ЛитМир - Электронная Библиотека

— Открывай немедленно, — резко приказал Виталий, еле сдерживая волнение. — Что же ты стоишь?

— Так нет же ключа. Он унес.

— Ну, давай что-нибудь, черт возьми. Отожмем и баста, — торопился Виталий. — Давай, давай. Сейчас, милая, сейчас, — глухо сказал он уже через дверь Лене.

— Вот, — Вова протянул ему топор.

— Сойдет.

Виталий вставил в дверную щель, около замка, острое лезвие топора и с силой нажал. Тонкая дверь скрипнула и отошла.

— Вот так, — удовлетворенно констатировал Лосев. — Не швейцарский банк, как видите. Ну, ты где?

Он распахнул дверь, и Лена кинулась ему на грудь.

— Ну, ну, сестренка, спокойнее, — погладил ее по голове Лосев, сам стараясь успокоиться, и обернулся к Вове. — Тащи ее пальто.

— Сейчас.

Вова торопливо поднялся по лестнице и через минуту скатился вниз, держа в руке пальто.

Сверху доносились музыка и гомон голосов.

— Так, — сказал Лосев, когда Лена оделась. — Пошли, Володя, назад. Тем же путем. Там посоветуемся. Дело в том, что нам надо тихо изъять отсюда двух человек.

Взломанную дверь кое-как прикрыли, чтобы не бросалась в глаза, и Вова вывел Лосева и Лену во двор. Когда они обогнули дачу, Лосев спросил Вову:

— Которая их машина? Ну, тех, которые последними приехали, с девицей.

— Вот она, — указал Вова.

Лосев подошел к машине, внимательно осмотрел ее, подергал дверцы, потом тихо свистнул. Через минуту из темноты неслышно появился Пенкин.

— Гриша, открой эту машину, будь добр, — попросил Виталий.

Пенкин сунул руку в карман, достал что-то и вставил в замок. Раздался короткий скрежет, и дверца распахнулась. Лосев нагнулся, пошарил по сиденьям и наткнулся там на женскую сумку с длинным ремнем и маленький, в кожаном футляре, приемник. Все это он засунул под переднее сиденье водителя. Затем выпрямился и сказал:

— Вот так. Порядок. Теперь, Володя, возвращайся. И скажи этим двум голубчикам, что ты задержался, потому что они забыли запереть машину. Тихо только скажи, чтоб другие не слышали. Пусть они выйдут, закроют ее и проверят, ничего ли не пропало. Сумеешь так сделать, не сдрейфишь?

— Вова — хороший человек, — сказала Лена. — Он все сделает.

— Этого сейчас мало, — усмехнулся Лосев.

— Да сделаю я все, — досадливо произнес Вова. — Ждите.

Он торопливо направился к даче.

А Лосев сказал Лене:

— Ты, сестренка, иди на улицу, там, справа от ворот, у забора, стоит мотоцикл. Забирайся в коляску и жди нас. Быстренько.

— Я с вами.

— Чего? Ты здесь была без нас, теперь мы будем без тебя. Давай, давай, милая, — и вдруг, не удержавшись, Виталий спросил изменившимся голосом: — Кто тебя здесь обидел?

Лена зябко повела плечами.

— Попробовал обидеть.

— Ага. Кто ж такой?

— Глинский.

— Так, так. Старый знакомый.

— Он просто зверь.

— Эх, первый раз жалею, что я блюститель закона. Так хочется его нарушить, — зло процедил Лосев и уже другим тоном заключил: — Ну, все. Беги и не оборачивайся. Исполняйте приказ, лейтенант.

— Ox… — вздохнула Лена и пошла к воротам.

В этот момент распахнулась дверь на высоком крыльце, и по ступенькам сбежали два человека, один в пальто, другой в куртке.

— Я беру первого, — шепнул Виталий, отступая в темноту.

Люди подбежали к машине, и тут же первый из них был опрокинут на землю. Это был Дима.

Но второго человека так просто опрокинуть не удалось. Пенкин сплоховал и, не удержавшись, тоже упал, увлекая на землю и своего противника. И тогда Виталий с размаху ударил сопевшего, барахтавшегося возле него Смолякова. Но за секунду до этого тихо вскрикнул Пенкин.

— Гриша, ты что? — тревожно окликнул его Лосев.

— Ничего… — сквозь зубы процедил Пенкин.

— Вяжи его ремнем.

— Не могу…

— Ложись на моего, — приказал Лосев.

Через минуту связанных Шанина и Смолякова втащили на заднее сиденье машины.

— Стой, — сказал Виталий, задыхаясь. — Я Шанина обыщу. Ключи нужны.

