ЛитМир - Электронная Библиотека

— Будет сделано, как положено, — туманно и солидно обещал Игорь. — Не сомневайся.

Они простились.

День уже клонился к вечеру.

Игорь поехал в управление. Устал он изрядно. На первый взгляд, пустая болтовня с этим типом потребовала, однако, немало сил. Да и по городу он в этот день покрутился достаточно. Но в отделе побывать было надо. Во-первых, требовалось доложить Кузьмичу обо всем, что он узнал. А узнал Игорь немало. Заодно поинтересоваться новостями. Может, звонил Лосев? И кажется, что-то интересное вертится у Лены. Втайне Игорь рассчитывал увидеть ее, так, как бы случайно. Звонить он ей не собирался. После вчерашнего телефонного разговора настроение до сих пор было изрядно испорчено. Почему это она вдруг не захотела встретиться? И голос был какой-то странный.

А он-то начинает к ней привыкать. И еще ему кажется, что… Ну, об этом потом. Еще будет время.

Так размышляя, Игорь сначала на троллейбусе, а потом на метро добрался до площади Пушкина и уже пешком отправился на Петровку в густой толпе прохожих: рабочий день заканчивался.

Подходя к управлению, Игорь подумал, что отдельно надо будет поговорить с Цветковым об Усольцеве. И тут Игоря разобрала злость: «Гнать таких в шею».

Игорь не стал ждать лифта, а торопливо взбежал по широкой лестнице на третий этаж.

В отделе, однако, он никого из своей группы не встретил, кроме Пети Шухмина. Цветков, оказывается, тоже уже уехал.

— Златову не видел? — деловито и сухо спросил Игорь.

— Гуляет, — таинственно усмехнулся Петр. — В гостях сегодня.

— Это где же?

— У Липы, помнишь? — ответил всезнающий Шухмин. — Кузьмич санкционировал.

Таким образом, все дела откладывались до завтра.

Игорь отправился домой. Настроение было тоскливое и какое-то тревожное. Завтрашний день представлялся почему-то туманным и опасным.

Лена позвонила Нине, как и условились, в обед. Нину позвали к телефону тут же, и она весело осведомилась, словно ждала:

— Ленок?

— Я, Ниночка. Если ты не передумала, то едем тебя чествовать.

— О, чудесно! Куда за тобой заехать?

— А в котором часу ты заедешь?

— Часов в шесть, тебя устроит?

— Прекрасно. Буду ждать около дома. Адрес, надеюсь, помнишь?

— Ты, все-таки, напомни. Темно было. Помню, Песчаная. А дом?

Лена назвала номер соседнего дома и нерешительно, словно стесняясь, добавила:

— Только я с другом, ты не возражаешь? Не осложняй мне личную жизнь, умоляю.

Она засмеялась.

— С другом? — Нина помедлила. — А он откуда?

— Из сферы обслуживания, — снова засмеялась Лена. — Обслужит, если надо, и нас. По первому классу, ты не сомневайся.

— А зовут как?

— Петр. Я тебя уверяю, ни одну компанию он еще не испортил.

Так было условлено утром с Цветковым. Лену должен был сопровождать Петя Шухмин, весельчак, заводила и «свой» парень, который располагал к себе всех с первой же встречи и, между прочим, чемпион московского «Динамо» по самбо.

— Что ж, поглядим, — задумчиво протянула Нина. — Только давай так. Ты со мной поедешь, нам еще за двумя девчонками заехать придется. А он поедет с ребятами, хорошо?

Тут упрямиться было уже глупо, и Лена охотно согласилась.

— Идет. Значит, мы вас ждем.

Лена повесила трубку и с улыбкой посмотрела на сидевшего тут же Шухмина.

— Ну, гляди, Петро. Изволь быть сегодня душой компании. А то хозяйка сильно засомневалась прежде, чем тебя позвать.

— А я всегда душа компании, — беззаботно откликнулся Шухмин. — Ты меня еще не знаешь, товарища Лосева предпочитаешь.

Петр намекал на ее прошлогоднюю командировку с Лосевым и деликатно обходил вопрос об Откаленко. Лена передала ему свой разговор с Ниной, и Петр недовольно спросил:

— Зачем это она нас разделяет?

— А зачем тебя к другим девушкам везти?

— Ну, тоже верно.

— Значит, встречаемся здесь в семнадцать часов, — сказала Лена. — И едем ко мне. Форма одежды парадная, не забудь.

