ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время злых чудес
С любовью, Лара Джин
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Мир, который сгинул
Коготь и цепь
Подсознание может все!
Плейлист смерти
Пока тебя не было
Город. Сборник рассказов и повестей

— Вы ее изъяли?

— Непременно. Вот она, фальшивка, — Эдик помахал в воздухе злополучной доверенностью. — Все, как в твоем случае.

— Так. Первым делом, — Виталий задумчиво побарабанил пальцами по столу, — давай обе доверенности на почерковедческую экспертизу отправим. Может, одной рукой написана?

— Я тебе пока сам скажу, — самоуверенно объявил Эдик. Давай свою.

Он положил обе доверенности рядом. Лосев, не утерпев, поднялся со своего места и склонился над плечом Албаняна.

— Ото! — почти одновременно воскликнули оба, лишь взглянув на доверенности, и многозначительно переглянулись.

— Никакой, понимаешь, экспертизы не надо! — воскликнул с энтузиазмом Албанян. — А?

— М-да. Только для порядка, — согласился Виталий. Одна рука писала.

Однако это открытие пока мало продвигало расследование, хотя стал ясен опасный масштаб дела и сама преступная группа оказалась куда больше, чем можно было в начале предположить.

— Если приезжают разные люди, — сказал Албанян, — значит, должен быть главарь, — и без всякого перехода спросил: — Следователь у тебя из прокуратуры?

— А как же? Убийство.

— Ясно. Но сейчас давай вдвоем помозгуем. Потом доложим. Пока идет розыск — это наш хлеб.

— Хлеб общий, — махнул рукой Виталий. — И не сладкий. Ты мне вот что скажи: как этот отпуск груза оформляется?

— По доверенности, ты же видишь?

— Это понятно. А разве любое предприятие может такую доверенность оформить? Тут ведь какая-то плановость есть.

— Само собой, — кивнул Эдик и, расположившись поудобнее, достал сигарету. — Вот гляди, — он закурил. — Для производства, допустим, кондитерских изделий нужна лимонная кислота, так? И кондитерская фабрика заранее знает, что она является фондодержателем этой кислоты на таком-то заводе, где она производится.

И только там фабрика эту кислоту может получить в течение данного года, причем определенное количество тонн. Все, понимаешь, планируется.

— Выходит, эти жулики заранее знали, какая в Москве требуется доверенность, от какого предприятия?

— Выходит, так.

— А откуда они это могли узнать? Кто им мог дать такую информацию? Ведь постороннему человеку ее не дадут, например, в министерстве… какое тут может быть министерство?

— Пищевой промышленности, — подсказал Эдик и добавил: — Ясное дело, никто там этой информации постороннему человеку не даст. Тут свой человек нужен.

— Свой или… не свой, но… так, так, так, — задумчиво произнес Лосев и снова спросил. — Ну, а на заводе, производящем эту самую кислоту, знают всех своих фондодержателей?

— Само собой, — пожал плечами Албанян и, многозначительно подняв палец, добавил: — И знают, кто и сколько уже выбрал из своего фонда в этом году, — затем подумал и сказал: — Тогда есть еще один возможный источник информации. Сами фондодержатели. Допустим, та же кондитерская фабрика. Достаточно иметь своего человека там в бухгалтерии, чтобы вовремя состряпать доверенность и получить строго фондируемую кислоту.

— Да, пожалуй, ты прав. Это третий канал информации, — согласился Лосев.

— Но ты, понимаешь, обрати внимание! — возмущенно воскликнул Эдик. — На чем все эти опаснейшие преступления держатся. Исключительно на безответственности, формализме и равнодушии, полнейшем равнодушии!

Вот я его спрашиваю, там, в бухгалтерии: «Как вы доверенность читали? Ведь в штампе неверно названо это Ивановское объединение».

— Жулики тоже знают, с кем имеют дело, — вставил Виталий.

— Точно! — Эдик сделал выразительный жест, словно поймал Виталия на слове. — А этот деятель в бухгалтерии на меня таращится и говорит: «Да кто же штампы по буквам читает? Тем более они всегда слепые». Я говорю: «Ну, а почему вы отпустили пять с половиной тонн пряжи из фонда следующего квартала? Бывало так раньше?». «Могу посмотреть, — говорит. — Но вообще это не моя компетенция». «Так вы бы посоветовались с теми, чья это компетенция», — говорю. «Что вы, — отвечает, — если я по каждому такому случаю буду еще советоваться… да у меня и так работы выше головы». А у самого на столе, под папкой, «Футбол-хоккей» лежит, я же вижу. Вот так и работают. Это не десятка летит, не сотня, не тысяча даже.