Он снова вытащил Диму из машины и стал обшаривать его карманы. Пенкин, скрючившись, прилег на капот машины. А Лосев, нервничая, не сразу попал в темноте в карманы Шанина.

И в этот момент незаметно для всех из машины выполз Смоляков. Он тихо пролез под машину, вынырнул по другую ее сторону и, встав на четвереньки, задерживая дыхание, торопливо уполз в кусты. Там он поднялся на ноги и все так же тихо стал красться в дальний конец участка, потом перелез через забор и побежал.

Лосев прислушался, пружинисто вскочил на ноги и тотчас понял, что произошло. И одновременно он понял, что не догонит в темноте Смолякова.

— Ушел?.. — хрипло спросил Пенкин.

— Ушел, — ответил Виталий и в свою очередь спросил: — Что с тобой, Гриша?

— Ножом… ударил…

— Залезай в машину. Можешь?

— Могу…

Виталий помог ему забраться на заднее сиденье, туда же затащил связанного Шанина и уже собрался сесть за руль, когда из дачи выбежал Вова.

— Ну, как? — спросил он.

— Один тут, другой удрал, — ответил Виталий. — Ранил вот его и удрал. Ты скажи им так…

— Все пьяные.

— Ну, и хорошо. Ты потом им скажи, утром, что эти двое поссорились и уехали. Понял?

— А если…

— Второй теперь не вернется. Теперь его, гада, искать придется, ой-ой, где. А тебе спасибо.

— Где Лена?

— Сейчас мы ее прихватим. А мотоцикл через час заберут. Иди, открой ворота.

Вова побежал к воротам.

Тихо заурчал мотор, и машина медленно выползла на улицу.

Выехав из поселка на шоссе, Лосев вскоре увидел пост ГАИ. Он подъехал к нему. Один из инспекторов, посмотрев его удостоверение, сказал:

— Тут ваши товарищи попали в аварию. Пьяный водитель грузовой машины. Доставлены в Москву. Еще счастливо отделались. Но операция сорвалась.

— Ну, ну, капитан, — ответил Лосев и крепко вытер ладонью лицо. — Операция продолжается.

ГЛАВА VI

Первые удары

Около двенадцати часов на следующий день вся группа собралась у Цветкова. Были здесь и Откаленко с Шухминым. К счастью, они отделались только ушибами во время аварии на шоссе. Удар грузовой машины получился скользящим, к тому же обе машины шли в одном направлении, и «Волга» оказалась как бы снесенной в кювет. Сейчас у Игоря видна была лишь белая наклейка на щеке и небольшой синяк под глазом, а у Шухмина такая же наклейка красовалась на лбу, но Петр заметно хромал.

— М-да… — недовольно процедил Цветков, оглядев обоих. — Хорошо еще так отделались.

— Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь, Федор Кузьмин, — бодро ответил Шухмин.

А Лосев насмешливо прибавил:

— Потери налицо, а что ты, интересно, нашел в том кювете?

— Тебе бы там поискать, — сердито ответил Петр.

— Зачем? Я в это время вот что нашел, — Виталий, улыбнувшись, кивнул на сидевшую тут же Лену.

— Одного лейтенанта нашел, а другого чуть не потерял, — не остался в долгу Шухмин.

И все сразу стали серьезными.

— Как он, узнал? — обращаясь к Лосеву, строго спросил Цветков.

— В госпитале, — вздохнул Виталий. — Ножевая рана. Но опасности для жизни нет. Сегодня меня к нему пустить обещали.

— М-да… — снова еще недовольнее покачал головой Цветков. — Плохо получилось. Дорого заплатили. Правда, Лосев действовал в неожиданных обстоятельствах.

— И действовал правильно, — хмуро вставил Шухмин. — Преступников установил и нашу задачу заодно выполнил.

— Действовал правильно до момента задержания, — возразил Цветков. — А вот тут поторопился. Надо было разобраться и взять на себя Смолякова.

— Точно, — Виталий досадливо ударил кулаком об ладонь. — Поторопился.

Лена сидела внешне вполне спокойная и время от времени украдкой поглядывала на угрюмо молчавшего Откаленко. Она уже знала, что произошло после ее исчезновения, и все, что с ней самой случилось, почему-то сразу отступило на второй план. Она так ярко представила себе, что должны были пережить в тот вечер ее товарищи, сколько она доставила им волнений, что сейчас была полна нежной и виноватой благодарности ко всем им. А Игоря ей было так нестерпимо жалко, что она еле удержалась, чтобы не сесть с ним рядом, не сказать тихо хоть два слова, самых важных, самых, как ей казалось, нужных ему сейчас. Но она знала, что Игорь — самолюбивый, скрытный и сильный человек — никогда ей этого не простит. И заставила себя этого не делать.

57
{"b":"854","o":1}