ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это уже неважно, — ответил Виталий, встречаясь с ним взглядом. — Вспомнишь потом.

Анашин, не выдержав, первым отвёл глаза.

— Вечером, — продолжал Виталий, — ты встретился с Лучининым. И вы пошли к реке…

— Не пошли! — крикнул, выпрямляясь, Анашин.

— Глупо отрицать. Вас же видели. Ты помнишь ту девушку?

— А я!.. Ничего не знаю!.. Понял?! И катись ты!..

Анашин весь напрягся, подался вперёд, схватившись побелевшими пальцами за край стола, словно готовясь прыгнуть на Виталия. Его трясло от ненависти. И тут Виталий не выдержал.

— Что?! — крикнул он. — Хочешь кинуться?! Хочешь ударить?! Как Лучинина?! Вот этим?!

Он рывком выдвинул ящик и швырнул на стол перед Анашиным тускло блестевший кастет.

Анашин отпрянул в сторону, опрокидывая стул. Глаза его расширились.

— На твоей куртке кровь, понял?! — отчеканил Виталий. — В лодке тоже. Это не твоя кровь. И не Антона. Это кровь Лучинина…

На Анашина было страшно смотреть. Лицо его посерело. Он снова подался вперёд и, кажется, действительно сейчас готов был броситься на Виталия. Его трясло так, что слышно было, как стучат зубы, тупым мелким стуком, словно быстро дробя что-то.

— Назад, Анашин! — вскакивая, крикнул Савельев.

В этот момент в кабинет вошёл Раскатов. Появление нового человека неожиданно подействовало на Анашина. Словно вдруг лопнула какая-то перетянутая струна в нем, какой-то главный нерв.

Он упал на стул, запрокинув назад голову, и казалось, острый его кадык пропорет кожу на горле. Глядя в потолок и словно видя там что-то, Анашин с усилием выкрикнул:

— Не хотел!.. Не хотел!.. Я пугнуть… хотел! Вот и вдарил!.. вдарил… — повторил он упавшим голосом.

Перед его взором внезапно проступила столько раз-снившаяся ему по ночам страшная минута на мосту, над чёрной водой, когда высокий, в плаще, Лучинин гневно бросил ему: «Ты, парень, видно, много худого сделал. Подумай, хорошо подумай. Зверем ты, кажется, ещё не стал». Но Егор уже готов был на все, он помнил слова Васьки: «Закопает он нас с тобой когда-нибудь. Он много чего про нас знает». И в тот вечер, на мосту, во тьме, Егор нащупал в кармане кастет. И крикнул: «Врёшь! Говори, чего знаешь! Говори, Ну!..» И ещё: «Бери к себе на завод, а то…» Вот тогда Лучинин и ударил Егора по роже. И сам отвернулся. Он не в себе был. Это потом Егор понял. А в ту минуту он кинулся на Лучинина. Сзади… А потом в лодку стащил и на середине реки вывалил.

Раскатов открыл дверь в коридор, где стояли встревоженные криками Анашина милиционеры конвоя.

— Увести — властно приказал он.

Виталий молча приблизился к столу, взял в руки кастет и долго смотрел на острые выступы на нем и до блеска отполированные изнутри кольца.

— Самоделка, — сказал, подходя, Савельев.

Виталий не слышал.

На следующее утро Раскатов сказал Игорю:

— Значит, так. Звонил Коршунов.

— Из Москвы?

— Нет, милый. Из Ташкента. Сказал, чтобы немедленно выезжали. Вот так.

— В Ташкент? — ахнул Виталий, чувствуя, как забилось сердце.

— Да нет, в Москву.

— А почему немедленно?

— Сказал: «Дело есть».

— Интересно… — протянул Игорь. — Значит, вылетаем сегодня.

— Точно, — согласился Раскатов и посмотрел на Томилина.

— Самолёт через час двадцать, — сказал тот. — Билеты заказаны.

— А Коршунов в Ташкенте, — сказал Виталий, ни к кому не обращаясь.

И никто ему не ответил. Слова повисли в воздухе, как непонятный и тревожный аккорд.

— Ну, все, Викентий Петрович, — сказал Игорь, — Командировка наша закончена.

Раскатов шумно вздохнул, провёл ладонью по ёжику седых волос, потом твёрдо и громко произнёс:

— Сам вижу, что все. Убийца найден, изобличён, чего же ещё.

Виталий досадливо покачал головой.