Эдик вскочил и заходил по кабинету.

— Да… Воспитывать людей надо, — вздохнул Лосев.

— Воспитывать? — Эдик остановился перед ним, сунув руки в карманы, и иронически посмотрел сверху вниз. — Судить надо.

— Нет, воспитывать, учить добросовестности, со школы учить, с детского сада даже.

— Эх, философ, — Эдик с сожалением посмотрел на Лосева.

— Слушай, — спросил Лосев, занятый своими мыслями. — А куда они столько кислоты девают, как ты думаешь?

— Я, дорогой, не думаю, я знаю, — важно объявил Албанян. — Они ее дельцам подпольным продают. Такая, понимаешь, водится мелкая порода жуликов, но очень вредная. Гонят, понимаешь, левый товар. Ну, левый товар, это ты понимаешь?

— Это теперь уже всякий понимает, — усмехнулся Лосев. — И большой с этого доход у них?

— Ого! Нулей больше, чем пальцев на руке. И потому за сырье они могут отвалить в два, в три раза больше, чем оно стоит.

— Ничего себе, мелкая порода! — обеспокоенно воскликнул Лосев. — Но куда они могут сбыть эту лимонную кислоту здесь, в Москве?

— Почему же только в Москве? Как раз удобнее сбыть ее где-нибудь подальше.

— Я пока исхожу из того, что они из Москвы выскочить не успели.

— Это почему «не успели»? Номер поменяли и успели.

— Нет, — усмехнувшись, покачал головой Виталий. — Не все так просто. Во-первых, номер сразу не поменяешь, чтобы никто не видел. Надо место подходящее найти, где-то спрятаться. А тут, глядишь, и вечер настал, даже поздний вечер. На вылетных шоссе машин стало мало, значит, каждой машине больше внимания. А они знают, все посты ГАИ предупреждены.

— Так, ведь, номер другой!

— Не в одном номере дело. Им страшно, понимаешь? Они только что убийство совершили. А у них крыло сильно помято, на нем краска от ворот, серебристая на зеленом, очень заметно. И путевой лист тоже не в порядке. Листы, вернее. К каждому госномеру у них свой путевой лист должен быть. В тот, с фальшивым знаком, у них вписан был на заводе груз — лимонная кислота. А в другой путевой лист, где настоящий номер стоит, что-то другое было вписано, так? Выходит, если на выезде из Москвы ГАИ их остановит и начнет проверять, — сгорят. Нет, они наверняка побоялись по полупустому шоссе из Москвы выезжать.

— Однако шанс был все-таки?

— Но страха больше. И потом, что значит «был шанс»? Это значит, что кто-то из наших людей, в данном случае инспекторов ГАИ, плохо сработает, невнимательно, равнодушно, так? Да, это может быть. Эх, как бы мне хотелось на сто процентов верить в каждого из них! В каждого! Понимаешь?

— В каждого из нас, дорогой, — весело поправил Албанян. — Так точнее. Ну, конечно, кроме тебя и меня. В нас можно быть уверенным на сто пятьдесят процентов, верно?

— От скромности ты не умрешь, — улыбнулся Виталий.

— Не в том дело! — возбужденно воскликнул Эдик. — Я сюда пришел знаешь почему? От злости. Ты знаешь, я ВГИК кончал. Экономический факультет, конечно. Режиссером не собирался быть, оператором тоже, актером тем более.

— А напрасно. Из тебя бы актер получился.

— Из меня кое-что другое получилось, — зловеще произнес Эдик. — Я, дорогой, когда помдиректора картины на «Мосфильме» стал работать, мирового жулика в директора получил. Фокусник был. Из воздуха деньги делал и в карман себе клал. Я уследить не мог, слово даю. Вот такой мне гений, понимаешь, попался. И тут я обозлился. Я человек гордый.

— Ого! Знаем.

— Ну, вот. И я дал себе слово, понимаешь.

— И стал асом. Грозой, так сказать, — засмеялся Виталий.

— Именно, — вполне серьезно согласился Эдик. — Так можно после этого в меня верить, я тебя спрашиваю? Тем более что злости у меня за это время прибавилось.

— Согласен! А пока скажи: куда они могут в Москве эту кислоту сбыть?

7
{"b":"854","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
На подступах к Сталинграду
Эта свирепая песня
Одно целое
Конфедерат. Ветер с Юга
Задачка для попаданки
Земля лишних. Побег
Развитие эмоционального интеллекта: Подсказки, советы, техники
Бегущая с Луной. Как использовать энергию женских архетипов. 10 практик
Серафина и расколотое сердце