— Слушаюсь. В семнадцать часов и форма парадная, — бодро и весело откликнулся Шухмин, поднимаясь. — А сейчас разрешите удалиться, мать-командирша?

— Вот Лосев никогда надо мной не смеялся, учти, — заметила Лена. — Хотя был всего лишь братом, а не возлюбленным. А ты сразу принял какой-то иронический тон. Друг задушевный называется. Да ты должен на меня весь вечер смотреть влюбленными глазами и угадывать каждое мое желание.

— Знаю, знаю, — проворчал Петр. — Я что, по-твоему, не влюблялся никогда? Побольше твоего, будь уверена. Я и сейчас влюблен, если хочешь знать.

— Ну, и веди себя соответственно. Ох, женщинам такие номера даются легче.

— А я тебя на соревнование вызываю, — весело объявил Петр. — Вот я уже угадал первое твое желание: чтобы я быстрее уматывал. Верно?

— Совершенно верно. И готовься.

— Между прочим, — назидательно произнес Шухмин, — ты тоже обязана смотреть на меня влюбленными глазами. Хотя это не так трудно. Ну, я пошел.

Петр приветственно махнул рукой, и громадная, с виду неуклюжая его фигура мгновенно исчезла за дверью.

Лена с улыбкой проводила его глазами и покачала головой. Ей показалось диким смотреть на Шухмина влюбленными глазами. И она невольно вздохнула. Игоря она сегодня так и не встретила.

С Игорем встретился позже, уже в столовой, Шухмин.

На этот раз они вместе торопливо пообедали, занятые каждый своими делами.

— Что прикажешь передать Лене? — лукаво осведомился Шухмин.

— Чего? — не понял Игорь.

— Вечером мы с ней будем в одной компании, — как можно небрежнее сообщил Петр. — Так что, могу передать, если надо. Во время танца. — Он засмеялся.

— Какая еще компания? — нахмурился Откаленко.

— Сам пока не знаю.

— Чего болтаешь?

— Я не болтаю, — уже серьезно возразил Петр. — Задание, понятно?

— Понятно.

Однако ничего понятного в словах Шухмина не было, но Игорь от вопросов, как всегда, воздержался. Некоторое время оба молчали, занятые едой. Потом Шухмин поинтересовался:

— Что, Лосев не звонил?

— Нет.

У Игоря почему-то еще больше испортилось настроение.

Петр, казалось, ничего не заметил. Он вздохнул и сказал, отодвигая в сторону пустые тарелки и стакан из-под компота:

— Чего у него там крутится, интересно знать. Подпольный цех, что ни говори, для нас объект новый и малопонятный. Согласен? — И, видя, что Откаленко не расположен продолжать разговор, заключил. — Ладно. Бывай.

Они расстались.

А под вечер Шухмин встретился с Леной, и они поехали к ней на Песчаную. По дороге, оглядев Петра, Лена одобрительно улыбнулась:

— Ну, молодец. Вид, какой требуется.

Надо сказать, что обычно, и к этому все уже давно привыкли, Петр не очень заботился о своей наружности, будучи абсолютно уверенным, что любая девушка, которая ему понравится, будет и так к нему благосклонна, а мнение всех остальных его мало интересовало. Галстук Петр вообще не признавал и обычно носил его в кармане на случай вызова к высокому начальству или какого-либо ответственного визита. Никакой воротничок, казалось, вообще не сходился на его могучей шее. Да и обычный рабочий костюм выглядел на нем всегда мешковато и неуклюже. Но на этот раз Петр успел принарядиться и даже надел галстук. Кроме того, на нем оказалась шляпа вместо обычной, мятой кепки, и это окончательно покорило Лену.

— Неотразим, — заключила она.

— Ага, теперь ты смеешься? — обличительным тоном спросил Петр и бодро констатировал: — Значит, один ноль.

Они приехали вовремя, даже чуть раньше, чем было условлено. И некоторое время, болтая о пустяках, прогуливались возле дома. Мимо них сновали прохожие, проносились троллейбусы и машины. Песчаная становилась все более оживленной улицей.

— Ты ее машину помнишь? — спросил Петр.

— Не очень. Темно было. «Жигули». По-моему, шестая модель. Темная, и белый номер. Две последние цифры три и шесть, — и без всякого перехода она спросила. — Интересно, она что-нибудь задумала или нет, как ты полагаешь?

51
{"b":"854","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тихий человек
Что посеешь
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
Сказки для сильной женщины
Восемь обезьян
Запах Cумрака
Музыка ветра
Сама себе психолог
Анонс для киллера