— Нет. В этом деле есть ещё кое-что не менее важное. И не только для нас, но и для многих других.

Раскатов поднял одну бровь.

— Это как понимать?

— А так, — запальчиво ответил Виталий, — Никогда бы Женька не встретился с Анашиным, никогда бы не ездил с ним, если бы душа у него была на месте. Вот что! Вы подумайте! Один негодяй — один! — а сколько он сумел причинить бед!

— Выходит, урок надо извлечь, так, что ли? — усмехнулся Раскатов.

— Вот именно, — убеждённо ответил Виталий и принялся раскуривать свою трубку, потом поднял голову и добавил: — Урок на всю жизнь.

Евгений Рысс

КНИГИ АРКАДИЯ АДАМОВА

В повести «Круги по воде» вы прочли о том, как работники розыска, советские сыщики, распутывают хитросплетённую сеть, тщательно разбираясь в каждой улике, проверяя каждую версию, постепенно и уверенно нащупывая запутанные следы.

Вероятно, вы почувствовали достоверность героев повести, реальность их мыслей, рассуждений, поступков.

Вы верите им потому, что они такие, как в действительной жизни, потому, что автор повести Аркадий Адамов со многими из них знаком, часто встречался, иногда при обстоятельствах интересных, но нелёгких.

Лет пятнадцать или двадцать назад тема борьбы с уголовной преступностью практически отсутствовала в нашей литературе. Деятельность милиции в этой области считалась делом не заслуживающим большого внимания, делом, о котором и писать-то не стоит.

Сейчас мы знаем, что работа уголовного розыска героична, необходима, что она связана с важнейшей проблемой воспитания и перевоспитания людей, что она останется необходимой на немалый ещё отрезок времени.

Одни из первых писателей, который понял это и уверенно посвятил себя описанию трудной и опасной работы уголовного розыска, был Аркадий Григорьевич Адамов. Первую свою детективную книгу «Дело пёстрых» он отнёс в одно из крупнейших наших издательств. Сейчас странно читать письмо, полученное А. Адамовым из этого издательства.

«Обывателя, которого обокрали, — писала редакция, — не жалко, а следовательно, и работа Коршунова по расследованию дела неинтересна». Следует вспомнить, что под презрительным словом «обыватель» подразумевался почтённый, заслуженный мастер завода Никанор Иванович Амосов, у которого, как почему-то не заметил автор письма, не только украли вещи, но и убили дочь.

Я не называю издательство, потому что там уже не работают люди, писавшие это письмо, и издательство выпустило за последние годы, немало книг о борьбе с уголовной преступностью. Однако вспомнить о былых предубеждениях и ошибочных взглядах порой бывает полезно.

В «Деле пёстрых» рассказывается о шайке преступников, совершавшей тяжёлые уголовные преступления, об упорной борьбе с ними работников розыска. Целая галерея людей проходит перед нами: от молодых ребят, впутавшихся в уголовщину по слабости характера, по боязливости, по тысяче, у каждого своих, особенных причин, в результате многих случайно сложившихся обстоятельств, до матёрых преступников, которые я не думают отказываться от преступлений.

В «Деле пёстрых» рассказывается о работниках уголовного розыска, только что пришедших в розыск, и о «стариках» с большим опытом и знанием своего трудного дела. Они ведут напряжённую борьбу против рецидивистов, напряжённую борьбу за споткнувшихся, за тех, кто случайно стал на путь преступлений, кого ещё можно вернуть к честной жизни. Борьбу эту работники угрозыска ведут коллективно, вооружённые всей современной техникой, вооружённые умом и доблестью.

Здесь мы впервые встретились с молодым лейтенантом, только что пришедшим на работу в милицию, Сергеем Коршуновым. Мы встретимся с ним позже во многих книгах Аркадия Адамова. Вы увидели его и в повести «Круги по воде», уже подполковником, уже мастером розыска, руководителем молодёжи, готовым, несмотря на высокое звание, покинуть кабинет в министерстве, лететь на помощь своим работникам.

Убеждённость Аркадия Адамова в серьёзности и важности своего материала и своей темы оправдалась.

В 1956 году роман напечатал журнал «Юность», и в этом же году его выпустило издательство «Молодая гвардия».

Роман, неоднократно переиздавался. О романе в те годы много говорили. Киностудия «Мосфильм» поставила картину «Дело пёстрых», и картина долго не сходила с экрана.

55
{"b":"856","o":1}