сведения.

Время было обеденное. Утром Игорь, как всегда, проглотил на скорую руку чашку кофе с каким-то бутербродом и сейчас был голоден, как волк. Поэтому постепенно мысли его все больше сосредоточивались на том, удастся ли ему в этом клубе, куда он едет, что-нибудь пожевать, должен же там быть хоть какой-нибудь буфет.

И снова голубой подземный экспресс нес его чуть не на другой конец Москвы. Затем пришлось еще три остановки проехать в троллейбусе. И, наконец, Игорь очутился перед большим, новым и очень красивым зданием Дома культуры. «Ишь, куда, подлец, забрался», — сердито подумал Игорь, словно своим присутствием здесь Коменков порочил эту красоту. Игорь между тем поднялся по широченной каменной лестнице к сверкающей фаланге зеркальных дверей.

В огромном, увешанном красочными афишами, пустом сейчас и гулком вестибюле Игорь спросил у пожилого седенького вахтера, который при виде его отложил газету и встал, как найти заместителя директора, и заодно, вроде бы между прочим, осведомился о буфете. Старичок вахтер, которому Игорь представился как инспектор Управления культуры Мосгорисполкома, дал все необходимые разъяснения. Буфет, оказывается, работал. И заместитель директора только что туда прошел. Фамилия его была Грубин и звали Александр Осипович. Вахтер даже описал его внешность: толстый, в очках и лысый. Этого было вполне достаточно.

48
{"b":"854","o":1}